×

Свобода верных

Взаимосвязь между воцерковленностью человека и его политическими предпочтениями
+

Исследователи выявили сложную взаимосвязь между воцерковленностью человека и его политическими предпочтениями

Накануне Пасхи ведущие иерархи РПЦ высказались о своем отношении к политике вообще и к «сталинизации» политики в частности. Ввиду привычных обвинений церкви в излишней любви к власти заявления прозвучали остро.

Патриарх Кирилл в своей проповеди на Вербное воскресенье внезапно сообщил пастве: «Когда Церковь начинает обслуживать политические интересы, идеологические моды и пристрастия века сего, когда Церковь начинает свое учение трансформировать в угоду популярной в данный момент человеческой мысли, она сходит с того кроткого молодого осла, на котором ехал Спаситель, и пытается взобраться на коня победителя, на котором римские триумфаторы, возвращаясь после побед, гордо восседали». Предстоятель пообещал, что церковь не будет втянута в политику, ведь «наше дело совсем иное».

А уже в понедельник глава Отдела внешних церковных связей митрополит Волоколамский Иларион предложил «отрезвиться» всем поклонникам Сталина. «Надо съездить на Бутовский полигон на окраине Москвы. Там есть музей, фотографии людей, там рассказывают что происходило: каждый день привозили и расстреливали ночью по 200 – 300 – 400 человек», – резюмировал владыка в эфире телепрограммы «Познер».

Тем не менее либеральному читателю, втянутому в затяжные бои с пропагандой, тяжело поверить, что у церкви может быть свой голос, идущий не из Кремля. Исследователь из НИУ ВШЭ Максим Богачев на этой неделе презентовал интересный доклад: он проанализировал взаимосвязь «воцерковленности» человека и вероятности его голосования за «Единую Россию». Начиная работу, социолог исходил из обычной либеральной гипотезы: чем более человек воцерковлен, тем больше поддерживает власть.

«Однако характер выявленной взаимосвязи разошелся с нашими априорными представлениями – линейного увеличения электоральной поддержки “Единой России” по мере учащения посещения религиозных служб обнаружено не было, – признается Богачев. – Взаимосвязь оказалась более сложной».

Сложность эта о многом говорит. Исследователь измерял «воцерковленность» человека частотой посещения им религиозных служб. Выяснилось, что те, кто ходит в церковь от «раза в год» до «раза в месяц», действительно, более лояльны партии власти, чем россияне в среднем. Их шансы проголосовать за «Единую Россию» на 24–25% выше, чем шансы россиян, не посещающих служб совсем. Зато те, кто «ходит в церковь от раза в месяц до раза в неделю» вообще «отрицательно взаимосвязаны с поддержкой “Единой России”». То есть воцерковленные люди голосуют за партию власти так же редко, как совсем не посещающие служб.

Как это объяснить? Сам исследователь теряется в догадках и честно говорит, что не ожидал такого результата. Вероятно, глубокая воцерковленность, частое причастие и посещение церковных служб характерны для людей, обращающих внимание на подлинный смысл вещей и устойчивых к пропаганде. Или наоборот: воцерковленность освобождает человека от слепой веры политикам и «голубому экрану».

При этом многие из приходящих в церковь только раз в год и только по праздникам – это как раз «номинальные» православные, причисляющие себя к великодержавно-российской традиции, но отнюдь не к церкви. Отделять зерна от плевел здесь всегда сложно: ведь вчерашний «номинальный» может воцерковиться и тоже пробиться к свободе. Да, в церковь приходят не всегда самые лучшие люди, не всегда самые свободомыслящие и творческие, потому что «не здоровые имеют нужду во враче». Имеют нужду те, кто понял, что сами больны – и они освобождаются от болезней: физических, духовных и, как теперь выяснилось, политических.