×

И в школы не пойдём: каким будет МГУ после реформы

Стало известно о серьёзных изменения в Московском университете
+

Московский государственный университет ждут перемены: привычные факультеты будут реорганизованы в некие «научные школы». Например, в «Школу гуманитарных наук» войдут история, религиоведение, философия и культурология, в «Науки о земле» – география, геология, туризм и природопользование, а в «Школу искусствоведения» – изящные искусства, история искусств, продюсерство. Всего же предлагается создать «школы» по 14 направлениям, куда войдут все существующие в МГУ подразделения: факультеты, центры, институты и лаборатории. На сегодня их в университете 42. Медиапроект s-t-o-l.com

 Медиапроект s-t-o-l.com

Административная реформа. Предложения ректора МГУ Виктора Садовничего. Источник: msu.ru

Как объясняется в документе, который называется «Административная реформа. Предложения ректора МГУ Виктора Садовничего», эти меры дадут возможность создавать гибкие индивидуальные траектории обучения, консолидировать научный потенциал для решения конкретных задач, поддерживать молодых учёных и в целом повысить эффективность и качество обучения.

– Попытка объявить их во время карантина и фактического отсутствия людей в Московском университете ставит под вопрос легитимность и цели

Возможно, обсуждение этих предложений велось бы в каком-то рабочем, позитивном ключе между руководителями факультетов, научными сотрудниками, преподавателями и студентами университета, если бы не одно обстоятельство: о грядущей серьёзной реформе главного вуза страны многие узнали только после того, как предложения ректора были опубликованы «Инициативной группой МГУ».  «Попытка объявить их во время карантина и фактического отсутствия людей в Московском университете ставит под вопрос легитимность и цели, которые декларирует Виктор Садовничий», – возмущаются инициативные студенты и сотрудники университета.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Виктор Садовничий информирует президента о ходе реализации программы развития Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова, 2017 год. Фото: kremlin.ru

После этого «слива» Виктор Садовничий выступил в прессе с разъяснением реформы, объяснил её суть и дал понять, что дело это уже фактически решенное.

«Все ведущие университеты мира давно это сделали, у них эти направления определены, их в любом ведущем вузе от 12 до 16. Что это за направления? Например, науки о жизни, о земле, науки физико-математические, искусственный интеллект и так далее. <…> Такой процесс также проходит и в российских университетах. Мы скоординируем научные группы, которые иногда разрозненно работают и ещё опираются на прежние научные задания, вокруг главных существующих сейчас в мире вызовов, научных направлений. Возможно, вокруг этих тематик и следует объединить группы факультетов, я много раз повторял и скажу это еще раз, с сохранением их полной автономии, руководства, финансирования, выборности деканов, – объединить их в научные школы, которые будут возглавляться научными советами», – разъяснил Садовничий суть реформы в интервью ТАСС. Он также подчеркнул, что два месяца назад анонсировал деканам перемены и получил одобрение «почти от всех». Но на деле предложения ректора вызвали множество критики.

Старший научный сотрудник Института мировой культуры МГУ, поэт Ольга Седакова так прокомментировала «Столу» своё видение грядущей реформы:

«Я отношусь к этому заранее с недоверием. Я не вижу никакой потребности в том, чтобы таким образом реорганизовывать МГУ.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ольга Седакова — писатель и переводчик, старший научный сотрудник Института мировой культуры МГУ. Фото: Евгения Давыдова

Больше всего мне не понравилось то, что все эти идеи принимались без всякого обсуждения с преподавателями, со студентами. Вдруг сообщили такую важную вещь, а никто об этом не знал: я всё-таки сотрудник МГУ, и меня не извещали, что такое готовится, мнение не спрашивали. Как и у всех остальных.

– Пусть новый университет строится по-новому, зачем переделывать МГУ?

Но и сама эта идея мне не нравится потому, что я не вижу никакой необходимости в изменениях: старая структура разделения на факультеты была традиционной для Московского университета, обычно университеты стараются сохранять свои традиции. Пусть новый университет строится по-новому, зачем переделывать МГУ?

Может быть, образцом были взяты какие-то старые европейские университеты, которые иначе административно делятся, как Оксфорд в Англии или какие-то американские университеты. Но здесь, у нас, наша традиция никому не мешала.

То, что предлагается, оценить очень трудно. Можно представить себе, что всё это делается для управленческого аппарата: создаются какие-то новые должности, новые  структуры над процессом преподавания.  А в этом совершенно ничего хорошего нет, потому что у нас всю историю послереволюционную только и делают, что  переорганизуют: укрупняют, размельчают, соединяют…».

По отзывам, реорганизации привели к централизации управления, лишению факультетов и кафедр остатков автономии, увольнению неугодных сотрудников

Очевидно, проблема реформы, которую предложил ректор,  не в изменении структуры университета: возможно, ее можно было бы сделать более эффективной, современной, объединить дублирующие друг друга факультеты и скоординировать учебные программы. Но те, кто критикуют эти внезапные перемены, считают, что в результате все обернется лишней бюрократической надстройкой над факультетами и усилением вертикали. Никакой пользы для студентов, преподавателей и науки в этой структуре не будет — это выгодно только чиновникам. Похожие административные реформы были проведены в СПбГУ, МФТИ и ВШЭ. По отзывам, реорганизации привели к централизации управления, лишению факультетов и кафедр остатков автономии, увольнению неугодных сотрудников.

Клуб «1 июля», в состав которого входят десятки академиков и членов-корреспондентов Российской академии наук, в том числе президент РАН Александр Сергеев, выразил «глубокую озабоченность» новостями: «Планируемые изменения структуры и программ МГУ поставят окончательную точку в череде разрушительных преобразований системы высшего образования, начатых уже много лет назад без ясного смысла и целей и вопреки мнению ученых и преподавателей. Пример других вузов, в которых проводились подобные реформы, показывает их негативное влияние на качество подготовки специалистов».

В выигрыше могут оказаться лишь созданные в последние двадцать лет новые факультеты с приоритетом платных мест

Высказываются опасения, что в выигрыше могут оказаться лишь созданные в последние двадцать лет новые факультеты с приоритетом платных мест, на которых нашли свое пристанище бизнесмены и чиновники. «Не секрет, что их уровень во многих случаях не идёт ни в какое сравнение с традиционными факультетами университета и далеко не все их профессора и руководители являются действующими учёными», — говорится в заявлении Клуба «1 июля».  После реорганизации они смогут получить то, что нельзя купить за деньги – репутацию полноценных факультетов с реальными научными исследованиями. А пострадавшими от «реформы» станут старые факультеты и кафедры, университетские научные школы, сохраняющие лучшие традиции отечественного фундаментального образования.

Но некоторые руководители факультетов действительно поддержали преобразования и не видят в них угрозы самоуправлению и самостоятельности. Так, декан экономфака Александр Аузан на Дне открытых дверей магистратуры пояснил, что факультеты в ходе реформы сохранят свою автономию, а новая структура «научных школ» необходима «для усиления координации научной деятельности и применения свежих научных результатов, актуальных исследований в образовательном процессе», позволит выпускникам «ещё больше гордиться» дипломом МГУ.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Александр Аузан — декан экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова. Фото: Андрей Бабуров

Декан факультета ВМК Игорь Соколов на онлайн-встрече со студенческим активом   рассказал, как, по его мнению, будет проходить реформа факультетов МГУ и зачем она нужна: «В 70–80-е  годы МГУ имел полтора десятка факультетов – от 13 до 18. В 90-е годы ситуация резко, революционно и кардинально поменялась, и это привело к необходимости перестройки внутренней структуры и жизни МГУ. Стали создаваться новые факультеты, центры, институты, которые отвечали на потребности того момента. И сейчас в университет работает 42–43 подобные структуры.

Это было оправдано, чтобы университет выжил и соответствовал времени, давал адекватные качественные знания студентам, социализацию в новом обществе. Сейчас ситуация не революционно, но меняется, как и положено жизнью. И университету тоже необходимо меняться, чтобы соответствовать.

Если посмотреть на крупные университеты мира, а нам себя только с такими пристало сравнивать, видно, что не везде, но в большинстве деление идёт не на мелкие структуры…, оно иерархическое. Где-то факультеты делятся на департаменты, которые выполняют роль наших факультетов, научных центров или институтов. Где-то на «школы»: математического, биологического, филологического направления. А там уже свои структуры, по-нашему бы они назывались «факультеты».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Административная реформа. Предложения ректора МГУ Виктора Садовничего. Источник: msu.ru

Скорее всего, и в МГУ будет разделение на школы: одна из них – «Школа фундаментальной и вычислительной математики и информатики» – будет включать в себя факультет ВМК, Мехмат, Институт механики, Научно-исследовательский вычислительный центр.

При этом факультеты свою самостоятельность сохраняют: мы останемся факультетом ВМК – с деканом, с замдекана, с главным бухгалтером и учебной частью, со своей программой и кафедрами. Но над нами будет ещё некая управляющая структура…».

Соколов также заметил, что, если бы не история с вирусом, реформа МГУ двигалась бы гораздо быстрее.

Предложения административных изменений в Университете переросли в настоящий скандал

И в этом, наверное, кроется главная причина, почему предложения административных изменений в Университете переросли в настоящий скандал. Возможно, они не такие уж и плохие, эти предложения, может быть даже необходимые, но о них большинство участников процесса – профессора, студенты, научные сотрудники МГУ – узнали  случайно, благодаря «сливу». Всё это породило недоверие, отрицание и ощущение, что это делается ради чьих-то корыстных интересов, а никак не ради альма-матер – иначе зачем было скрывать? Впрочем, получилась типичная ситуация для нашего общества.

«Учебном процессом управляют непрофессионалы, они вообще не заинтересованы в том, чем они руководят. Это им зачем-то нужно сливать школы, разливать, укрупнять. Кто может знать, как лучше преподавать, скажем, античную литературу? Наверное, тот, кто это делает, а не чиновник, – считает Ольга Седакова. – Так что я в этом вижу продолжение тех же самых административных привычек, и, видимо, объяснение в том, чтобы создать новый аппарат, дополнительный, которых у нас и так хватает с избытком. Это всё, что я могу сказать наперёд, не зная, какие есть аргументы у тех, кто это затеял».