×

Поставьте двойку!

Российский писатель, лауреат Национальный литературной премии «Большая книга», кандидат исторических наук Сергей Беляков прописывает двойки как лекарство от многих болезней и немощей нашего образования
+

Новая безграмотность

– Чем клиническая смерть отличается от биологической? 

– Клиническая в клинике, а биологическая дома» .

«Национальная религия японцев – сионизм».

Колчак был Деникин

– То есть как это?

– Деникин был Колчаком… 

– Когда началась Первая мировая война? 

– Наверное, в XVII веке.

Неудачные ответы студентов и старшеклассников на семинарах, зачетах, экзаменах – неиссякаемый источник комического. Преподаватели ещё в советские времена пересказывали их друг другу – как анекдоты. Сейчас такими рассказами переполнен интернет. Двоечники были и будут всегда. Но кое-что изменилось. Раньше такие ответы были исключениями, золотыми крупинками в море песка скучных правильных ответов. Но «золота» всё больше и больше. Всё меньше веселят феерические ошибки студентов и старшеклассников. Тема эта вовсе не весёлая. Мрачная тема. Люди не знают элементарных вещей: основных событий отечественной и зарубежной истории. Не разбираются в географии без помощи Google Maps. Не читают даже программные «Войну и мир» или «Записки охотника». Путают вирусы с бактериями. Однажды журналистка сказала вместо «холерный вибрион» – «холерный эмбрион». Даже представить страшно, что у неё в голове.

Кто виноват? Многие скажут: ЕГЭ. Мол, была у нас советская система образования, «лучшая в мире»,  а потом злые чиновники её ликвидировали, введя зачем-то единый госэкзамен. Люди вообще склонны находить простые ответы на сложные вопросы. Увы, на сей раз этот простой ответ неверен. Некоторые из этих феерических ляпов записаны за несколько лет до введения ЕГЭ. 

«Услуги» и «потребители»

У этой новой безграмотности много причин. Одна из них – боязнь поставить двойку за двоечный ответ. Казалось бы, всё просто. Выучил урок, решил задачу, дал правильный ответ – получай «отлично» или «хорошо». Поленился, не выучил, не понял, забыл – твоя оценка «неудовлетворительно», то есть два. Так – да не так!

Двойка влечёт за собой целый шлейф неприятных последствий: от необходимости заново выучить урок до отчисления. Это для ученика. А для учителя? А для преподавателя вуза? Последствия – хуже некуда.

Прошли времена, когда учитель был признанным и даже непререкаемым авторитетом. Теперь это персонал «образовательного учреждения», который оказывает «образовательные услуги»

Прошли времена, когда учитель был признанным и даже непререкаемым авторитетом. Теперь это персонал «образовательного учреждения», который оказывает «образовательные услуги». А если потребителю услуги не понравились? Виноват персонал. Учитель плохо задание объяснил, поэтому ребёнок и не понял, не выучил.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Картина «Провалился», художник Дмитрий Жуков, 1885 год. Фото: wikimedia.org

Потребитель не может быть неправ. Демократизация государственной власти у нас не очень получилась, зато в школе демократии больше, чем достаточно. Учитель вынужден считаться и с решениями родительского собрания, и с волей папы или мамы. В СССР все работали. После трудового дня у многих уже и сил не оставалось спорить с учителем – как тогда говорили, «качать права». Сейчас бывает иначе. Скажем, муж-бизнесмен обеспечивает семью. Жена, посетив салон красоты, отправляется в школу бороться за «права» своего ребёнка, которого могут «обидеть» плохой оценкой. Сил, нерастраченной энергии вполне хватит, чтобы испортить жизнь любому учителю. «…Меня пытались заставить идти против своих принципов и поставить ту оценку, которую просит родитель, потому что я “ещё неопытна и не знаю, что это нормально”», – рассказывает корреспонденту сетевого издания Т–Ж учительница русского языка и литературы из Ханты-Мансийского округа. 

«Дело в том, что для родителей пожаловаться кому-то или угрожать написать в департамент образования – это как попить водички с утра. Недавно одна мама пожаловалась на мою коллегу в комитет образования, потому что ей показалось, что в электронном журнале появилось много плохих оценок. Оказалось, сын не сдавал работы два месяца», – продолжает она.

Если теперь нормально ставить ту оценку, что поставила любящая (но, увы, необъективная и не слишком дальновидная) мама, то стоит ли удивляться, что из школы в университет приходят такие вот незнайки.  Студентка N, 23 года. Всерьёз считала, что восстание декабристов было в 1917 году, а Ленин пришёл к власти после смерти Сталина. Никита Михалков в программе «Бесогон» показывает невежественных молодых людей, которые путают Суворова с Александром Невским, Ледовое побоище с Бородином. Некоторые зрители не верят ему. Мол, постановочные съёмки, потому что не может быть таких ответов! Увы, ещё и не такие бывают. И не такое приходилось слышать.

И в университетах не лучше

В университете поздно исправлять школьные ошибки, да их и не спешат исправлять. Поставить двойку студенту ещё хлопотнее, чем школьнику. Не только в частных, но и в государственных вузах студенты – это живые деньги. Отчислять их за двойки – рубить сук, на котором сидишь. Не будет студентов – не будет и финансирования. Не на что станет жить. Конечно, в лучших вузах страны положение всё же другое.  Они могут не бороться за каждого студента. Место отчисленного тут же займёт другой. Желающих поступать много. Но такие вузы – скорее, островки относительного благополучия.

Студента можно отправить на переэкзаменовку, но рано или поздно зачёт ему, скорее всего, поставят. Получит он свою тройку. И он это отлично знает

Студента можно отправить на переэкзаменовку, но рано или поздно зачёт ему, скорее всего, поставят. Получит он свою тройку. И он это отлично знает, а потому не спешит тратить молодость на скучную учёбу, на какие-то там задания, когда вокруг столько соблазнов. И вот семинар превращается в цирк. Занятие, посвящённое политической системе современной Германии. Студентка читает доклад. Слушаю, что-то странное. Оказывается, при подготовке она взяла за основу своего доклада статью из Большой советской энциклопедии. На дворе – второе десятилетие XXI века, а у неё в докладе – реальность начала 1970-х. Она искренне не понимает, почему её доклад прервали, почему работу не зачли. Ведь она нашла всё это в интернете! Человека никто не научил критически воспринимать прочитанное. Знаете, какой курс? Четвёртый!

Другая студентка «записала» аристократа Уинстона Черчилля в Лейбористскую партию, то есть в партию трудящихся, «трудовиков». Другая пошла гораздо дальше: решила, что Черчилль был коммунистом! Третья объявила, что, став премьер-министром в 1940 году, Уинстон Черчилль начал войну… против СССР. «А вы уверены в своём ответе?» «Ну как же, он ведь был против советских союзов».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Е. Самарина/mos.ru

Может сложиться впечатление, будто я пишу только о девушках. Но это не так. Просто на многих гуманитарных факультетах они преобладают. Однако заметим, что юноши в своём девственном невежестве ничуть не уступят девушкам. Безграмотны те и другие. Ни юноши, ни девушки не могли ответить, что за страна, которая расположена в Закавказье и не имеет выхода к морю. Про Армению они слышали, но на карте её найти не могли. Не все даже умеют пользоваться Википедией (любую энциклопедическую статью не поймёшь, если не знаешь контекста). Зато защищать свои права они умеют прекрасно. Чуть что – пожалуются на не в меру строгого преподавателя в деканат. А там к их жалобам отнесутся с вниманием и пониманием, ведь они – «потребители образовательных услуг», а потребитель всегда прав, даже если категорически не хочет «потреблять» знания. Так что преподавателю лучше не осложнять себе жизнь и спокойно поставить «зачтено», «удовлетворительно», а то и «хорошо» и даже «отлично». Преподаватель почти беззащитен. Одноклассники будущего убийцы, Тимура Бекмансурова, вспоминали его школьные года так: «Когда ему ставили тройки, он учителям каждый раз говорил, что убьёт их. Но на это никто внимания не обращал». Учителю угрожают убийством, но на это даже внимания никто не обращает. Так каково же положение учителя в современном обществе?

Инфляция дипломов

Отличник получает пятёрку. И двоечник – тоже пятёрку. Это как если бы безумный министр финансов разрешил принимать фальшивые деньги наряду с настоящими. В таком случае экономику ждёт беда: инфляция, обесценивание национальной валюты. А что будет с образованием? Лентяй и трудолюбивый, талант и бездарь – все получили одно и то же. Что будет? Разумеется, очень многие потеряют стимул учиться. Зачем стараться, если оценки, аттестат о среднем образовании и диплом о высшем гарантированы. И начинается инфляция дипломов.

Помните фразу из фильма «Место встречи изменить нельзя»: «У тебя на лбу десять классов нарисованы». В 1945 году 10 классов – хорошее образование, вполне достойно интеллигентного человека. Как и гимназическое до революции. Выпускник средней школы, дореволюционной гимназии или реального училища – образованный человек, готовый к взрослой жизни.

«Вот председатель наш сельхозтехникум окончил. Я выговорить не могу, а он его окончил», – говорит милиционер Анискин из фильма «Деревенский детектив». Для простого неинтеллигентного человека в шестидесятые техникум – тоже солидное образование. Его достаточно, чтобы занимать довольно высокую должность председателя колхоза. Человек со средним специальным образованием – квалифицированный рабочий, востребованный и успешный.

А что говорить о высшем образовании?

«Вы в присутствии двух людей с университетским образованием…», – говорит профессор Преображенский Шарикову. Откровенно говоря, в конце восьмидесятых, когда появилась экранизация «Собачьего сердца», эта фраза уже не производила такого впечатления, как в двадцатые годы. Тогда человек с высшим образованием – кандидат в элиту общества. В восьмидесятые, в общем, рядовой, обычный человек. В наши дни не удивит человек с двумя или тремя университетскими дипломами.

Чего стоят эти дипломы, если их обладатели подчас не владеют основами критического мышления, читают только сообщения в мессенджерах?

Вырос общий уровень образования, наступило царство разума, просвещения, знаний? Но что это за царство разума, где не знают вещей, известных советскому школьнику и тем более дореволюционному гимназисту?

Чего стоят эти дипломы, если их обладатели подчас не владеют основами критического мышления, читают только сообщения в мессенджерах и путают Бородино с Ледовым побоищем?

У этой проблемы есть и экономическое измерение. «По данным опроса HeadHunter, работодатели, хотя и нанимают молодых сотрудников, не в восторге от уровня их квалификации. Большая часть респондентов
(93 %) заявила, что профессионализм выпускников 2021 года – средний или ниже среднего» (Известия. 7 сентября 2021 года).  И вот работодатель вынужден тратить деньги на переподготовку или дополнительное обучение специалистов, на что и без того потрачено немало государственных средств.

 Что делать? Государству надо менять систему образования, прежде всего среднего и высшего. Возрождать авторитет учителя, педагога, профессора. Запретить доносы и жалобы. Но это длинный и сложный путь. Кажется, и государство уже встало на него. А что можем делать мы?

Лев Николаевич Гумилёв, рассуждая о свободе и ответственности человека, заметил, что люди, конечно, не могут изменить ход истории, но им под силу хотя бы не делать чего-то очень важного – не поворачивать северные реки, не поощрять курение подростков, не выставлять студентам в институтах пятёрки за двоечный ответ. Добавлю от себя: за двоечный ответ ставить двойку. Так учитель начнёт возвращать уважение к себе и к учёбе, нерадивый ученик будет справедливо наказан, а по оценке можно будет наконец судить о реальных знаниях.

Включить уведомления    Да Нет