×

«Доктрина патриарха Мелетия»

Патриарх Варфоломей решил воплотить в жизнь заветы турецкого султана Мехмеда II и сделать себя «православным папой»
+

В заявлении Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с незаконным вторжением Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Православной Церкви говорится, что «за высказываниями Патриарха Варфоломея стоят чуждые Православию экклезиологические представления». Речь идёт о так называемой «доктрине патриарха Мелетия», мечтавшего перестроить мировую православную церковь по римско-католической модели. «Стол» выясняет подробности.

Кто такой патриарх Мелетий?

Парадокс: именно турки, завоевавшие в 1453 году Константинополь, и превратили Константинопольского архиепископа во Вселенского патриарха. До этого Константинопольский епископ считался лишь вторым в так называемой «пентархии» – системе власти пяти Патриархатов, образованных вокруг пяти древнейших и главнейших престолов: Римского, Константинопольского, Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Император Юстиниан законодательно закрепил порядок пяти Патриарших престолов, среди которых первое место принадлежало Риму. Одно из правил Трулльского собора VII века гласило: «Определяем, да имеет престол Константинопольский равные преимущества с престолом древнего Рима и, якоже сей, да возвеличивается в делах церковных, будучи вторым по нем: после же оного да числится престол великого града Александрии, потом престол Антиохийский, а за сим престол града Иерусалима». Впрочем, само понятие «пентархии» предполагало соборную систему управления в Церкви, равенство Патриархов между собой.

Учитывая же, что непосредственно всеми делами в церкви заведовал сам император Византии, то владения епископа Константинополя были самыми скромными в империи.

Но ещё до взятия Константинополя турецкими войсками архиепископ столицы получил от турецкого султана Мехмеда II титул «Милет-Баш» – т. е. «Глава народа», что сделало его главой всего православного населения турецкой империи. При турках Константинопольский патриархат достиг и своей кульминационной точки в пространственном измерении: в юрисдикцию патриарха вошли все земли Османской империи – то есть вся Малая Азия, весь Балканский полуостров с прилегавшими островами, поскольку другие епархии и церкви на Балканском полуострове были запрещены.

Сам патриарх имел статус мелкого госслужащего при дворе султана, который сменял патриархов по любому удобному поводу

Правда, сам патриарх имел статус мелкого госслужащего при дворе султана, который сменял патриархов по любому удобному поводу. Впрочем, здесь была небольшая хитрость: каждый раз с новоизбранного патриарха взималась большая подать. И каждый раз, когда двор нуждался в деньгах, султан менял патриарха, заставляя православных собирать деньги на выборы.

История же современного «Константинопольского патриархата» начинается с Первой мировой войны, когда в 1921 году в захваченный британскими войсками Стамбул на британском корабле прибыл некто Эммануил Николау Метаксакис – архиепископ Афин Греческой церкви, действовавшей в США среди греков-мигрантов.

Метаксакис родился в сентябре 1871 года в селе Парсас на Крите в семье священника. В 17 лет Эммануил поступил в семинарию Святого Креста в Иерусалиме, там же он был пострижен в монашество с именем Мелетий. Карьера этого человека знала самые невероятные взлёты и падения. Вскоре после окончания богословского образования патриарх Дамиан назначил его секретарём Священного Синода Иерусалимской Патриархии, а восемь лет спустя тот же самый патриарх выгнал Мелетия из Святой Земли за «деятельность против Святого Гроба».

Тогда Мелетий посетил Кипр и вступил в ряды английской масонской ложи, благодаря чему он уже через год был назначен митрополитом города Китиона на Кипре. Все время он посвящает попыткам занять пост Кипрского архиепископа, которые закончились весьма неудачно: его просто выгнали с острова, запретив в служении. Он уезжает в Грецию, где при поддержке своего родственника, греческого премьер-министра Венизелоса, становится Архиепископом Афинским.

К тому времени в мире происходят глобальные перемены. Проигрыш Первой мировой войны дорого обошёлся Оттоманской империи, которая летом 1918 года находилась на грани распада, официально признав над собой внешнее управление Антанты – вернее, Франции и Великобритании.

Далее, по замыслу британского двора, территория бывшей Османской империи должна была сократиться втрое, а на освободившихся территориях должна была появиться возрождённая Византия – Великая Эллада, которая бы контролировала все порты Средиземного, Мраморного и Чёрного морей. И уж конечно, Великая Греция должна была стать центром мирового православия, а Константинопольский Патриарх стал бы куда более значимой фигурой, чем сам папа римский.

Именно такую церковь и прибыл строить Мелетий Метаксакис, объявивший себя новым патриархом Мелетием IV.

Правда, не обошлось без конфуза. Греческий посол в Вашингтоне известил префектуру в Фессалониках, что Мелетий «в облачении принял участие в англиканском богослужении, кланялся с англиканами на молитве, целовал их престол, проповедовал и позднее благословил присутствовавших». В ответ Священный Синод Элладской Церкви сформировал специальную комиссию с целью расследования этого случая. И вот, пока расследование ещё продолжалось, Мелетий и был избран патриархом Константинопольским. Священный Синод Элладской Церкви, узнав об этом, изверг Мелетия из сана за целый ряд нарушений канонического права, а также за учинение схизмы. Были устроены вторые выборы, на которых законным образом победил митрополит Герман (Каравангелис). Позже митрополит Герман вспоминал, что ночью после выборов в его дом вломилась делегация общества «Национальной обороны» и стала горячо просить его снять свою кандидатуру в пользу Мелетия Метаксакиса…

Первым же указом новоиспечённый Вселенский патриарх Мелетий IV подчинил себе все американские приходы и храмы Элладской церкви

Испуганный митрополит Герман предпочёл отказаться от поста патриарха, и в январе 1922 года Мелетий был возведён на трон Константинопольских патриархов.

И первым же указом новоиспечённый Вселенский патриарх Мелетий IV подчинил себе все американские приходы и храмы Элладской церкви – по праву древнего благочестия. Американские приходы были в ужасе, но предпочли смолчать.

Следом Мелетий IV издал томос о праве Константинополя на «непосредственный надзор и управление всеми без исключения православными приходами, находящимися вне пределов поместных православных Церквей в Европе, Америке и других местах». Этот акт писался с прицелом именно на раздробление Российской православной церкви, которую тогда уже греческие «братушки» считали погибшей. То есть все епархии на бывших осколках Российской империи автоматически переходили под юрисдикцию американского «патриарха».

В частности, одним из первых приобретений новоиспечённого патриарха стала бывшая Варшавская Митрополия – то есть все православные приходы в Польше.

Далее он принял в юрисдикцию и Ревельскую епархию Российской Церкви – новую Эстонскую Митрополию.

Шли переговоры и о выдаче томоса отколовшейся Украинской церкви.

Но затем ситуация в Стамбуле резко изменилась.

Почему Новая Византия не состоялась?

Разумеется, планы мирового переустройства никак не могли понравиться турецким националистам и бывшему командующему 5-й армией генералу Кемалю-паша по прозвищу «Ататюрк», который и основал движение сопротивления. Вскоре у Ататюрка появились союзники – большевики, которые прекрасно понимали, что создание «Великой Эллады» будет фактически означать установление полного контроля англичан над Черным морем, и блокада не просто экономически задушит Советскую Россию, но и поставит жирный крест на всех планах Мировой революции.

Уже летом 1920 года Москва, признав новое правительство Кемаля Ататюрка, направила на турецкий фронт караваны с орудием и продовольствием, а также военных советников – героев Гражданской войны Михаила Фрунзе и Климента Ворошилова. Совместными усилиями турецкие националисты и большевики разгромили греков, заставив их подписать унизительный договор об обмене населением: греки оставляли территорию нынешней Турции, а турки покидали Грецию.

Для Греции это была настоящая катастрофа.

Из Стамбула был вынужден бежать и патриарх Мелетий IV. Впрочем, под нажимом британского министра иностранных дел лорда Керзона Ататюрк согласился оставить резиденцию Константинопольского патриарха в Стамбуле, оставив христианам аж целый городской квартал Фанар, где и сегодня находится официальная резиденция патриарха.

Даже после отставки Мелетия IV его доктрина оказалась живее всех живых

Интересно, что даже после отставки Мелетия IV его доктрина оказалась живее всех живых.

На расширении Константинопольского патриархата за счёт раскольников настаивал и новый патриарх Григорий VII (в миру Григориос Зервудакис), который согласился официально признать «обновленцев» – то есть Российскую «Живую церковь», которую тогда открыто считали проектом ОГПУ, созданным для борьбы с каноническим Московским патриархом Тихоном.

Григорий VII даже отправил в Москву особую «комиссию» для подготовки томоса о признании «обновленцев». В ответ патриарх Тихон, фактически находившийся под арестом, писал: «Представитель Вселенской Патриархии, Глава Константинопольской Церкви, без всякого предварительного сношения с Нами, как с законным представителем и Главой всей Русской Православной Церкви, вмешивается во внутреннюю жизнь и дела автокефальной Русской Церкви (…) Всякая посылка какой-либо комиссии без сношений со мною, без моего ведома незаконна, не будет принята русским православным народом, и внесёт не успокоение, а ещё большую смуту и раскол…»

Но смутить Григория VII было невозможно. В ответном послании он предложил патриарху Тихону самому добровольно покинуть свой пост: «Ввиду возникших церковных разногласий мы полагаем необходимым, чтобы Святейший Патриарх Тихон ради единения расколовшихся и ради паствы пожертвовал собою, немедленно удалившись от Церковного Управления (…) И чтобы, одновременно, упразднилось, хотя бы временно, патриаршество, как родившееся во всецело ненормальных обстоятельствах в начале гражданской войны, и как считающееся значительным препятствием к восстановлению мира и единения…»

Большевики ликовали, а советские газеты выходили с кричащими заголовками: «Вселенский патриарх уволил бывшего патриарха Тихона»!

Однако расколоть русскую церковь так и не получилось – сначала умер сам Григорий VII, затем после смерти Ленина обострилась борьба за власть между партийными группировками, и «обновленцы», оказавшись на самообеспечении, самоликвидировались в течение десятилетия.

Это первый случай разрыва «дипломатических отношений»?

Ещё одна позорная страница взаимоотношений Москвы и Константинопольского патриархата касается событий начала 90-х годов, когда процессы распада охватили уже Советский союз. В то время «Вселенским» патриархом Варфоломеем I стал бывший офицер турецкой армии Димитриос Архондонис, выпускник Папского восточного института в Риме, доктор богословия Папского Григорианского университета.

Патриарх Константинопольский Варфоломей. Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости Медиапроект s-t-o-l.com

Патриарх Константинопольский Варфоломей. Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

И в 1996 году патриарх Варфоломей I объявил о принятии под свою юрисдикцию Эстонской апостольской православной церкви (ЭАПЦ), мотивируя это тем, что ещё в 1923 году ЭАПЦ перешла под юрисдикцию Константинопольского патриархата. И эта юрисдикция сохранилась, несмотря на то, что в 1940 году после вхождения Эстонской ССР в состав Советского Союза ЭАПЦ была «добровольно-принудительно» возвращена в лоно Московской патриархии. В 1978 году под давлением советской дипломатии патриарх Константинопольский Димитрий объявил утратившим силу томос 1923 года о переводе в Константинопольскую юрисдикцию Эстонской Православной Церкви.

Но после объявления Эстонией независимости об утраченном томосе вспомнили представители «стокгольмской церкви» – эстонские священники, успевшие эмигрировать в Швецию, где они и основали «церковь в изгнании».

Правда, в конце апреля 1993 года Священный синод Московского патриархата восстановил юридическую и экономическую самостоятельность православной церкви в Эстонии, но это решение никак не устраивало националистическое руководство Эстонии, стремившееся разорвать все связи с Россией.

«Стокгольмцев» поддержал и патриарх Варфоломей, отправивший патриарху Алексию II откровенно хамское письмо, в котором обвинил едва не уничтоженную в лагерях ГУЛАГа Русскую Церковь в аннексии независимой Эстонии: «Церковь того времени занималась изгнанием православных эстонцев… Епископ Корнилий олицетворяет ликвидацию канонического порядка с помощью сталинской армии…»

И отношения между Московской и Константинопольской патриархиями были на несколько лет разорваны, а в Эстонии и сегодня существуют две православные церкви.

Почему ситуация в Киеве грозит расколом?

Однако нынешний этап противостояния гораздо серьёзней, чем все споры по поводу православных приходов в Таллине.

Дело в том, что религиозные волнения начали сотрясать Украину задолго до появления раскольничьего «Киевского патриархата» бывшего Киевского митрополита Филарета (Михаила Денисенко). Вначале борьба развернулась на Западной Украине между греко-католиками и православными. Затем между собой схватились автокефалы и униаты. После этого объединённые силы униатов и автокефалов объявили крестовый поход против «москалей» – православных Московского Патриархата. И каждый из этих этапов борьбы сопровождался погромами и захватами храмов. Натиск на Русскую церковь стал настолько мощным, что некоторые православные священники просили патриаршего благословения на временный переход к автокефалам ради сохранения приходов от погромщиков.

И вот, в октябре 1990 года патриарх Алексий II привёз в Киев томос Архиерейского собора Русской православной церкви об автокефалии – это особый документ, который учредил Украинскую поместную церковь в юрисдикции Московского патриархата. И это вполне самостоятельная и независимая церковь – так, Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины Онуфрий в 2014 году был избран предстоятелем УПЦ по результатам тайного голосования среди епископов Украинской церкви.

То есть всеми признанная поместная церковь на Украине уже есть.

И открыть новую даже Вселенский патриарх не имеет права – так, 34-е Апостольское правило гласит: «Епископам всякого народа подобает знати первого из них и признавати его яко главу, и ничего превышающего их власть не творити без его рассуждения… И первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо тако будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец и Сын и Святой Дух».

Наличие поместной церкви на Украине не раз подтверждал и сам Константинопольский патриарх Варфоломей I, объясняя, почему он никак не сможет выдать второй томос на автокефалию.

И вдруг все изменилось – проект «Киевского патриархата» взял на вооружение президент Порошенко, который сделал вопрос получения томоса краеугольным камнем свой предвыборной кампании.

Изменилась и позиция самого патриарха Варфоломея: по слухам, это стоило 25 миллионов долларов, которые Порошенко лично передал патриарху в качестве «гонорара». (Забавная деталь: как писала киевская пресса, во время встречи в апреле нынешнего года Порошенко передал патриарху только 10 из 25 миллионов долларов, оставив себе «за труды» 15 миллионов, но Варфоломей, каким-то образом узнав о недостаче, наотрез отказался от визита в Киев на праздник 1030-летия крещения Руси, заставив Порошенко вернуть украденные деньги.) Кроме того, к решению вопроса о томосе подключились и американские власти – в июле 2018 года Госсекретарь США Майк Помпео провёл встречу с главой американо-украинской епархии Константинопольского патриархата Димитрием (Тракателлисом), во время которой, как пишет американская пресса, речь зашла о возобновлении расследования ФБР о мошенничестве и уходе от налогов в ходе строительства православного храма Святого Николая в Нью-Йорке.

И патриарх Варфоломей, быстро понявший намёк администрации Белого дома, тут же изменил свою позицию и заявил, что Константинопольский патриархат по праву старшинства при принятии решений об автокефалии может не учитывать мнения других поместных церквей. И направил в Киев двух посланников для подготовки образования поместной церкви, заставив в ответ Святейший Синод РПЦ вспомнить слова патриарха Константинопольского Григория VI, обращённые к Ватикану: «Мы не можем принять, что во всей Церкви Христовой есть некий епископ начальствующий и глава иная, кроме Господа, что есть некий Патриарх, говорящий с кафедры и выше Вселенских Соборов или же что апостолы не были равны».

То есть, таким образом, Святейший Синод готовит почву не только для разрыва «дипломатических отношений», но и для разрыва евхаристического общения и обвинения Константинопольского патриарха Варфоломея I в ереси папизма.

* * *

Что ж, история, похоже, вновь повторяется – только на этот раз в роли «обновленцев» выступает «Киевский патриархат», которому только ещё предстоит узнать, что церковь Христову нельзя собрать из ненависти к соседу и погромов «не тех» храмов, из украденных миллионов и начальственных приказов. Это вам не политика, здесь такие вещи не работают.

Как бы там ни было, Господь рано или поздно расставит все по своим местам, а на репутации Константинопольского Патриархата уже сейчас появилось новое несмываемое пятно позора.