×

Кто такой Покрас Лампас?

28-летний каллиграффитист Покрас Лампас стал известен на всю страну после скандала в Екатеринбурге: православные активисты потребовали смыть  с асфальта его граффити «Супрематический крест»
+

Собственно, публичному хайпу Покрас обязан и всей своей карьерой, когда из обычного подростка с набором баллончиков красок он превратился в одного из самых успешных художников-графиков России, который сотрудничает с Saint Laurent, Lamborghini, Fendi, Levi’s, Dries Van Noten и Nike.

Карьера Покраса началась 11 лет назад, когда Арсений Пыженов (это настоящее имя Покраса) из подмосковного Королёва всерьёз увлёкся граффити – вернее, той «назаборной» росписью, что каждый день наблюдают все пассажиры пригородных электричек и железнодорожных путей. Он начал рисовать в 15−16 лет и активно влился в стрит-арт столицы.

И скоро, как рассказывает сам Арсений Пыженов на своих лекциях, ему захотелось большего. И он решил заняться «каллиграффити»  – это соединение «каллиграфии» и «граффити», которое изобрел американский художник Жан-Мишель Баския, гуру граффитчиков всего мира, показавший, что любой талантливый оборванец при нужном стечении обстоятельств может стать полноценной и уважаемой частью элиты арт-общества, оказывать влияние на современное искусство и массовую культуру. И при этом зарабатывать деньги. Именно под влиянием творчества Баския уже в конце 80-х граффити-художники начали выставляться в галереях, а в 2009 году более сотни уличных художников представили свои произведения в парижском Гран-Пале – как полноценный вид искусства с иерархией жанров и стилей.

В России же самой успешной командой стрит-арта считалась команда «Зачем», которая начала рисовать ещё в 90-х годах. Участники этой группировки выпустили несколько фильмов, а один из основателей проекта «Зачем» Кирилл Кто входит в рейтинг самых влиятельных лиц в российском искусстве по версии журнала «Артхроника» и является автором многих проектов по развитию граффити-индустрии.

Арсений Пыженов решил сделать акцент не на философских высказываниях-посланиях, не на социальных и остро-политических темах граффити, но на красоте и оригинальности шрифта

Но Арсений Пыженов решил сделать акцент не на философских высказываниях-посланиях, не на социальных и остро-политических темах граффити, но на красоте и оригинальности шрифта, порой совершенно нечитаемого.

– Я прочитал важную книгу Take Your Pleasure Seriously одного из лучших каллиграфов-классиков Люки Барселоны, изучил дизайн, начал делать первые работы.

Первым его серьёзным проектом стала обложка альбома рэпера L’one «Одинокая вселенная», для которого Арсений даже изобрел уникальный шрифт, который потом разлетелся по Сети.

Потом пришёл заказ на роспись ресторана Big Wine Freaks, потом – студия Lion Tattoo, выступил с перформансом на Aurora Fashion Week. А затем он расписал лёд на Финском заливе и сделал по заказу компании Panasonic гигантское граффити на крыше завода «Красный Октябрь».

После этого видео предложения от крупных брендов буквально посыпались на Арсения, сменившего к тому времени имя и фамилию на Покрас Лампас (этим «тэгом» он всегда подписывал свои работы). Компания Lamborghini пригласила Лампаса в Дубай расписать новый спорт-кар. Saint Laurent устраивал перформанс с его участием на вечеринке, где Покрас расписал пятиметровую букву Y. Levi’s выпустила уникальную джинсовую куртку с его росписью. Dries Van Noten украсил свою коллекцию шрифтами Лампаса. А ещё он расписал одну из крыш в Риме в рамках проекта «F for Fendi». Также вышла его коллекция одежды и модель кроссовок Reebok Crossfit х Pokras Lampas.

Теперь Покрас Лампас выступает как основоположник собственного стиля «каллиграфутуризма». По сути, это попытка вписать каллиграфическую готико-арабскую вязь букв в формы и приемы кубо-футуризма 20-х годов прошлого века. Правда, сам художник уверяет, что это его новый экспериментальный стиль:

– Изначально я увлекался готикой и сделал довольно много популярных вещей, которые стали копировать. В какой-то момент я полностью отрёкся от этой темы и придумал собственный стиль каллиграфутуризм. По сути, это некие эксперименты на тему того, как может выглядеть каллиграфия в будущем. Я ввожу странные формы букв, символы разных алфавитов – азиатских, восточных, европейских, славянских – и новых знаков, мною придуманных.

Но не менее важную роль в успехе художника, по признанию самого Покраса, играет и грамотный постпродакшн, то есть медийная раскрутка имени художника, когда каждый повод для хайпа имеет куда большее значение, чем сами работы.

– Современное искусство чем плохо: часто идея преобладает над подачей, – рассказывает на своих лекциях и мастер-классах сам художник.  – Можно сделать нечто гениальное, но совершенно похабно это представить. Я лично делаю описание к моим работам, чаще сам их фотографирую для каталогов или обращаюсь к проверенным, действительно хорошим фотографам.

И поэтому скандал в Екатеринбурге стал для художника настоящим подарком судьбы: к примеру, на волне скандала к нему обратились уже власти нескольких городов, предложив нарисовать «Супрематический крест» у них.

В чём суть скандала в Екатеринбурге?

7 июля 2019 года в Екатеринбурге прошёл традиционный фестиваль стрит-арта Stenograffia. В рамках этого фестиваля в город приехал Покрас Лампас, который на Площади 1-й Пятилетки нарисовал «Супрематический крест»  – огромный чёрный крест на красном фоне, внутри которого поместился «зашифрованный» отрывок из «Манифеста» Казимира Малевича: «Я развязал узлы мудрости и освободил сознание краски. Я преодолел невозможное и пропасти сделал своим дыханием. Мы, супрематисты, – бросаем вам дорогу…».

Жаль, что художник не добавил последнюю – самую пророческую! – фразу «Манифеста»:  «Спешите, завтра вы не узнаете нас»

Жаль, что художник не добавил последнюю – самую пророческую! – фразу «Манифеста»:  «Спешите, завтра вы не узнаете нас».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Супрематический крест в районе Уралмаш города Екатеринбург Фото: uralgeographic

19 июля 2019 года работники местного ДЭУ в рамках планового ремонта дорожного покрытия на Площади 1-й Пятилетки закатали в асфальт часть «Супрематического креста», не признав в рисунках на старом асфальте уникального произведения искусства. Ремонт площади тут же вызвал острую дискуссию в городе на тему, что считать искусством. Свою лепту в диспут внесла и глава екатеринбургского Музея святости, исповедничества и подвижничества Оксана Иванова, которая на своей странице в Фейсбуке призвала власти закрасить крест: «Попирать ногами крест, хоть и в виде граффити, верующим очень смутительно».

В итоге власти города решили восстановить «Супрематический крест». Они связались с художником и договорились, что он приедет в город 26 августа и дорисует утраченные фрагменты композиции – уже по свежему гудрону.

И вот накануне запланированного приезда художника, 25 августа, православные активисты в количестве 7 взрослых и 2 детей во главе с Оксаной Ивановой устроили на площади, где расположена работа, акцию против её восстановления. На их футболках читалась надпись: «Крест – символ победы Христа над твоей смертью. Не растопчи любовь».

Ничто так не помогает продвижению современного искусства в массы, как публичные скандалы с участием православной общественности

Вскоре на площадь прибыли организаторы фестиваля Stenograffia, состоялась оживленная дискуссия с применением крепких идиоматических выражений, так характерных для данной местности: всё-таки это район «Уралмаша». На этом инцидент можно было бы считать исчерпанным, но ничто так не помогает продвижению современного искусства в массы, как публичные скандалы с участием православной общественности. И на следующий день тему подхватили местные, а за ними и федеральные агрегаторы новостей: «Православные активисты угрожают Покрасу Лампасу!». При этом ни один из медиаресурсов не указывал, что активистов было семеро – всё-таки как-то несерьёзно получается.

Позже организатор фестиваля Stenograffia Евгений Фатеев признался:

– Если бы не этот хайп, работу бы никто и не заметил. Две недели её делали на глазах у всего города, она была не раз опубликована. А написали всего четыре медиа. И если бы не эта ситуация – ничего бы и не было…

Уже на следующий день организаторы фестиваля образовали с епархией некую «согласительную комиссию», а сам Покрас Лампас передумал ехать в Екатеринбург, но затем всё-таки решился приехать и всё перерисовать. В своём Инстаграме художник написал: «Настаивать только на одной позиции, пускай и самой популярной, смысла мало – у разных поколений разные системы ценностей, образование, лидеры мнений и цели, и делать из площади „крест раздора” совсем не входит в мои творческие планы, хотя многие художники или активисты были бы рады такому хайпу и столкновению мнений».

 

View this post on Instagram

Друзья, хочу кратко прокомментировать ситуацию по Екатеринбургу. Мнений по «кресту» разных много, город большой, проект масштабный, поэтому настаивать только на одной позиции, пускай и самой популярной, смысла мало — у разных поколений разные системы ценностей, образование, лидеры мнений и цели, и делать из площади «крест раздора» совсем не входит в мои творческие планы, хотя многие художники или активисты были бы рады такому хайпу и столкновению мнений. Поэтому сегодня утром мы провели большую пресс-конференцию в Екатеринбурге, а днем пообщались и с городом, и с активистами, и со СМИ, собрали карту мнений и будем с ней работать — без скандалов, опрометчивых заявлений и невзвешенных решений. Сделаем все круто, не переживайте. Главное — не нужно ждать всех ответов сегодня, что логично. Следите за новостями в ближайшие дни и спасибо вам за поддержку — это очень важно, особенно сейчас.

A post shared by Pokras Lampas | Покрас (@pokraslampas) on

* * *

Мнение эксперта: «Он точно следует рецепту, обеспечивающему сегодняшний массовый успех: максимальная ясность произведений, большой масштаб, медийность и хайп, создающий информационные поводы, шум. Покрас Лампас – талантливый человек, но половиной своей удачи он обязан занимательно рассказанной истории, умению возбуждать и поддерживать интерес новостных программ телевидения и соцсетей… Феномен Покраса Лампаса объясняет, что нужно сегодняшней публике, – это руководство для тех, кто хочет подняться наверх».(«Российская газета»)