×

«Мы растим детей, которых учим терпеть то, что с ними делают»

Какие игрушки выбрать, чтобы вырастить гуманиста? Разрешать ли играть в войну?
+

Когда ребёнок играет в войну, он не идёт убивать людей, а играет в мощь, борьбу, силу. Запрещать так называемые агрессивные игры опасно. На вопросы «Стола» во Всемирный день отказа от военной игрушки отвечает Наталья Матушкина, младший научный сотрудник отдела психолого-педагогической экспертизы Центра игр и игрушек Московского государственного психолого-педагогического университета (МГППУ).

Если вы никогда не были в современном детском магазине в отделе игрушек для мальчиков, то скажу вам: десятки метров полок там заняты всевозможными видами оружия. Автоматы и пулемёты, миниатюрные и гигантские, с оптическими прицелами и без, водяные и со всевозможными пулями. Есть даже пневматические металлические модели пистолетов, внешне не отличающиеся от настоящих. Настолько реалистичных, что террористы ими пользовались для захвата самолётов. Всемирная ассоциация помощи сиротам и детям, лишённым родительской опеки, забила тревогу от росте агрессии детей и подростков, и связала это явление с военными игрушками. С 1988 года 7 сентября в европейских странах проводится Всемирный день отказа от военной игрушки, когда многоцветные модели детского оружия добровольно сдаются и уничтожаются. Мы решили разобраться, так ли всё просто в этой теме. Станет ли мир лучше, если дети перестанут играть в войну? Что потеряют дети, которых лишили автоматов и «Катюш»? Свои вопросы мы задали Наталье Матушкиной, специалисту Центра игр и игрушек МГППУ, где порядка двадцати лет занимаются изучением того, как игры и игрушки влияют на детскую и подростковую психологию.

Наталья, можно ли запрещать игрушки?

 Медиапроект s-t-o-l.com– Наши многочисленные обсуждения с психиатрами и различными экспертами в области образования привели нас к выводу, что игрушка сама по себе не наносит вреда. Нет зафиксированных случаев, чтобы у ребёнка из-за игрушек появились нежелательные особенности или дурное поведение. Но это если речь идёт о тех игрушках, которые можно взять в руки. А вот видеоконтент и цифровые игры могут быть опасными: развивать страхи, тревожность, агрессию. Это, конечно, очень сложный и дискуссионный вопрос о том, что и в какой степени можно демонстрировать ребёнку.

Каким вырастет ребёнок, если его воспитывать без пистолетов, танков и игры в войну?

– Ребенок всегда играет в свои собственные мотивы. Игрушка – всего лишь опора в игре, средство. Мне кажется неправильным навязывать ребёнку военную тематику, окружая его танками и автоматами. Наоборот, полезно играть обычными предметами-заместителями:  палочками, тряпочками, шишками. Они позволят в игре выражать собственные мотивы. И вот здесь мы увидим много агрессивных мотивов у мальчиков. Это совершенно не означает, что они потенциальные преступники, – это вариант нормы. Темы силы, уверенности в себе мальчики отыгрывают в агрессивных сюжетах, и это очень важный момент становления личности. Речь идёт не о сюжетах про чьи-то мучения. Это мотивы геройства, победы, которые мы читаем во многих сказках, где положительные герои побеждают Кощея, чудовищ. Это важный пласт нашей культуры.

В чём разница между палкой и игрушечным пистолетом?

– Палкой я могу играть во что угодно, а пистолетом мне сложно играть по-разному. Если я беру палку, в неё не заложен никакой культурный смысл, это может быть тросточка, шпага, карандаш – всё, на что она условно похожа. Пистолет не может быть расчёской. Давая ребёнку пистолет, я ему предлагаю конкретный образ, намёк на содержание игры.

Выходит, если мы предлагаем ребёнку пистолет, мы ему навязываем геройство и уверенность в себе. Разве это плохо?

– Предлагая ребёнку оружие, мы наталкиваем его на содержание игры, а зачем это нужно?! Ребёнок играет в то, во что он хочет играть, он сам знает, что ему сейчас важнее. Да, предлагая пистолет, мы подталкиваем его к переживанию геройства. Просто кому-то это будет вообще не интересно, для большинства мальчиков станет опорой в игровых сюжетах. Здесь вот ещё какой момент. В развитии игры важно не столько обеспечить все игровые порывы ребёнка, сколько, наоборот, создать дефицит. Нужно дать возможность ребёнку самому выбрать, во что играть. Чтобы дать полную свободу воображению, нужен дефицит игрушек с законченным образом. Если захочет ребёнок играть в парикмахерскую или в  доктора, это не значит, что нужно срочно доставать игрушечный фен, расчёску, набор доктора. Иначе у вас дома просто будет кладовая игрушек.  Дети прекрасно замещают предметы. Пример традиционного предметного замещения: я беру другой предмет и использую так, как я хочу. Мы не портим развитие ребенка, если не даём какую-то игрушку. Наоборот, он будет гармонично развиваться, если мы будем давать играть ему в то, во что он сейчас хочет.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Chris Chow / Pixabay

Чего мы лишим мальчика, забрав у него военные игрушки? Станет ли он более женственным, изменит ли сексуальную ориентацию?

– Это очень маловероятно. Было много исследований по теме смены сексуальной ориентации и пола. Здесь опасен не предмет, а установки родителей. Ну, например, когда ребёнку запрещают активность, инициативность, выражение желаний, когда мальчик не растёт, как мальчик, и ему запрещают в любой форме выражать агрессию. В игре ребёнок  отыгрывает свои желания, мотивы. Опасно, когда родители не поддерживают в человеке его пол. Это гораздо больший риск, чем конкретные игрушки – дать или не дать. Почему мы не даём игру в оружие? Родители против игры в войну? Или они против покупных игрушек, как, например, вальдорфская система? Позицию нужно мотивировать понятно для ребёнка.

– Допустим, родители против войны. И говорят, что мы даже играть в это не будем…

– Я думаю, что так делать рискованно по отношению к детскому развитию. Игра отличается от реальности. Когда ребёнок играет в доктора, это не значит, что он станет доктором. Если он играет в дракона – драконом он не вырастет. В игре происходит нечто другое. Часто ребёнок, играя во что-то, проигрывает внутренний конфликт, травму. Игра – это потрясающий культурный ресурс. И в этом смысле какие-то ограничения плохи. Агрессивная игра не означает, что можно по-настоящему бить другого человека. Игра в войну и драка – две разные вещи. Требование «Мы ценим жизнь другого человека, поэтому мы никого не бьём»  нормально, мы можем говорить это и – само собой – самим никого не бить. Я мама, я  могу разозлиться, но никого не буду лупить в этот момент. Ребёнок понимает эту норму. Я мама мальчика, для меня идея войны – непереносимое переживание. Но когда ребёнок играет в войну, он не идёт убивать людей, он играет в мощь, борьбу, свою силу, и это те вещи, которые ему важно усвоить в его возрасте шести лет.

Влияет ли выбор игрушек в детстве на психологию поведения взрослого человека?

– Думаю, очень мало.  У ребёнка может остаться добрым воспоминанием какая-то хорошая любимая игрушка как нечто хорошее, тёплое, что связывает его с детством. На самом деле игрушка не так важна, она вообще может быть выбрана случайно. Тем не менее есть много хороших игрушек, которые я люблю и которые могут украсить жизнь ребёнка, порадовать, помочь развить интересы и увлечения.

– Посоветуйте хорошие игрушки.

– Мне бы не хотелось заниматься рекламой конкретных фирм. Настольная игра – это прекрасное средство развития. Сейчас их много, и их польза очевидна. Они учат принимать правила и вести себя более произвольно, ждать своей очереди, смиряться с неудачей. Даже если это простая игра-ходилка. Есть много отличных стратегических игр, игр на ловкость и  скорость реакции, я сама лично их очень люблю. Я также рекомендую конструирование для дошкольного возраста, где можно проявить фантазию, создав какой-то продукт. А в сюжетной игре часто не игрушка хороша, а детское воображение. Я бы здесь отдельно отметила игрушки-подружки: любимые куклы, собачки, мишки, которые берутся с собой в поездку, носятся в детский сад и являются хранителями любви родителей, отношений в семье.

– Как вы относитесь к сборным моделям на военные темы?

–  Сбор моделей – это продуктивная деятельность. Ребёнок учится её собирать, раскрашивать, но играть ею он почти наверняка не будет, поставит на полку. Игрушкой модель не является, она не помогает ребёнку реализовывать свои мотивы. Мне лично они не нравятся тем, что в моём доме нет столько полок, чтобы их расставлять.

Засилье игрушек в домах – больная для многих тема. Как вы оцениваете это явление? К чему оно может привести?

– Действительно, они постоянно покупаются, дарятся, это такая современная норма. Часто ребёнок ими не играет. Это больше экологический вопрос: зачем такое производство невостребованных предметов. В любой другой сфере, мне кажется, люди стали более критически относиться к излишествам. Они уже не покупают кучу одежды, которую не собираются носить, посуду, которой не пользуются. Завалы игрушек дома – это бессмысленно, запутывает и отвлекает ребёнка, не даёт ему какого-то ресурса.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Artem Beliaikin / Pexels

– Какие игрушки покупать, во что играть, чтобы вырастить гуманиста?

–  Чтобы вырастить человека гуманным, к нему надо хорошо относиться. Неважно, какие игрушки вы ему покупаете и во что играете. Опыт человечества показывает, что люди прекрасно живут вообще без игрушек. И бывают они гуманными, когда ребёнка любят. Очень опасно скидывать ответственность на игрушки, которые, по сути, являются ориентиром, средством. Это то, что родителям, конечно, хочется сделать иногда, но не стоит. Общение ребёнка с людьми – результат того, как к нему относятся. Очень рано становится заметно, что ребёнок научается говорить спасибо, если ему говорят спасибо, извиняться, если перед ним извиняются, терпеть и не реагировать импульсивно, если рядом не реагируют импульсивно, и т.д. Чтобы человек был хорошим, хорошо бы, чтобы у него было хорошее окружение. Мы, психологи, видим много случаев психологической травматизации в семьях, откуда изымают детей. Во всех этих ситуациях в качестве последствий мы наблюдаем неврозы. Это последствия небережного отношения к ребёнку. Как о нём будет заботиться образовательная система,  когда она построена, как армия, когда, начиная с детского сада, инициатива ребёнка не учитывается? Откуда возьмётся гуманизм в ребёнке? Он просто повторяет то отношение, которое видит к себе.

– В чём вы видите главную проблему современных детских садов?

–  Отсутствие игры в детских садах – очень большая, огромная социальная проблема. Педагоги в подавляющем большинстве не умеют поддерживать и организовывать игру. Не все понимают её ценности и пытаются посадить детей за парты, превратив их в маленьких школьников. Это совершенно неадекватно возрасту и наносит очень большой ущерб детскому развитию.

Чем опасно детство без игр?

– Это прямое нарушение детского развития. Игра – это то, что развивает личность. Без личности всё остальное, в общем, неважно. Наверное, каждый вспомнит среди своих знакомых кого-то способного, но в результате ничего из этого не развилось, потому что не отдельные знания или навыки делают человека успешным – реализованным, развивающим себя и мир вокруг себя. Игра развивает мотивацию, инициативу, взаимодействие, воображение, абстрактное мышление. Недаром ролевая игра называется ведущей деятельностью дошкольного возраста. Те дети, которые её лишены, теряют в развитии. Если мы не даём дошкольнику играть, как это делают в большинстве детских садов, то мы учим его быть безынициативным, не учим его нормальной коммуникации. В итоге ребёнок испытывает тоску, такое чувство, что он не может быть собой, что на самом деле он нам не нужен, потому что мы заняты второстепенной к нему учебной деятельностью. Мы пытаемся сделать его не собой, отбираем у него право развивать личность.

Получается, мы в масштабах целой страны растим поколения без личности?

– Так нельзя сказать. Мы растим детей, которых учим терпеть то, что с ними делают. Это путь невротизации. Такие дети будут хорошо  уметь подчиняться, терпеть, не особо проявлять инициативу и интересы. Хорошие ли из них будут школьники? Если представить себе наихудший вариант развития событий, когда родители ребёнка не поддерживают, то он в школе пассивно учится, не очень понимает, что ему нужно, не умеет хорошо взаимодействовать. Я не хотела бы броских заявлений про загубленные личности, я хочу сказать, что это тяжёлый такой багаж, с которым сложно будет жить. Жизнь требует принятия решений, умения получать удовольствие (это приобретается в игре) – удовольствие от хороших дел, общения, взаимодействия, от своей работы, результатов своей работы, потому что инициатива важна. Если мы хотим растить здоровую нацию, то дошкольникам нужна игра.