×

Слово провоцирует агрессию

Госдума всерьез взялась за чистку русского языка: сначала запретила нецензурную брань, а теперь грозит штрафами «за неоправданное использование иностранных слов». Язык снова пытаются контролировать – как в советские времена. К чему приводят такие попытки, «Столу» рассказал Гасан Гусейнов, доктор филологических наук, профессор факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ
+

Можно ли административными мерами очистить язык от нецензурной брани, пропаганды нетрадиционных отношений, иностранных слов и так далее? К чему это?

Это вообще ерунда какая-то, а не меры. Мир велик, русскоязычный мир давно вышел за пределы Садового кольца и даже МКАД, чтобы несколько не шибко грамотных чиновников и депутатов с сомнительной легитимностью могли во что-то конструктивно вмешаться, что-то от кого-то «спасти». Это, скорее, инструмент политико-экономического пиратства. Страшно далекий от современности, темный какой-то. Но очень сподручный для репрессий. Таких, мягких: «Что это вы, батенька, словами изъясняетесь, пардон, иноземными, не из агентов ли будете?»

Гасан Гусейнов, доктор филологических наук, профессор факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ Медиапроект s-t-o-l.com

Гасан Гусейнов, доктор филологических наук, профессор факультета медиакоммуникаций НИУ ВШЭ

И бесперспективный?

Советское вранье на уровне языка и официальной пропаганды однажды уже прервалось перестройкой. Вранье к концу 80-х, действительно, достигло критического уровня: его, кстати, легко измерить как раз количественно, я попробовал двинуться в этом направлении, собрав материалы в словаре под названием «ДСП». Люди пользуются своим языком больше бессознательно, чем сознательно, и далеко не сразу осознают, что именно их задевает и раздражает в собственном речевом опыте, особенно социально-политическом. И вот сегодня снова есть, на что раздражаться. Сейчас, мне кажется, русское общество переживает эйфорию, переживает некоторое избыточное удовлетворение от успеха «Крымнаша». Вот почему язык современной России больше всего напоминает тот немецкий, который хорошо описан в книге Виктора Клемперера «LTI».Она переведена относительно недавно на русский язык и даже может ответить на некоторые вопросы нашего времени.

Полагаю, что он напоминает не только немецкий, но и «русский советский»?

Там было кое-что общее. Ментально наши люди все еще живут в СССР, поэтому, когда вдруг в их речевые практики вторгается знакомый советский лозунг, они не распознают угрозу. В предельном случае это проявляется в том, что они могут сами произносить человеконенавистнические лозунги, фактически становиться нетерпимыми расистами, например, но «фашистами» будут называть кого-то другого, а ответственность за эту свою ошибку и вовсе перекладывают на третьих. Так работает логика советского языка.

Это привычка к советскому толкает наше руководство на новую волну переименований? Уже Петербург хотят сделать Ленинградом, а Волгоград – Сталинградом. Почему не прижилась новая топонимика?

Потому что она бессмысленная. Что такое, в самом деле, Волгоград? Почти Город Эн. Но в нем успели вырасти и прожить всю жизнь люди. Вот и надо было оставить как памятник эпохи или даже нескольких эпох. Но с переименованиями вообще огромный вопрос. Например, даже название страны – Российская Федерация – совсем не соответствует неофициальному и более распространенному имени Россия.

Потому что Россия и была как бы всем Советским Союзом?

Ну конечно. И даже не как бы, а просто. И была часть его — РСФСР, которую переименовали в Российскую Федерацию – новое государство, образовавшееся из самой большой, но только части России. И теперь многие политики в РФ считают, что им нужно снова притянуть как можно больше территорий к этому омониму названия старой страны. Возникают безумные на первый взгляд разговоры о Финляндии, Польше, Аляске.

Вы всерьез считаете, что слово «Россия» тревожит умы наших идеологов?

Слово-то, может, и не волнует само по себе, но то, что за ним стоит, да – очень тревожит. Ведь почему так вскинулись с Крымом? Потому что всю Украину считают незаконно отторгнутой частью России! На мой взгляд, имя распавшейся в 1991 году страны вполне очевидно становится источником для построения политических конструкций и принятия губительных решений. Хочется сказать: успокойтесь уже, мы – новое государство Российская Федерация, а не старая Россия с большими колониями. Но они новую страну пытаются натянуть на очертания старой империи. И запросто могут порвать. Уже порвали. Вот и получается, что имя провоцирует и на обиды, и на всякую агрессию — словесную и прочую. В меньшем, так сказать, объеме могут ожидаться последствия от переименования городов. Представим себе, что вместо критического анализа политического наследия Сталина – в школе, в СМИ, в кино – миллионы молодых людей, детей, получат такое вот имя на своем адресе, на штампе с местом рождения. Это будет для них означать реабилитацию главного палача России – и нынешней РФ и всех других бывших частей СССР. В таком случае уместно заметить: со словами нужно осторожнее.

 

Вперёд
Капелланы