×

Всероссийский дистант: заговор или необходимое зло? 

Родители безуспешно борются с цифровизацией образования и «утечкой» школьной недвижимости, а  Роспотребнадзор продолжает выпускать новые постановления
+

Роспотребнадзор продлил режим ограничений для образовательных организаций в Москве до 1 января 2022 года, то есть дистанционное обучение продлено как минимум до следующего года. Решение очень непопулярное, будящее протестные движения. Но нужно понимать, что дистанционный формат – это всего лишь форма, а общество на самом деле бунтует из-за обнажившихся проблем всей системы. Это всенародный стон против качества образования и попытки в очередной раз его оптимизировать – на этот раз попыток отобрать недвижимость и возможность выбора.

По опросу образовательной компании MAXIMUM Education, только 6 % родителей в России довольны уровнем школьного образования. Опрос проводился с 16 по 20 ноября среди 1 тысячи родителей школьников 5–11 классов по всей России. 52 % респондентов называют актуальной проблемой школ качество дистанционного образования. 55 % возмущены тем, что в школе невозможно подготовиться к ОГЭ и ЕГЭ, 37 % пожаловались на некомпетентность учителей. Но именно переход на новый формат обучения обнажил со всей очевидностью для широкой общественности болячки, которыми болеет российская система образования. Многие родители и не хотели бы, но ознакомились с качеством учебников, реальным уровнем знаний своих детей, качеством уроков и компетентностью учителей.

Правильно ставить пальцы на инструмент и показывать, как брать дыхание, удалённо невозможно

Недовольные дистанционным образованием объединяются в соцсетях и обращаются в различные инстанции, вплоть до президента, с лёгкостью собирая тысячи подписей. Один за другим появляются открытые письма: в частности, родители детей, обучающихся в музыкальных и художественных школах Москвы, написали открытое письмо министру культуры Ольге Любимовой и разместили его в соцсетях. Обращение за один день подписали несколько сотен человек. «Думаем, нет смысла объяснять вам, что дистанционные занятия не только не заменяют для учащихся школ искусств очные занятия, но и вообще являются профанацией и грубой подделкой», – сказано в обращении к министру культуры. С этим согласны и сами учителя: правильно ставить пальцы на инструмент и показывать, как брать дыхание, удалённо невозможно.

Также в письме задаются серьёзные вопросы: «Наши дети лишены полноценных занятий практически восемь месяцев (исключая сентябрь, который весь ушёл на восстановление простейших профессиональных навыков)… Казалось бы, очевидное несоответствие дистанционных технологий практическим занятиям не нуждается в доказательствах, однако выясняется, что задолго до пандемии велось проектирование соответствующих электронных курсов для ДМШ. С какой целью? Дискредитации музыкального образования? Она достигнута».

Общество, волнуясь, ищет, кому эта ситуация выгодна.

– Мы считаем, что за этим всем кроется введение цифровой образовательной среды на полной основе, – говорит Татьяна Петелина, председатель родительской общественной организации «Родительское участие». – К этой мысли нас подводит и то, что мы читаем о форсайт-программе 2030 (форсайт-программа «Образование 2030» – прим. ред.), и законопроекты о внедрении цифровой образовательной среды. Их цель –  перевести детей на постоянное дистанционное обучение.

То есть не строить и обслуживать здания, не печатать учебники, создавать огромные виртуальные классы, удешевив себестоимость ученика. А может, и упразднив педагога, просто записав электронные курсы обучения. Эти предположения не кажутся такими уж безумными, если вспомнить недавнюю реформу по оптимизации в образовании и понимать, что ряд программ по цифровизации образования были приняты до пандемии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Директор московской школы No 2127 а во время последнего звонка для выпускников школы, который проходит в режиме онлайн. Фото: Максим Блинов / РИА Новости

«Форсайт-проект „Образование 2030ˮ, нацпроект „Образованиеˮ приняты задолго до короны, – пишет участник группы „В защиту образованияˮ Марина Клинина. – Это эксперимент на детях – ЦОС (Цифровая образовательная среда – прим. ред.) в 14 регионах. Учителя ратуют за дистант, заполняют все эти платформы. Оптимизированное многими годами здравоохранение даёт свои плоды – народ боится и верит в великую силу вируса из-за невовремя оказанной помощи, залеченных насмерть пациентов не от той болезни, нагнетания в СМИ. А тем временем расходы бюджета на медицину и образование сокращают до 2023 г.  Документ поступил на рассмотрение. Всё в доступе. За счёт кого и чего? Делаем выводы».

Общественное движение «Родители Москвы» требует конкретно прописать в федеральном законе статус дистанционного образования. Говорит пресс-секретарь движения «Родители Москвы» Инна Гориславцева:

– Сейчас этот статус прописан очень поверхностно и не даёт понимания, в каких ситуациях дистанционное образование является неизбежным злом, а в каких должно выбираться по воле родителей. Мы глубоко уверены в том, что для многих семей оно может оказаться благом: для маломобильных детей или для семей, которые много путешествуют, возможно. Во всех остальных случаях дистанционное обучение должно быть добровольным.

Максим Козловский, член организации «Родители Москвы», заявлял, что в Москве на тысячу детей болеет всего четыре человека, из них тяжело – четыре из десяти тысяч. Даже если предположить, что карантинные меры принимаются не только для защиты детей, но и для снижения рисков заражения детьми взрослых, то почему целые федеральные программы, а также электронные платформы вроде «Московской электронной школы» (МЭШ) и «Электронного журнала» (ЭЖ), к которым так энергично склоняют теперь школы, разрабатывались задолго до карантина? К ним, конечно, отдельный вал претензий. К примеру, активно звучат опасения утечки личных данных, качества контента в МЭШ.

– МЭШ и Teams имеют право на существование как дополнительные образовательные платформы, но не как основные, – говорит Илона Менькова, председатель движения «Родители Москвы». – Есть ощущение, что кому-то необходимо оправдать те деньги, которые были потрачены на разработку платформы МЭШ.

– Это только начало, – пишет в группе «В защиту образования» Татьяна Виноградова. –  Школы будут сокращать, так как дистанционка никуда не денется. Пока люди воюют с вирусом, чиновники, воспользовавшись ситуацией, будут сокращать количество школ. Потом обучение в оставшихся сделают настолько невозможным, что большая часть откажется добровольно от такого офлайна, в итоге школы будут уничтожены.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ученица 1-го класса московской школы № 1376 на удалённом занятии по математике. Фото: Владимир Трефилов / РИА Новости

Эти мысли только на первый взгляд кажутся далёкими от реальности. Первые скандалы с недвижимостью школ уже начались. Так, например, родительский совет школы № 627 Москвы сейчас борется за одно из зданий своей школы, собирая подписи, инициируя встречи, публикуя информацию. Четырёхэтажное здание было по-тихому отдано другому собственнику – Институту дополнительного профессионального образования работников социальной сферы Департамента труда и соцзащиты населения г. Москвы.

Пандемия стала просто удобным поводом решить вопрос о закрытии ДШИ без всяких дискуссий

Ещё один факт: полтора года назад, в феврале 2019 года, когда ещё никакой ковид-угрозы в принципе не существовало, в недрах Министерства культуры впервые заговорили о реформировании  Детских школ искусств (ДШИ) в стране. Дескать, ДШИ просто пускают деньги на ветер, ведь всё равно потом самые  талантливые воспитанники уезжают за границу вместо того, чтобы музицировать в зале Московской областной филармонии. Подобные высказывания из недр Минкульта вызвали самый широкий резонанс, но скандал тогда замяли, даже президент Путин высказался о недопустимости превращения ДШИ в кружки самодеятельности. Что ж, похоже, пандемия стала просто удобным поводом решить вопрос о закрытии ДШИ без всяких дискуссий.

Постепенно начинают появляться экономические требования, пока только в виде отдельных реплик.

– Нужно требовать не отмену дистанта для всех родителей, которые дома с детьми сидят, а оплаты труда, соизмеримой с педагогом, – говорит член группы «В защиту образования» Елена Захарченко. –  Любой труд, как известно, должен оплачиваться. В соответствии со ст. 44 ФЗ 273, пусть каждому родителю, который сидит дома и занимается с ним уроками, платят, как учителю: ставку и все надбавки. Так как на данный момент законным представителям отказано в оказании тех услуг, которые они выбрали для своих детей, это необходимо компенсировать денежными средствами.

Всё чаще звучат вопросы, почему отменили выплаты родителям, которые занимаются обучением своих детей на семейной форме.

Пока активные граждане пытаются вмешаться в принятие решений, жизнь продолжается. Школы учат, а ученики учатся. И никому не нравится ни процесс, ни результат. Недовольство растёт, власть не спешит давать ответы на вопросы общественности. Вопрос, что делать, стоит в авральном режиме.

Включить уведомления    Да Нет