×

Донабрать программистов

Россия становится всё более и более «цифровой»: от электронных медкарт до электронного голосования. Правительству везде нужны программисты. И количество бюджетных мест на IT-направления растёт. К чему это приводит на практике? 
+

«Ежегодно увеличиваются цифры приёма студентов на IТ-специальности. В 2020 году прирост составил 25 % – принято 62,2 тысячи человек. В этом году запланировано 80 тысяч человек. К 2024 году их число должно вырасти до 120 тыс.», – отметил вице-премьер Дмитрий Чернышенко, поздравляя всех причастных к Дню программиста. Это на первый взгляд позитивное сообщение заместителя председателя правительства вызывает, однако, определённое беспокойство.

Уже в ходе приёмной кампании текущего года многие вузы не смогли закрыть все выделенные бюджетные места, в том числе и на IT-направления и специальности. Латание образовавшихся дыр происходит до сих пор. В десятках региональных университетов объявлены дополнительные наборы на бюджетные места. Ежегодное увеличение контрольных цифр приёма несомненно  только усугубит эту ситуацию. Кроме того, дополнительные наборы явно дискредитируют соответствующие направления. «Что же это за специальность, если на неё даже студентов набрать не могут?», –  думают будущие абитуриенты и их родители.

Билет на бюджет 

При этом, чтобы выполнить план набора, университеты вынуждены брать на обучение абитуриентов, которые едва преодолели пороговые значения по соответствующим ЕГЭ, в том числе по математике и информатике. Таким образом, сертификаты по необходимым для IT-направления ЕГЭ с любыми баллами становятся практически входными билетами на бюджетное место на специальность, которая уже по своему содержанию должна быть престижной и доступной далеко не всем. Можно только предполагать, как такие студенты будут осваивать профессии, связанные с большими данными, искусственным интеллектом, виртуальной и дополненной реальностью.

Увеличение бюджетного набора на IT-специальности предсказуемо закончится тем, что на обучение в эту сферу придут молодые люди, которые оказались программистами только потому, что здесь есть бесплатные места. Часть юношей и девушек, желающих стать юристами, финансистами, психологами и так далее, из-за отсутствия финансовых возможностей учиться платно вынуждены будут выбрать для себя обучение в сфере информационных технологий. Последствия такого выбора мы наблюдали и наблюдаем ежегодно: разочарование в полученном образовании, уход из профессии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Абитуриенты возле Российского государственного гуманитарного университета. Фото: Виталий Белоусов / РИА Новости

Надо признать, что власти пытаются развивать интерес детей к направлениям и специальностям, связанным с информационными технологиями. Уже со следующего года будет запущен проект, который позволит талантливым школьникам с 8–11-го класса пройти дополнительный двухлетний курс обучения по IТ-направлениям. Планируется, что до 2024 года таких школьников окажется 240 тысяч. Но надежда властей на то, что вложение средств в планируемое обучение старших школьников информатике даст результат с точки зрения  профессиональной ориентации детей, пока остаётся только надеждой. Да  и любое искусственное увеличение специалистов какой-то одной выучки (вспомним инженеров в Советском Союзе) может приводить к неожиданным последствиям и диспропорциям.

Юристы не нужны?

Кроме того, законы сохранения тоже никто не отменял. Наивно думать, что можно бесконечно увеличивать контрольные цифры приёма, не снижая при этом набор на другие направления при практически неизменной численности абитуриентов. Так что «резать» бюджетные места на другие специальности – экономические, юридические, гуманитарные – всё равно придётся, а их в региональных вузах и так, как говорится, «кот наплакал». Так что в регионах, чтобы стать маркетологом, психологом или юристом, придётся платить деньги. Неужели хорошие юристы и экономисты нужны стране меньше, чем айтишники? Или реальность – ничто, слоганы про «цифровую Россию» – всё?

Наконец, не следует забывать, что часть молодых людей, поступая на бюджетное место в университет, заранее не планирует работать по данной специальности: получив все полагающиеся бонусы обучения на бюджете (стипендия, общежитие, отсрочка от армии), они выстраивают для себя индивидуальную образовательную траекторию. Схемы построения подобных треков сегодня хорошо известны: обучение на бюджетном месте очно и одновременно заочно на внебюджете по специальности, с которой будет связана дальнейшая работа, или  кардинальное изменение направления профессиональной деятельности при поступлении в магистратуру. Увеличение количества бюджетных мест на IT-направления и специальности, как представляется, приведёт к расширению использования подобных схем. В результате при внешнем благополучии с заполнением бюджетных мест отрасль не получит того количества подготовленных специалистов, на которое рассчитывает, то есть  вложенные в образование федеральные средства не дадут соответствующей отдачи.

Что же тогда следует делать в сложившейся ситуации, когда развивающаяся IT-отрасль остро нуждается в притоке специалистов? На наш взгляд, IT-компании могли бы обратить свои взоры к системе среднего профессионального образования. По большинству IT-направлений СПО готовит отличных прикладников, знаний и навыков которых в большинстве случаев вполне достаточно для компьютерных фирм. Кстати, и учиться многим молодым людям «программистского» склада больше нравится в колледже, где меньше теоретических дисциплин, но больше практики. А вот в вузах такие технари часто откровенно страдают: им хочется программировать, а их заставляют слушать в большом объёме лекции по истории, философии, праву. Сомневаюсь, что энциклопедически образованный программист – реально тот идеал, к которому стремятся правительство и конкретно Минцифры. Уж скорее речь о броских слоганах (увеличим число бюджетных мест любой ценой!) и привычке всё решать посредством перекомпоновки мест в вузах.

Включить уведомления    Да Нет