×

Воспитание. Школа отстала от жизни

Около 100 тысяч семей в России проходят обучение в форме экстерната и семейного образования. Значит ли это, что традиционное образование сдает свои позиции?
+

Долгие годы в нашей стране ответственность за образование ребенка несло государство в лице школы. Казалось бы, а как иначе? Там работают профессионалы, знающие, как и чему учить детей. А родительское дело – проверять уроки и посещать собрания. Когда же стали появляться «прогрессивные» родители, а по сути – люди обычные, лишь осознавшие личную ответственность за образование и воспитание ребенка, школа и общество смотрели на них, как на маргиналов.

Со временем ситуация начала меняться. И хотя семейное образование   в нашей стране по-прежнему является редкостью, все больше родителей откликаются на этот зов времени.

Нас посчитали

Так, например, в январе 2016 года в Москве прошла конференция «Альтернативное образование в России 2016». Она показала разные альтернативы традиционной школе. О них рассказывали авторы учебных пособий, руководители проектов дистанционного обучения, разработчики образовательных методов и развивающих методик, руководители объединений родителей-«семейников». Среди сторонников семейного образования выступили эксперты в этой области: Игорь Чапковский, руководитель проекта «Семейное образование», один из первых в нашей стране практиков семейного образования, и учредитель и руководитель общественного движения «Семейное образование» Маргарита Макаревич.

– Сам факт, что конференции, посвященные проблемам альтернативных форм образования, стали проводиться в Москве регулярно и участвуют в них сотни человек, говорит уже о многом, – комментирует Игорь Чапковский. По его словам, семейное образование сегодня активно развивается не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в регионах.

– К началу 2000-х только в Москве и Санкт-Петербурге число родителей, обучающих детей в семье, можно было назвать сколько-нибудь значимым, а в других регионах таких людей можно было буквально пересчитать по пальцам. Сейчас картина изменилась, – отмечает Чапковский.

Для  иллюстрации Игорь Моисеевич привел в пример несколько областей, где уже разработаны или готовятся региональные положения о семейном образовании: Челябинская и Свердловская области, Омск и Удмуртия.

– Это очень важно, поскольку в Федеральном законе «Об образовании», который признает семейное образование равноправным с другими формами обучения, практическая реализация этой законодательной нормы никак не регламентируется, – говорит Игорь Чапковский. – Схема вовлечения в этот законотворческий процесс новых регионов всегда одинакова: все начинается с появления лично заинтересованного в семейном образовании человека.

В марте 2016 года планируется проведение ряда российских вебинаров по семейному образованию с приглашением разных специалистов в той области, в том числе зарубежных.

По данным сайта «Статистика российского образования», в нашей стране около 100 тысяч семей ежегодно проходят обучение в форме экстерната и семейного образования. С момента принятия действующего Закона РФ «Об образовании» опыт семейного образования получили в общей сложности более 1,5 млн россиян.

Кстати, интересно, что в Свердловской области показатели по количеству «семейников» довольно низкие. Так, по данным ежегодного доклада о состоянии системы образования Свердловской области за 2014 год, «доля детей, получающих образование по альтернативным формам, от общего числа обучающихся в 2014/2015 учебном году немного уменьшилась, по сравнению с 2013/2014 учебным годом за счет снижения численности обучающихся в форме семейного образования и экстерната».

Личный опыт

Взять ответственность за обучение своих детей лично меня надоумила сама действующая система образования.

Мой старший сын Дмитрий называет себя «жертвой образования», поскольку в поисках качества ему пришлось поменять несколько школ, притом хороших. В итоге в старших классах он принял решение учиться самостоятельно и – неожиданно для нас – окончил школу экстерном. Я волновалась, что придется нанимать репетиторов. Но оказалось, знания доступны, было бы желание. Оно было. Освоив самостоятельно программу 10-го и 11-го классов за 1 год, сын спокойно сдал ЕГЭ и раньше сверстников поступил в вуз. Сейчас он оканчивает институт и планирует продолжить обучение в магистратуре.

Со следующими двумя детьми вопрос, учиться дома или в школе, уже не стоял. Стало очевидно, что самостоятельно осваивать материал можно более быстро и качественно. Сейчас 10-летний Тимофей обучается по программе 4-го класса, а по факту сам изучает уже то, что ему интересно, – историю, физику, химию и т.д.

Дочке Кате в феврале исполнилось 7 лет. Она уже освоила программу 1-го класса. И, чтобы не терять времени, я решила дать Кате осваивать некоторые темы 2-го класса.

Тимофей учится в музыкальной школе игре на фортепиано, оба ребенка занимаются изобразительным искусством.

Переводя детей на семейное образование, мы ставили задачу  пробудить в них жажду знаний, привить им навык самостоятельной учебы.

Конечно, были сомнения: справимся ли, не имея специального педагогического образования? Не отстанут ли дети в развитии? Но со временем  успокоились, потому что увидели плоды.

Один раз в год мы проходим аттестацию в школе. Интересно сравнивать уровень знаний моих «семейников» и наших «одноклассников». Многое меня не перестает удивлять и радовать.

Дома оценок нет, но контрольные довольно часто. Расписание свободное, сами его формируем. Используем разные программы (известно, что программ начальной школы сегодня больше десятка, из каждой берём то, что для наших детей актуально). Что-то привносим из опыта известных в истории школ (например, Царско-сельского лицея) и педагогов, таких как Я. Корчак, В. Зеньковский, А. Макаренко, А. Штевен, Н. Неплюев, К. Ушинский, С. Рачинский и т.д. А вот разные методики типа «Учусь, играя» я не приветствую: жизнь – не игра, давая ребенку знания, мы прежде всего учим его жить.

Какие у меня основания и доводы не доверять школе, а учить детей дома? Просто школа отстает от жизни. Классно-урочную систему сформулировал в XVII веке чешский педагог Ян Амос Коменский. То есть ей уже пять веков! С тех пор жизнь поменялась, а принцип образования остался прежним: все дети проходят в классе в один день одну и ту же тему. И еще аргумент – индивидуальный подход к учёбе, который дает возможность раскрыть в ребёнке личные дары и таланты. Если что-то не усваивается, мы уделяем этому особое время. А что дается легко, проходим быстро, не тратя время, что-то даже «пролистываем» за ненадобностью.

Учиться дома детям интересно. В прошлом году, например, кроме английского Тимофей решил учить испанский язык. Мне было непонятно, зачем, но… Надо – так надо.

Бывают, конечно, дни, когда сын с утра вместо запланированной математики читает стихи А. Величанского, Б. Окуджавы (ему они почему-то нравятся), рисует, конструирует оригами. Что делать? Приходится принимать ответственное решение, и оно бывает разное: от «немедленно отложи книгу и иди учись!» до «ладно, читай, позже решишь».

Семейное образование не имеет привычных рамок и границ, позволяет глубже изучать предметы, ребенок может трудиться и отдыхать не по звонку, а по состоянию. Например, у нас нет каникул по школьному графику. Дети учатся ежедневно. Каникулы устанавливаем сами. Когда это удобно семье. Если мы уезжаем куда-нибудь на неделю-две, и уж тем более на лето, мы не переживаем, что процесс обучения окажется прерванным и ребенок «отстанет от программы».

Мифы и не только

Самый распространенный вопрос – проблема социализации. Есть устойчивое представление, что дети, обучающиеся дома, вырастают не адаптированными к жизни. Читаем определение социализации у Н.Ф. Головановой, доктора пед. наук: «социализация – процесс, характеризующий образование личности ребенка, предполагающий совместную со сверстниками и взрослыми выработку своего социального опыта, стиля жизни и ценностных ориентаций». Я понимаю социализацию как прививание детям навыка общения и труда, жизни среди людей. Кто сказал, что в школе это явление имеет успех? Зачастую там это приспосабливание под окружающую преимущественно агрессивную среду. Ребенок должен вырабатывать навыки реакции на сверстников, настроение учителей, задаваемые социумом стандарты и материальные ценности.

Чем еще пугает семейное образование?

  • Ребенок вырастает «белой вороной», его выращивают в тепличных условиях. Вот примеры людей, получивших домашнее образование. Стали ли они при этом «белыми воронами», судить нам с вами: М.Ю. Лермонтов, князь Михаил Долгорукий, Ампер Андре Мари, королева Англии Елизавета II, Е.А. Керсновская, А.Н. Островский, А.Д. Сахаров, А.С. Хомяков. Список можно продолжить. По поводу «теплицы» я убеждена: чтобы узнать, что такое зло, не обязательно быть к нему причастным.
  • На СО могут находиться только те дети, родители которых не работают и имеют возможность весь свой день посвящать ребенку (у нас трое детей, время уделять нужно каждому; обучая детей дома, я в 42 года заочно окончила второй вуз и получила второе высшее образование; у нас с мужем бизнес, требующий серьезной включенности и частых командировок; у нас много друзей, общению с которыми мы также уделяем время).
  • Родителю нужно иметь специальное образование, чтобы учить ребенка (любой человек, которому даются дети, призван стать педагогом, получившим диплом «отцовство/материнство», в словаре читаем: педаго́гикаот др.-греч. παιδαγωγική – искусство воспитания  и обучения человека; педагог от παῖς – ребёнок и  ἄγω  – веду).

Мнение педагога

Недавно я общалась с одним известным в нашем городе педагогом-новатором Александром Лобоком, спросила и его мнение о семейном образовании. Он ответил, что дело не в форме, а в содержании: «Сама по себе форма образования не имеет ровным счетом никакого значения. Имеет значение исключительно та совместная деятельность взрослого и ребенка, которая разворачивается в той или иной форме образования». Я с ним не согласилась, поскольку форма, на мой взгляд, также имеет значение.

Вместо заключения

Претензий собственно к школе у меня нет, я не считаю, что СО прописано любому ребенку. Просто так я понимаю и реализую свою личную родительскую ответственность. Более того, я знаю людей, которым в жизни повезло, кто встретил учителя с большой буквы, который открыл ему мир, научил учиться, помог найти верные ориентиры в жизни. И мой жизненный опыт и общение со множеством детей разного возраста дал мне понимание того, что среда сверстников хороша в игровом плане. Но духовно, личностно он может расти и развиваться с теми, кто старше и опытнее, кому он интересен как человек. Дети всегда это чувствуют, вот почему любой ребёнок всегда ищет себе ориентир, авторитет, старшего товарища, и можно только радоваться, если он находит его не только во дворе и в школе.