×

От Адама до орангутана

Если человек – потомок обезьяны, значит, через миллионы лет современные обезьяны должны эволюционировать в новых людей
+

Старший преподаватель Свято-Филаретовского института генетик Галина Муравник объясняет, почему этого не случится, и рассказывает, откуда взялся миф о происхождении человека от обезьяны.

В сознании людей укрепился ряд мифов о происхождении человека, в том числе мифов «научных». К сожалению, так сейчас учат в школе. Хотелось бы эти мифы развенчать и показать современную научную картину.

Один из таких мифов гласит, что человек произошёл от человекообразных обезьян. Кого нам прочат в близкие родственники? Сейчас среди живых человекообразных осталось четыре вида: это шимпанзе, горилла (два подвида), орангутан (тоже два подвида) и малый шимпанзе бонобо.

Шимпанзе бонобо Медиапроект s-t-o-l.com

Шимпанзе бонобо

Шотландский учёный XVIII века Джеймс Барнетт писал: «Орангутан есть животное подобное человеку – и внешне, и внутренне. Он обладает человеческим разумом в той мере, какая доступна животному существу, живущему без благотворного влияния науки и всяческих удобств. Характера он мягкого, кроткого и доброго. Он обладает чувствами, свойственными человеку, как, например, чувством скромности, чести, справедливости, а также способен на любовь и дружбу».

Все свои споры они решают вполне мирно и очень странным способом: они тут же начинают заниматься сексом

Это было написано уже почти 250 лет назад, сейчас приматология ушла достаточно далеко, и, конечно, эта характеристика орангутана (он, кстати, переводится с малайского как «лесной человек») – мифология. Ближе всего к описаниям Барнетт шимпанзе бонобо. Это удивительный вид, очень редкий, они живут в районе Конго и находятся на грани исчезновения. Эти обезьяны действительно способны к альтруизму и состраданию, у них не бывает битв за еду, территорию или самку. Все свои споры они решают вполне мирно и очень странным способом: они тут же начинают заниматься сексом. У них есть устойчивая система звуков, с помощью которых они общаются, она не расшифрована, но это какой-то зачаток природного языка. А в неволе они прекрасно обучаются языку глухонемых. С ними можно общаться, и это очень интересное общение (рекомендую книгу Зои Зориной «Говорящие обезьяны»). Бонобо спокойно ходят на двух ногах, и у них даже есть орудия труда. Эти обезьяны берут палочку, очищают её от коры, слюнявят, засовывают в термитник и когда к ней прилипают термиты, достают их и едят. Кровь их можно переливать человеку – настолько они близки нам даже по иммунологическим показателям.

Но Линней был верующим человеком и родство человека с животными его озадачивало

Орангутаны же совершенно не таковы. Видимо, автор никогда не видел живых орангутанов – не был ни на Борнео, ни на Суматре. Хотя в ту пору даже наш великий систематик Карл Линней, давший человеку название Homo sapiens, по биологическим признакам относил его к царству животных, классу млекопитающих, отряду приматов.

Карл Линней Медиапроект s-t-o-l.com

Карл Линней

Но Линней был верующим человеком и родство человека с животными его озадачивало. Чтобы разрешить это противоречие, он нашёл интересное решение, которое не было поддержано впоследствии наукой: создал ещё одно царство природы – царство человека. Туда он переселил вид Homo sapiens, а вместе с ним ещё и «человека лесного» – орангутана, потому что по описаниям, которые делали люди, их не видевшие, складывалось впечатление, что это какой-то очень-очень дикий человек. Он, как тогда писали, в принципе может говорить, но специально представляется немым, чтобы его не заставляли работать.

Современная приматология, по сравнению с этими представлениями, шагнула далеко вперёд. В частности, благодаря усилиям трёх самоотверженных женщин, которые по 15–17 лет прожили чуть ли не в одиночку в стае диких шимпанзе (Джейн Гудолл), среди горилл (Даяна Фосс, её потом убил браконьер) и в стае орангутанов (Бируте Галдикас). Поэтому сейчас наши представления об этих животных, которых нам сватают в эволюционные родственники, сильно изменились.

Наука и мифы

Что думают россияне по поводу происхождения человека, показывают результаты недавнего соцопроса. Респондентам был задан вопрос: какую точку зрения на происхождение человека вы считаете верной? 26% выбрали ответ «человек произошёл от обезьяны в результате эволюции»; 31% ответили, что человека создал Бог; 12% респондентов заявили, что придерживаются иной точки зрения, и 30% вообще не знают, как на этот вопрос ответить. 12% опрошенных сказали, что происхождение человека объясняет дарвинизм, но когда их попросили объяснить, что они под этим понимают, они затруднились ответить. Только 7% смогли как-то охарактеризовать взгляды Дарвина.

На страницах школьных учебников остаются устаревшие мифы

Распространённое представление о том, что человек произошёл от обезьяны, показывает, как плохо у нас учат в школе. На страницах школьных учебников остаются устаревшие мифы. Когда же наконец данные серьёзной науки будут транслироваться хоть в каком-то виде школьникам?

Миф о происхождении от обезьяны поддерживается известным клише «марш прогресса». Эту схему можно сейчас найти в разных модификациях. В ней показано, как начиная от какого-то человекообразного примата через цепь вымерших существ эволюция привела к Человеку разумному. При этом все существа на этой схеме выстроены в линию. Однако выстроить наших предков вот так – в затылок друг другу совершенно невозможно, это мифологема. И она поддерживается в школьном курсе биологии.

Орангутан Медиапроект s-t-o-l.com

Орангутан

Процитирую текст, взятый с очень серьёзного ресурса – «Сайта теории эволюции как она есть»: «Знаменитое изображение идущих гоминидов, все более напоминающих человека по мере движения слева направо, впервые появилось в книге антрополога Кларка Хауэлла “Ранний человек”. По замыслу авторов, рисунок должен был дать представление о наиболее важных представителях гоминидов, но не изображал прямую родословную человека. Однако изображение способствовало широкому принятию нескольких неправильных заблуждений о происхождении человека и эволюции в целом. Как отметил Хауэлл: “Рисунок перевернул текст вверх ногами”. Портрет идущих гоминидов, получивший название “марш прогресса”, сам иллюстрирует, как, стремясь в простой и образной форме объяснить широкой аудитории сложные идеи, учёные способствуют формированию ошибочных и искажённых представлений». Давайте попробуем от этих ошибок и искажений избавиться.

Графическим образом эволюции является фрактал – это нелинейная структура, вроде сеточки линий на ладони

Представления об эволюции как о некой линии (неважно, эволюция это человека или какого-то другого вида) сейчас не просто устарели – их нет. Графическим образом эволюции является фрактал – это нелинейная структура, вроде сеточки линий на ладони, которая не выражается ни одним линейным уравнением, но описывается множеством Мандельброта. То есть эволюция имеет гораздо более сложную разветвленность, чем это думают те, кто смотрит на этот «марш прогресса».

Марш прогресса Медиапроект s-t-o-l.com

Марш прогресса

Обезьяны, согласно новейшим представлениям, пошли своим эволюционным путём. У них, как и у человека, были предшественники – те виды вымерли, а эти сохранились.

Дарвин не при чем?

Откуда же взялась мысль, что человек – потомок обезьяны? 99 из 100 ответят, что это идея Дарвина. Это совершенно неверно. Первым, кто сделал такое предположение, был Джулио Ванини в 1617 году. Это итальянский философ-вольнодумец, мать у него приняла монашество, есть даже сведения, что сам он был рукоположен в священный сан, но при этом в истории он остался как философ-атеист. Ванини издал книгу «О чудесных тайнах природы, царицы и богини смертных», где утверждал, что человек – это потомок обезьяны. Его как-то выманили в Италию и в Тулузе отдали под суд. Это был не суд инквизиции, а светский суд.

Джулио Ванини Медиапроект s-t-o-l.com

Джулио Ванини

За атеизм, кощунство и нечестие его приговорили к отрезанию языка и повешению. Перед смертью ему предложили покаяться, а он сказал, что каяться некому, потому что нет ни Бога, ни дьявола. Приговор привели в исполнение в 1619 году, тело его сожгли и прах развеяли.

В салонах дамы говорили: фу! какой ужасный предок, нельзя ли было подобрать какое-нибудь более приятное животное?

Следующим, кто поддержал эту мысль примерно через 100 лет, был известный французский натуралист граф Жорж-Луи Леклерк де Бюффон, которого при жизни называли Плинием XVIII столетия. Он написал 38-томную «Естественную историю», которую сам проиллюстрировал. По ней учились целые поколения натуралистов. Он был классиком при жизни. И в одном из последних томов своей «Естественной истории» он высказал мысль, что человек – потомок шимпанзе. Как эта мысль пришла к нему в голову? Бюффон был первым из европейских учёных, кто имел возможность лично изучать пару шимпанзе, привезенных из Африки в ботанический сад Парижа. Изучая их поведение, он и пришёл к такому смелому выводу. Его современники, конечно, тоже были не в восторге от этой идеи, в Сорбонне разгорелась бурная дискуссия. Один анонимный автор писал, что эту «богохульную книгу» нужно было бы сжечь руками палача публично. Но это все-таки была просвещённая Франция, никаких костров там уже не пылало, поэтому Бюффона просто объявили находящимся не в своём уме, мол, это старческий маразм. Его оставили в покое, но сама мысль была вброшена в общественное сознание и будоражила умы людей. В салонах дамы говорили: фу! какой ужасный предок, нельзя ли было подобрать какое-нибудь более приятное животное?

Леклерк де Бюффон Медиапроект s-t-o-l.com

Леклерк де Бюффон

В 1809 году другой великий француз Жан-Батист Ламарк издал книгу «Философия зоологии», серьёзный труд по эволюции. Он там тоже разбирает проблему происхождения человека. Его цитируют обычно так: Ламарк пишет, что человек эволюционировал от обезьяны по законам (они сейчас называются «законы Ламарка»), которые он открыл. Человек, как и другие виды, – продукт эволюции, на этом, мол, он ставит точку. Это недобросовестное цитирование.

У Ламарка не было конфликта между его научным мировоззрением и его христианской верой

Если мы почитаем Ламарка дальше, он пишет: «Вот к каким выводам можно было бы прийти, если бы человек отличался от животного только признаками своей организации и если бы его происхождение не было другим». Что он имеет в виду? Ламарк был христианином, но он был деистом. В рамках деизма Ламарк решал для себя эту проблему довольно просто и изящно: он считал, что тело человека – это действительно продукт эволюции (по тем законам, которые он открыл), но когда это тело было подготовлено резцом эволюции, то Господь вдунул в него свой дух. У Ламарка не было конфликта между его научным мировоззрением и его христианской верой.

Горилла Медиапроект s-t-o-l.com

Горилла

Но почему-то все лавры и упрёки на эту тему достались Чарльзу Дарвину, который в 1871 году издал книгу «Происхождение человека и половой отбор». Там он действительно развивает симиальную гипотезу (от лат. «симиа» – обезьяна) происхождения человека. Но если эту книгу читать внимательно, то можно заметить, что Дарвин так прямо и вульгарно нигде не пишет о происхождении человека от обезьяны. Он пишет очень корректно, что у них был общий предок, низший угасший тип, от которого они эволюционировали. Во введении к книге он говорит: «Мысль, что человек наряду с другими видами представляет потомка какого-либо древнего низшего, угасшего типа, вовсе не нова».

Дарвин опирается на две науки: это сравнительная анатомия – сравнивает особенности строения человека и приматов – и сравнительная эмбриология

Не знаю, читал ли Дарвин Джулио Ванини, но Бюффона он, конечно, читал. То есть он понимал, что он тут не первый. В заключении книги Дарвин пишет: «Многие из изложенных (в ней – прим. ред.) взглядов имеют крайне умозрительный характер и некоторые, без сомнения, окажутся ошибочными». Как говорится, начал за здравие, закончил за упокой.

Чарльз Дарвин Медиапроект s-t-o-l.com

Чарльз Дарвин

В этой работе Дарвин опирается на две науки: это сравнительная анатомия – сравнивает особенности строения человека и приматов – и сравнительная эмбриология. Там нет палеоантропологии, потому что в то время этой науки ещё не существовало. Конечно, находки уже начались, но находили ведь неполные скелеты, никто не знал, как их датировать, реконструировать, описывать…

Вывод, который делает Дарвин, достаточно корректен: «Мы должны признать, что человек со всеми его благородными качествами, сочувствием, которое он распространяет на самых отверженных, доброжелательством, которое простирает не только на других людей, но и на последних из живущих существ, с его божественным умом, которым он постиг движение и устройство Солнечной системы, словом, со всеми его высокими способностями, он все-таки носит в своём физическом строении неизгладимую печать низкого происхождения».

По своему образованию Дарвин был бакалавром теологии, он окончил богословский факультет Кембриджа, поэтому он, конечно, понимал, что человек не исчерпывается только своим физическим строением. Но вывод его корректен: он говорит только о строении тела.

Неуловимая ипостась

У Дарвина был коллега и единомышленник Альфред Рассел Уоллес, молодой натуралист, который зарабатывал себе на жизнь ловлей тропических насекомых (в основном красивых бабочек) на другом конце света – на Молуккском архипелаге. Он пришёл к тем же идеям относительно механизмов эволюции, что и Дарвин, одновременно с ним. (У них была обширная переписка, которая сейчас опубликована.)

Альфред Рассел Уоллес Медиапроект s-t-o-l.com

Альфред Рассел Уоллес

Но по поводу происхождения человека у них взгляды резко разошлись. На некоторых письмах Уоллеса Дарвин вокруг какой-нибудь фразы ставит частокол восклицательных знаков и пишет: «Нет, нет, нет!» – настолько он не согласен. В одном письме он пишет Уоллесу: «Если бы я не знал, что это написали вы, я бы подумал, что это пишет тот, кто хочет прикончить наше с вами общее детище (т.е. теорию эволюции – прим.ред.)».

Человеческий мозг, речь, руки и внешние формы демонстрируют, что высший разум участвовал в развитии человеческой расы

В чем же так разошлись их взгляды? Уоллес пишет: «То, что физически человек развился из некоторой животной формы под влиянием естественного отбора, вовсе не доказывает, что и психическая сторона его природы, даже при совместном развитии с физической, развивалась только под влиянием того же фактора». И дальше: «Мы можем признать, что подвижничество, самопожертвование, любовь к истине, наслаждение красотой, стремление к справедливости служит в нас проявлением высшей природы, которая развилась не под влиянием борьбы за материальное существование. Мораль и высшая интеллектуальная природа человека являются уникальными, как и происхождение жизни на земле. Человеческий мозг, речь, руки и внешние формы демонстрируют, что высший разум участвовал в развитии человеческой расы». И его вывод: все эти особенности ясно указывают на существование в человеке чего-то, что не берет начала у его животных прародичей. То есть в человеке есть некая ипостась, которая не в результате эволюции возникла, вот основная мысль Уоллеса и вот, о чем они спорили с Дарвином.