×
В мировом прокате стартовала одна из самых важных сериальных новинок этого года – экранизация культового фантастического романа Нила Неймана «Американские боги»
+

Главный герой романа – сам Один, верховный бог скандинавского языческого пантеона, который, по сюжету книги, вслед за иммигрантами перебрался в Америку из Старого Света. И приобрел новый облик – более современный и более соответствующий духу постхристианской эпохи, когда в сознании людей соединяются самые причудливые языческие верования и мифологические образы. Самое время, решили мы, чтобы вспомнить настоящего Одина, культ которого был распространен по всей Северной Европе.

Впрочем, и сегодня у Одина немало поклонников – неоязычники и фанаты викинг-металла, любители исторической реконструкции и сторонники различных националистических группировок, например, движения «Солдаты Одина» – вооруженного ополчения против незаконных мигрантов. Правда, нынешний Один – это продукт поп-культуры и масс-медиа, лишь весьма отдаленно напоминающий свой исторический прототип.

Геркулес и Кинтавр Медиапроект s-t-o-l.com

Один

* * *

Норвежский историк Эльсеус Суфус Бугге – первый переводчик «Старшей Эдды» на современные норвежский и шведский языки – был уверен, что все эддические песни являются переложением древнегреческих мифов, а грозный Один – это не кто иной, как сам Геракл. И у Суфуса Бугге были все основания так утверждать – прежде всего, потому что в позапрошлом веке он не видел ни одного голливудского фильма о викингах и, будучи скандинавом, он не испытывал никакого пиетета перед средневековой скандинавской культурой, носителями которой почему-то нынешние историки выбрали неграмотных фермеров и морских разбойников.

Мнение Бугге было успешно проигнорировано. В середине позапрошлого века в академических кругах Северной Европы были в ходу совсем другие теории. Множество серьезных ученых мужей доказывали, что в Раю когда-то звучала германская речь. Древнегерманский язык – это язык Бога, он оставался единственным на Земле языком вплоть до вавилонского столпотворения, когда на земле царил золотой век. И Бог разговаривал с древними германцами через своих послов – богов Одина, Тора и Фрейра, которые были совершенно не похожи больше ни на каких других богов.

Но потом Золотой век уничтожили – все благодаря Риму, принесшему с собой христианство и классическую культуру.

Поэтому гипотезу профессора Бугге просто освистали – не смейте подрывать устоев нашей великой северной цивилизации.

* * *

Но, конечно, Бугге имел в виду совсем другого Геракла – вовсе не того жизнерадостного культуриста с огромной дубиной, чей образ был растиражирован в сотнях фильмов и рекламных роликах.

В действительности культ Геракла-Геркулеса был воплощением стоицизма – первой в Римской империи наднациональной мировой религии, своеобразным предшественником христианства. Само единство многочисленных народов и племен, проживавших в пределах единой Римской империи, нивелировка всех жителей империи сначала по принципу «граждане – неграждане», затем по принципу «император – подданные», способствовали формированию представлений об универсализме мира и равенстве всех людей перед высшими силами. Космополитичное общественное сознание граждан империи требовало новых богов, которые бы обращались ко всем людям сразу, вне зависимости от их этнической принадлежности. Таким «новым богом» и стал богочеловек Геркулес – сын Юпитера и смертной женщины, вознесенный после смерти на небеса.

Геркулес и Кинтавр Медиапроект s-t-o-l.com

Геркулес и Кентавр

* * *

В испанской провинции Галисия у самого берега Атлантического океана стоит небольшой городок La Coruna, известный тем, что именно здесь находится единственный в мире сохранившийся маяк Римской империи – Башня Геркулеса. Возвели его еще во II веке н.э. по приказу императора Марка Ульпия Траяна, о чем свидетельствует уцелевшая надпись на камнях фундамента: «Посвящается Августу. Гайус Сервиус Люпус, архитектор из Аэминиума, в исполнение своей клятвы». Но место для маяка было выбрано не только в силу естественного удобства для навигации – в самом начале нашей эры именно на этом мысу располагалось старейшее в Европе святилище Геркулеса, настолько древнее, что самому императору Траяну, выросшему на побережье Испании, каменный алтарь этого сурового бога казался чудом, сохранившимся осколком забытых доисторических эпох.

Траян считал, что это ветхое святилище было основано как раз на месте погребального костра Геркулеса, после которого античный герой обрел судьбу бессмертных богов. Конечно, насчет костра – вопрос более чем спорный, но по сути Марк Траян был абсолютно прав – именно с этого храма и началось распространение по Европе культа божества, которого впоследствии назовут Геркулесом. Но тогда у этого бога было совсем другое имя – это был Мелькарт, главный покровитель финикийских мореходов и колонистов.

Три тысячи лет назад Мелькарт – вернее, «Melek qart», что переводится с финикийского как «Царь города» – был хозяином и покровителем Тира, самого богатого города на всем побережье Средиземного моря, который когда-то находился на территории нынешнего Ливана. Говорят, роскоши жителей Тира завидовал и сам царь Соломон, а пророк Иезекииль называл его самым прекрасным местом на земле.

Но в Х веке до н.э. Тир из-за внутренних распрей и междоусобиц погрузился в пучину гражданской войны. Многие горожане были вынуждены покинуть побережье Ливана и искать спасения в чужих краях, положив начало финикийской колонизации Западного Средиземноморья. Часть беженцев пришла в Северную Африку, где появился город Карфаген, другие же пошли вдоль южной кромки Эгейского архипелага к Сицилии, а оттуда – в Южную Испанию, где также возникли колонии финикийцев – города Таршиш и Гадир. Центром каждого города и было святилище Мелькарта, которому финикийцы посвящали все окрестные земли.

Правда, к тому времени образ Мелькарта претерпел значительные изменения: из царственной особы он превратился в мускулистого бродягу в львиной шкуре: львиная морда на голове, лапы перекрещены на груди, остаток шкуры спускается по плечам.

Мелькарт Медиапроект s-t-o-l.com

Мелькарт

Но львиная шкура на плечах Мелькарта свидетельствовала не только о преемственности культа тотемным символам средиземноморских народов – облачение в шкуры животных было обычной магической практикой у многих древних народов, когда жрецы сами превращались в священного зверя и выступали уже от его имени. Дело в том, что в те времена в Северной Африке жил и здравствовал Атласский, или Берберийский лев – настоящий красавец, царь зверей! Древние египтяне испокон веков считали Атласских львов священными животными, воплощением «львиноголового» бога Апедемака – символа военной мощи египтян. Самый большой храм Апедемака, построенный в середине III века до Р.Х., был найден археологами в местечке Мусавварат-эс-Суфра на верхнем Ниле. На одной из стен этого храма Апедемак был изображен в позе фараона, когтистой лапой рвущего врагов на части, на другой – в виде обычного льва, перед которыми стоят ряды согнувшихся пленников – в том числе, и финикияне. Так что бог Мелькарт победил в африканской пустыне вовсе не хищное млекопитающее из семейства кошачьих, нет, львиная шкура на его плечах была символом превосходства Карфагена и всех прочих финикийских колоний над дряхлеющим Египтом.

Кстати, точно таким же образом и древние иудеи воспели свою независимость от египетских фараонов, сложив легенду о еврейском герое Самсоне, голыми руками разорвавшего льва.

О героических подвигах Мелькарта сегодня нам известно очень мало – так, по одной из легенд, он победил в единоборстве ужасного морского дракона Йамму. В этом бою погиб и Мелькарт, но потом он по воле богов вернулся к жизни – так что карфагенские колонисты почитали его и как «воскресающего» бога весны, олицетворявшего торжество жизни над смертью.

Также в нескольких античных источниках сохранилось описание финикийского храма в Гадире – так называемый Гераклейон, развалины которого многие века спустя и поражали воображение будущего римского императора Траяна. На воротах этого храма были изображены десять эпизодов «биографии» Мелькарта, среди которых была и победа над адским трехголовым псом – «Стигийским привратником», и поединок с человекоголовым быком, и другие подвиги, позже приписываемые Геркулесу.

Тор, Один, Фрейр и Локи Медиапроект s-t-o-l.com

Тор, Один, Фрейр и Локи

* * *

От финикийцев культ Мелькарта переняли греческие колонисты, осваивавшие побережье Южной Италии, которая в то время носила название Великой Греции. Финикийского бога они стали почитать как внебрачного сына Зевса по имени Геракл, что в переводе означает «прославленный Герой» – то есть богиней Герой, которая так ненавидела пасынка, что наслала на его голову множество испытаний.

О заимствовании культа Геракла говорит и «отец истории» Геродот: «Тому, что египтяне заимствовали имя Геракла не от эллинов, а скорей, наоборот, эллины от египтян, у меня есть много доказательств (под египтянами Геродот подразумевал жителей всей Северной Африки, в том числе и карфагенян)… Геракл принадлежит к сонму двенадцати так называемых вторых богов, Дионис – к третьему сонму, который произошел от этих двенадцати богов».

Геродот посетил все значимые храмы Геракла: «Я видел это святилище (в Тире Финикийском), богато украшенное посвятительными дарами. Среди прочих посвятительных приношений в нем было два столпа, один из чистого золота, а другой из смарагда… Видел я в Тире и другой храм Геракла, которого называют Гераклом Фасийским. Ездил я также и на Фасос (остров в Эгейском море) и нашел там основанное финикиянами святилище Геракла, которые воздвигли его на своем пути, когда отправились на поиски Европы. Эти наши изыскания ясно показывают, что Геракл – древний бог. Поэтому, как я думаю, совершенно правильно поступают некоторые эллинские города, воздвигая два храма Гераклу. В одном храме ему приносят жертвы как бессмертному олимпийцу, а в другом – заупокойные жертвы как герою».

Именно грекам Геракл и обязан своим долголетием – греческие поэты и певцы, творчески переработав финикийские легенды о подвигах Мелькарта, создали потрясающий по своей красоте и законченности эпос, выводящий осмысление судьбы богочеловека на совершенно новый уровень. Геракл не просто очищает землю от различных чудовищ, порожденных Преисподней на погибель человечеству, он еще и страдает от противоречий собственной натуры, от сочетания могущества сына Зевса и пороков несовершенной человеческой природы. И, по большей части, Геракл сам виноват в своих бедах, вызванных его необузданным нравом и яростью – так, в приступе бешенства он убивает своих детей, за что боги и осуждают его на унизительное служение царю Эврисфею. По приказу царя Геракл и совершает свои знаменитые подвиги, которые состоят не столько в уничтожении монстров, сколько в обуздании собственной гордыни – к примеру, когда его, богочеловека, словно какого-то жалкого раба, отправляют убирать конюшни. Также известно, что Геракл сидел за ткацким станком и собирал виноград, что в то время было занятием рабов.

Подвиги Геракла Медиапроект s-t-o-l.com

Подвиги Геракла

Собственно, Геракл и был самым настоящим рабом, более того – рабыней. Все началось с того, что царевич Ифит, старший сын царя Эврита, ошибочно обвинил Геракла в краже царского табуна лошадей. Разгневанный Геракл убил царевича, за что был приговорен богами к изгнанию из родной Греции. Более того, он на три года был продан в рабство царице Омфале, которая правила Лидией – небольшой страной в самом центре нынешней Турции.

Никогда еще не испытывал Геракл таких унижений, как на службе у лидийской царицы, которая, казалось, находила наслаждение в издевательствах над сыном Зевса. Нарядив величайшего из героев в женские одежды, она заставляла его сидеть за ткацким станком и ткать шерсть вместе со своими служанками. В конце концов, Геракл даже внешне стал походить на женщину.

Культурологи уверены, что эта история с переодеванием Геракла происходит из древних обрядов плодородия, в которых богиня-мать подчиняла себе всех богов мужского пола. Жрецы, исполняя роли этих богов, носили женские платья и парики.

Но, в конце концов, Геракл сумел побороть темные стороны своей натуры. Более того, Геракл сумел побороть и весь установленный богами миропорядок, включая саму смерть. Этот подвиг описан в трагедии Еврипида «Алкестида», когда Геракл вырвал из рук всесильного демона смерти Танатоса царицу Алкестиду, решившуюся отправиться в царство мертвых вместо своего любимого мужа.

Земной путь Геракла, как писал Климент Александрийский, продолжался 52 года. По легенде, Геракл сам взошел на погребальный костер, будучи не в силах терпеть страшные муки от отравленной одежды, которую ему по неведению подсунула жена. Но в пламени костра Геракл преобразился – Зевс даровал ему бессмертие, и в свете молний герой был вознесен на Олимп, где стал супругом Гебы, богини вечной юности.

* * *

Культ Мелькарта переняли не только греки, но и племена этрусков (или тусков, как называли их римляне), которые переименовали бога-странника в Херкле. Считается, что Херкле – это предок всего народа тусков: родившись обычным смертным, он совершил массу славных деяний и был признан равным богам.

Поскольку именно этруски были первыми царями и духовными учителями римлян, то вскоре и потомки Ромула стали почитать Херкле под именем Геркулеса. Также римляне переняли у этрусков погребальный ритуал тризны, когда в честь покойного устраивались показательные бои на мечах, призванные как воздать почести покойному, так и умилостивить Херкле. В Риме эти погребальные поединки стали известны как гладиаторские игры, хотя для обозначения поединков римлянами использовался и термин «munus» – то есть «прощальная обязанность», подразумевающая прощение долга в память об усопшем.

Первые в истории Рима munus прошли в 264 году до Р.Х. на похоронах знатного сенатора этрусского происхождения Брута Пере. Как писал историк Тит Ливий, сыновья покойного Марк и Брут Десятый после поминального пира выставили три пары бойцов сражаться на Бычьем форуме, на котором располагался древнейший в Риме алтарь Геркулеса, воздвигнутый этрусским царем Эвандром.

Чуть позже у алтаря Геркулеса прошли и погребальные игры в честь сенатора и консуляра Марка Эмилия Лепида. Тит Ливий писал: «Они продолжались три дня, и выступало на них двадцать две пары гладиаторов».

У Стругацких есть очень хороший термин – «прогрессор». Так вот, Мелькарт-Геракл-Геркулес в представлении людей античной эпохи был эдаким странствующим «прогрессором» – недаром же его святилища находили буквально по всему Средиземноморью. Греки и римляне верили, что именно Геракл придумал спортивные игры и состязания, открыл искусство медицины. Даже его облик имел мало общего с привычным нам типажом агрессивного культуриста. Так, философ Иероним «рассказывает о внешности Геркулеса, говоря, что это – маленький, взъерошенный крепыш, а Дикеарх – что он напряженный, жилистый, черный, с орлиным носом, блестящими глазами и длинными волосами».

Уже к началу нашей эры культ Геркулеса превратился в совершенно особую «демократическую» религию Рима, которая была основана на древнегреческой философии стоиков. Формулу же римского стоицизма лучше всего выразил знаменитый римский философ Луций Анней Сенека: «Кто согласен, того судьба ведет, кто не согласен, того она тащит». Проще говоря, человек – это часть мира, которым правит невидимый Божественный Логос, определяющий Судьбу всего сущего. Поэтому человек, несмотря на то, что он обладает разумом и свободой воли, совершенно несвободен и всецело пребывает в распоряжении высших сил и судьбы, избегнуть которую невозможно – об этом как раз и повествует едва ли не каждая греческая трагедия. Высшая же благодетель и свобода каждого человека состоит в том, чтобы понять замысел Логоса и добровольно его выполнять, подчиняться своей судьбе и следовать предначертанному. Идеал стоиков – человек, мужественно и с достоинством подчиняющийся судьбе, бесстрастно принимающий все ее испытания. Как Геркулес, покорно выполнявший волю богов.

Стоицизм стал мировоззрением многих образованных римлян еще в I веке до н. э. – в эпоху гражданских войн и гибели республики. Еще через сто лет культ Геркулеса стал всенародной религией, которую разделяли и образованные римские граждане, и городская чернь.

Патриции и римские всадники видели в Геркулесе идеал справедливого правителя, борца с тиранией, призванного реанимировать «золотой век» и восстановить исконные ценности Римского государства – к примеру, легат Плиний Младший называл Геркулеса «богом честности».

Римские плебеи, в чьем ведении и находилось формирование жреческих коллегий «геркуланов», почитали сына Юпитера как вечного труженика и защитника обездоленных. Легионеры поклонялись Геркулесу как покровителю солдат и богу-целителю, а все полководцы, удостоенные триумфального шествия в Риме, жертвовали храму Геркулеса десятую часть военной добычи, которая целиком шла на угощение народа. Даже в каменоломнях, где тянули лямку осужденные преступники и рабы, археологи обнаружили сотни примитивных и бесхитростных жертвенников Геркулеса – молитва к богу-заступнику помогала этим людям сохранить веру в освобождение хотя бы после смерти.

Геракл в львиной шкуре Медиапроект s-t-o-l.com

Геракл в львиной шкуре

О масштабах поклонения Геркулесу свидетельствует римский календарь: к примеру, 1 февраля в каждом крупном городе империи проводились игры в честь дня рождения Геркулеса, а 3 апреля отмечался праздник Геркулеса Победителя. 4 июня праздновался день основания храма в честь Геркулеса Великого Хранителя возле Фламиниева цирка в Риме, а 30 июня – день основания храма Геркулеса Мусагета. 12 августа отмечался день основания храма Геркулеса Непобедимого у Большого цирка, а уже на следующий день –праздник храма Геркулеса у Тригеминских ворот. Наконец, 21  декабря отмечался праздник Геркулеса и Цереры, богини земледелия и плодородия.

В честь Геркулеса были названы и десятки городов по всей Империи – достаточно вспомнить Геркуланум, погибший вместе с Помпеями в августе 79 года от Р.Х. от извержения Везувия. Или Гераклею Критскую – ныне это Ираклион.

* * *

В первые века нашей эры культ Геркулеса – вместе с культом гения римского императора – стал официальным символом лояльности императору и всему римскому государству. Именно возле жертвенников Геркулеса христиан под угрозой пыток и заставляли отрекаться от своих «заблуждений». Христианская церковь сохранила память о святой великомученице Ермионии, которая под пытками отказалась поклониться идолу Геркулеса: «Святая стояла на раскаленной сковороде, как на зеленой траве, и воспевала славословие Господу. Сойдя со сковороды, святая мученица сделала вид, что желает принести жертву богу Геркулесу. Радостный царь приказал отвести ее в идольское капище. Когда же святая помолилась там Богу, послышался сильный гром, и все идолы в капище упали и разбились».

Император Луций Элий Аврелий Коммод – сын Марка Аврелия – пошел еще дальше. Он сам объявил себя сыном Юпитера и новым воплощением Геркулеса – «Геркулесом Амазонием». Для пущей схожести Коммод вместе со стилизованными доспехами одевал и львиную шкуру – униформу мифического героя, и даже имитировал его подвиги на цирковой арене, что раньше было совершенно немыслимо! Император, подобно рабу-гладиатору, сам выходил сражаться на арену Колизея, истребив целые стада диких животных.

Но «подвиги» Коммода были вызваны вовсе не сумасбродством принцепса, в котором его часто укоряли историки. Последнему императору из династии Антонинов было необходимо укрепить основы римской веры, пошатнувшиеся после правления его отца, который вообще не верил ни в каких богов. Лучшего же способа укрепить религиозные догматы, чем публичные театрализованные представления, в античном мире попросту не придумали. Также Коммод постарался приблизить к себе армейских жрецов-геркуланов, возвысив «солдатский» культ Геркулеса до статуса первой религии империи.

Его примеру последовал и император Септимий Север, который объявил Геркулеса своим личным покровителем. Более того, как уверял Север своих подданных, Геркулес лично почтил Рим своим присутствием во время открытий «Столетних игр», ознаменовавших собой начало нового «золотого века» в истории Римской державы. После этого буквально каждый новый император считал своим долгом подтверждать присутствие Геркулеса возле своего трона. К примеру, император Максимиан, правивший вместе с Диоклетианом, и вовсе сменил имя на Геркулий.

* * *

В то время практически вся римская армия состояла из наемников-варваров. Одни из них – как например, готы – принимали христианство в форме арианской ереси, другие же оставались верными языческим культам. В числе последних были и герулы – представители мощного племенного союза, некогда входившего в состав государства готов в задунайских степях.

На скрижалях истории имя герулов впервые появилось в середине III века нашей эры – во время войн Римской империи с готами. Тогда императору Галлиену сдался в плен вождь герулов по имени Навлобат, и благодаря этой сделке империя выиграла войну.

Позднее, уже в эпоху тетрархии, именно герулы составили основу «геркулессцев» – элиту римского войска. И, возможно, именно от названия своих полков этот племенной союз и получил свое название – «геркулессцы».

В середине IV века герулы и все прочие германцы, также находившиеся на службе Римской империи, составили основу ударной армии императора Юлиана Отступника в войнах с аламаннами, позже оба отряда вошли в состав экспедиционного корпуса, который в 360 году был послан в Британию для защиты от набегов северных варваров. Также они отметились во всех значимых битвах Эпохи Великого переселения народов.

Но в середине VI века процесс переселения захватил и самих герулов. Под влиянием нашествия гуннов и аваров, захвативших Причерноморские степи, герулы мигрировали на север Европы – в Скандинавию.

C нашествием герулов нынешние археологи связывают внезапный расцвет и Вендельской археологической эпохи, возникшей будто бы ниоткуда и продолжавшейся до 800 года нашей эры (то есть до появления викингов).

Именно Вендельская культура, названная в честь археологических находок на побережье  озера Вендель неподалеку от города Уппсала, и стала фундаментом для последующего развития самобытной культуры всей Скандинавии.

Но век господства герулов был недолгим – уже к началу IX века герулы растворились среди местных племен свеонов, оставив о себе на память лишь слово «ярл» – название для скандинавских князей. Как считают сами шведские ученые – например, историк Троелс Брандт, автор исследования «Герулы», самоназвание шведской знати стало производным от искаженного названия герулов – сначала, как это нередко бывает в индоевропейских языках, исчезла первая буква «г», и «герулы» стали «эрулами», затем уже в силу местной фонетики «эрулы» превратились в «ярлов» – название класса господ и правителей. Впрочем, неудивительно, что короли герулов, которые принесли с собой не только блестящую римскую культуру, но и римский религиозный культ, воспринимались местными северными дикарями как посланники богов.

* * *

На Севере римский военный культ профессиональных солдат обрел «второе дыхание» еще на несколько веков. Конечно, все легенды о подвигах Геркулеса были быстро пересказаны и адаптированы к реалиям варварского мира. Что легко объяснимо: попробуйте-ка, к примеру, объяснить людям из северных лесов, как выглядит лев.

Интересно, что с аналогичной проблемой столкнулись и российские христианские миссионеры из Института перевода Библии, которые в начале 90-х годов прошлого столетия взялись перевести Священное Писание на языки неславянских народов бывшего СССР. Дело оказалось неблагодарным. Например, в шорском языке, распространенном на территории Южной Сибири, никогда не было слов для обозначения терновника или винограда. Поэтому евангельскую фразу «Собирают ли с терновника виноград?» пришлось переводить, подставляя названия местных растений. А вот жителям Чукотки было совершенно непонятно, кто такой агнец. В итоге пришлось заменить агнца на олененка.

Точно таким же образом и наши предки адаптировали для себя малопонятные им жития первых христианских святых. Например, великомученик Георгий, казненный при императоре Диоклетиане, превратился в Георгия Победоносца – закованного в латы рыцаря небесного воинства, поразившего копьем змия. Или оцените метаморфозу, случившуюся с архиепископом Николаем из городка Мир в Ликии – через полторы тысячи лет после своей смерти он стал известен всему миру как Санта-Клаус, сказочный персонаж, прилетающий на оленьей упряжке из далекой Лапландии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Георгий-победоносец

Поэтому львиная шкура быстро исчезла с плеч Геркулеса, да и сам античный бог сменил имя – жители Германии его именовали Герле-кониг, британцы –  Херла-кинг, франки – Эрле-кин.

Но чаще всего люди вообще старались не называть его имени –  ведь у людей архаического мира любое имя бога часто становится табу, его нельзя произносить вслух, а в случае крайней необходимости имя бога нужно заменять произвольными словами, либо подходящими по смыслу, либо похожими по звучанию. Нельзя поминать имен богов просто так! И грозного бога войны стали именовать просто «Ужасным» или «Грозным» – то есть Вотаном. Именно так это имя переводится с древнегерманского – «Ужасный».

В Скандинавии же его называли Одином или Иггом.

Интересно, что подобные процессы происходят и сегодня. Например, в России появилась мода писать «б-г» вместо слова «бог» – таким образом люди стараются выполнить ветхозаветную заповедь не произносить имени Господа всуе, не подозревая о том, что данная заповедь относится только к священному тетраграмматону. Американцы же, озабоченные соблюдением этой же заповеди, буквально несколько лет назад придумали разговорное выражение «Oh, My Gosh!» вместо обычного «Oh, My Cod!».

* * *

На месте захоронения древних королей герулов и возникла Старая Уппсала – самый известный языческий храм Одина на территории Швеции.

Описание этого храма содержится в трактате «Деяния Архиепископов Гамбургской церкви» Адама Бременского, составленного в Швеции около 1075 года. Рассказывая о подвигах епископов, отправившихся крестить язычников в Швеции, Адам приводит единственное в своем роде описание скандинавского язычества: «У этого народа есть очень прославленный храм, который называется Упсала. В этом храме, который весь разукрашен золотом, народ поклоняется статуям трех богов… Самый могущественный из их богов – Top – восседает на престоле в середине парадного зала, с одной стороны от него – Водан, с другой – Фриккон. Вот как распределяются их полномочия: «Тор, – говорят свеоны, – царит в эфире, он управляет громами и реками, ветрами и дождями, ясной погодой и урожаями. Водан, что означает «ярость», – бог войны, он возбуждает мужество в воинах, сражающихся с неприятелем. Третий бог – Фриккон – дарует смертным мир и наслаждения. Последнего они изображают с огромным фаллосом. Водана же свеоны представляют вооруженным, как у нас обычно Марса. А Тор напоминает своим скипетром Юпитера. Они также почитают обожествленных людей, даря им бессмертие за славные деяния… Около святилища растет большое дерево с раскидистыми ветвями, зеленеющее и зимой, и летом, и никто не знает, какова природа этого дерева. Там также находится источник, где язычники совершают жертвоприношения, ввергая в него живого человека: если он не всплывает, то это обозначает, что желание народа осуществится.

Сей храм окружает золотая цепь, висящая по скатам здания и густо окрашивающая в золотой цвет всех входящих. Это святилище расположено в равнинной местности, которая со всех сторон окружена горами наподобие театра.

Ко всем их богам приставлены жрецы, ведающие племенными жертвоприношениями. Если грозит голод или мор, они приносят жертву идолу Тора, если война, Водану, если предстоит справлять свадьбы, Фриккону. Свеоны, кроме того, имеют обычай каждые девять лет устраивать в Уппсале торжество, собирающее жителей всех областей страны. От участия в этом торжестве не освобождается никто. Цари и народы, вместе и поодиночке, все отсылают свои дары в Уппсалу, и, что ужаснее всего, те, кто уже принял христианство, вынуждены откупаться от участия в подобных церемониях. Вот как происходит жертвоприношение. Из всей живности мужского пола приносится девять голов: считается, что их кровь умилостивит богов. Тела же этих животных развешиваются в близлежащей роще. Эта роща священна для свеонов, потому что, согласно поверью, благодаря смерти и разложению жертв ее деревья становятся божественными. Один христианин рассказывал мне, что видел в этой роще висевшие вперемежку тела собак, лошадей и людей, общим числом 72. А о многочисленных нечестивых магических песнопениях, которые они обычно исполняют, совершая обряд жертвоприношения, лучше будет вообще умолчать…»

Ныне Уппсала – это новый город, построенный в нескольких километрах к югу от старого городища, полностью сгоревшего в XIII веке. О местонахождении же Старой Уппсалы напоминают лишь Королевские курганы – огромные рукотворные холмы, насыпанные над погребениями древних королей герулов. Считается, что на одном из этих холмов и располагался величественный храм язычников – теперь на этом месте стоит старая церковь, бывшая когда-то кафедрой шведского архиепископа.

В 1874 году в Старой Уппсале начались археологические раскопки. Известный шведский ученый-археолог Брор Эмиль Хильдебранд раскопал один из трех Королевских курганов и открыл величественное древнее погребение. Под толстым слоем наваленных булыжников он нашел обугленные кости и останки погребального костра, останки роскошного оружия, франкского меча и позолоченных доспехов, произведенных в Римской империи. Также в могилу короля герулов положили и настольные шахматы с фигурками, вырезанными из камней граната и слоновой кости.

Продолжение следует