×

Переворот-93

Тихо и незаметно в России отметили 25-ю годовщину государственного переворота в октябре 1993 года
+

Бередить память и старые раны не хочет никто – ни проигравшие, ни победители, а уж для нынешней политически активной части молодёжи разгон Верховного Совета РФ и вовсе воспринимается как конфликт кривичей и вятичей, как война Владимиро-Суздальского княжества против Рязанского: кто-то с кем-то давно повоевал, да и Бог с ними. Между тем события, произошедшие 3–4 октября 1993 года в Москве, навсегда изменили облик всей России: нынешняя президентская конституция и практически полное отсутствие каких-либо сдержек и противовесов для вертикали исполнительной власти – это прямое следствие именно силового разгона последнего органа советской власти в России.

* * *

В чём суть конфликта?

Конфликт 1993 года был запрограммирован ещё в старой – советской – Конституции РСФСР от 1978 года, которая наделяла неограниченными полномочиями советские представительные органы власти в лице Советов  народных депутатов и Верховного Совета. Понятно, что во времена большевиков советская власть (то есть все полномочия местных и центральных советов народных депутатов) была не более чем ширмой, прикрывавшей диктатуру коммунистической партии (статья 6-я Конституции гласила: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза»).

В 1989 году власть Советов ещё больше углубили: высшим органом государственной власти был признан Съезд народных депутатов, а Верховный Совет был преобразован в один из органов Съезда.

Но не успела Россия освободиться от власти коммунистов, как вся полнота «руководящей и направляющий силы» тут же перешла к президенту РФ, пост которого был учреждён в 1991 году специально под Бориса Ельцина – тогдашнего руководителя Верховного Совета РФ. Впрочем, ни о разделении власти, ни о ситуации двоевластия никто тогда не думал, ибо тогда все хотели «свалить» Горбачёва, избавившись от Советского Союза, и избежать распада самой России.

Первый президент Российской Федерации Борис Ельцин Медиапроект s-t-o-l.com

Первый президент РФ Борис Ельцин

Ситуация двоевластия показала себя во всей красе чуть позже, когда в стране наступили весёлые времена «первоначального накопления капитала» с приватизацией «золота партии», ваучеризацией и переделом госсобственности. Власть стремительно конвертировалась в богатства, так что и руководители Верховного Совета во главе с Русланом Хасбулатовым были намерены получить свою часть пирога, причём большую его часть.

Так началась долгая подковёрная борьба, которая перешла в открытую фазу весной 1993 года, когда президент заявил, что прокоммунистический парламент сам загнал страну в ситуацию полного безвластия. Поэтому он объявил о проведении 25 апреля 1993 года общенародного референдума, на который было вынесено 4 вопроса о доверии населения Ельцину и его курсу реформ (в историю этот референдум вошёл как «да-да-нет-да» – именно в таком порядке сторонники Ельцина призывали отвечать на вопросы). В итоге, получив 58,7 % голосов, Ельцин объявил о созыве Конституционного совещания, которое должно было разработать новую – президентскую – конституцию страны.

К сентябрю 1993 года проект новой конституции был готов, и Ельцин подписал Указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», предписывавший роспуск Съезда народных депутатов, прекращение деятельности Верховного Совета и выборы в новый верховный орган – Федеральное собрание РФ.

Разумеется, это был государственный переворот: по действовавшей Конституции, у президента не было полномочий распускать Верховный Совет. И Верховный Совет откликнулся на выход ельцинского указа своим постановлением, отрешающим Ельцина от должности: вместо него исполняющим обязанности президента Верховный Совет назначил вице-президента Александра Руцкого, который к тому времени из пламенного «ельциниста» превратился в ярого оппозиционера.

В ответ Ельцин распорядился перекрыть Белому дому (а именно там сидел Верховный Совет РФ) электричество, свет, телефонную связь и водопровод. Здание было оцеплено милицией и военнослужащими.

Последнюю попытку примирить обе стороны предприняла церковь: патриарх Алексий II несколько раз призывал стороны сесть за стол переговоров.

Возможно, сторонам и удалось бы договориться, но тут в игру вступили группировки политических радикалов, которые в условиях безвластия стали стремительно набирать политический вес.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Стая бродячих собак на Красной Площади, 1993 год

* * *

Верховный Совет был за демократию? 

Ельцин и Руцкой с Хасбулатовым конфликтовали не ради идеи или идеологии, а по поводу разделения власти: ВС хотел перетянуть одеяло на сторону парламента, Ельцин – на свою. Ну и, кроме того, обе стороны жаждали власти и полномочий для передела собственности.

Никакой красно-коричневой угрозы на раннем этапе конфликта не существовало. Более того, среди депутатов ВС было немало тех, кто поддерживал и Ельцина, и его курс на реформы. Но по мере развития конфликта эти люди стали непримиримыми оппонентами, навешивая друг на друга ярлыки «безумных сталинистов» и «американской пятой колонны».

И по мере разрастания конфликта в число защитников Белого дома вошло немало политических радикалов – от ультра-коммунистической «Трудовой России» Анпилова до неонацистов из РНЕ – организации «Русское национальное единство» (ныне данная экстремистская организация запрещена на территории России).

Кстати, боевики РНЕ в Белом доме появились не просто так. Организацию, которая впервые в истории России открыто взяла на вооружение идеологию национал-социализма, «крышевали» весьма серьёзные люди – прежде всего генерал-майор КГБ в отставке Александр Стерлигов, бывший управделами Совмина РСФСР, ставший после развала Союза лидером националистической организации «Русский национальный собор».

Также РНЕ активно симпатизировал и генерал-полковник Владислав Ачалов – бывший командующий ВДВ и заместитель министра обороны СССР. В отрядах неонацистов он видел тот таран, который вскроет ворота Кремля для установления тоталитарной военной диктатуры.

Причём неонацисты защищали Белый дом вовсе не за идею: лидер РНЕ Александр Баркашов был официально назначен на должность заместителя министра обороны страны в правительстве, сформированном в Верховном Совете. Никогда ещё в истории страны люди со свастикой на рукаве не стояли так близко к власти.

И при участии группировок радикалов и националистов митинги у Белого дома превратились в открытый вооружённый конфликт.

* * *

Кто пролил первую кровь?

23 сентября группа сторонников парламента под руководством главы «Союза офицеров» Терехова попыталась захватить штаб Объединённых вооружённых сил СНГ. В результате перестрелки погиб милиционер, случайной пулей была убита пенсионерка. Уже на следующий день президент Ельцин выдвинул Белому дому ультиматум: либо депутаты расходятся и освобождают здание, либо начинается штурм. На размышления им дали сутки.

Но штурма не случилось ни через сутки, ни через неделю: Ельцин откровенно побаивался начинать силовую операцию против парламента. Единственное, на что он отважился, –  это изменил пропускной режим: теперь из здания парламента выпускали всех, но внутрь не впускали никого.

Первую кровь (если не считать погибших милиционера и пенсионерку) пролили боевики «Трудовой России» Анпилова, которые неожиданно пошли на прорыв ограждения вокруг Верховного Совета со стороны Крымского моста. Демонстранты с боями прорвались к зданию мэрии, где по ним открыли огонь уже не резиновыми пулями, а из боевого оружия.

В ответ националисты пошли на штурм мэрии. Как только «мирные демонстранты» смяли милицейские посты у подъезда, стеклянные двери и стены фасада были пробиты двумя грузовыми автомобилями. Тут же из кузова грузовиков внутрь здания бросились вооружённые националисты.

Несколько человек, не успевших бежать (милиционеры, военные и пара сотрудников мэрии), были взяты в плен и жестоко избиты.

* * *

Зачем штурмовали «Останкино»?

Конечно, с практической точки зрения, штурм «Останкино» был лишён смысла: любой телевизионщик вам объяснит, что при угрозе захвата телецентра вся аппаратура в «Останкино» будет обесточена, а вещание в эфир продолжится с секретного резервного телецентра. Но генерал Альберт Макашов прекрасно понимал, что под воздействием радикалов он сам уже начинает терять власть. Поэтому и не придумал ничего лучшего, чем возглавить поход к «Останкино».

Телецентр Останкино после попытки захвата. Медиапроект s-t-o-l.com

Телецентр Останкино после попытки захвата. Фото из личного архива заместителя директора ТЦ «Останкино» Валерия Мелехова

Тем временем Ельцин ввёл в Москве чрезвычайное положение. К зданию телецентра за это время прибыл отряд спецназа «Витязь» и бойцы дивизии им. Дзержинского.

Удивительно, но сторонники ВС ждали три часа и только потом решили прорываться в одну из аппаратных, выстрелив по зданию из отобранного у военных в мэрии гранатомёта. В результате взрыва погиб один из «Витязей», и спецназ открыл по толпе огонь на поражение – не разбираясь, где демонстранты, а где журналисты, прохожие или случайные зеваки. Погибло около 50 человек, почти 130 были ранены.

Поздним вечером 3 октября в Москву вошла Таманская дивизия, и утром танки и БТР пошли на штурм баррикад.

В итоге руководители оппозиции, в том числе Хасбулатов и Руцкой, были арестованы (в феврале 1994 года их всех разом амнистировали), а кадры горящего российского парламента облетели тогда весь мир.

Жертвами противостояния ВС и президента стали 158 человек, среди них 26 силовиков. 423 человека получили ранения или были избиты. Защитники парламента позднее заявляли, что на самом деле погибших значительно больше (по Москве ходили слухи о секретных моргах, куда якобы свозили трупы).

Офицер Таманской дивизии рвёт снятый с Белого дома советский флаг Медиапроект s-t-o-l.com

Офицер Таманской дивизии рвёт снятый с Белого дома советский флаг

Победа Ельцина определила политическую жизнь России на долгие годы вперёд. Разделения ветвей власти не получилось, и РФ стала президентской республикой с фактически авторитарной властью. Начав жертвовать демократическими принципами с первого дня своего существования, дальше российская власть уже не останавливалась, находя каждый раз удобные поводы для «закручивания гаек»: то красно-коричневая угроза, то цветные революции, то угроза со стороны блока НАТО.

* * *

Что было бы, если бы Верховный Совет победил? 

Лидер РНЕ Александр Баркашов в одном из интервью обмолвился, что уже на следующий день начались бы кровавые разборки в стане победителей.

«За Руцким стояла достаточно сильная вооружённая команда, но он хотел и мою, ещё более сильную команду, использовать для того, чтобы потом расправиться с теми, кто воспротивится его полновластному президентству. А это были как минимум две трети Верховного Совета, и я должен был бы их расстрелять или интернировать. Другое дело, что меня в свою команду пригласил через Ачалова и Хасбулатов, где мне отводилась та же самая роль экзекутора. И я уже имел устный приказ арестовать Руцкого…»

Как показывает история, в подобных условиях противоборства команд Руцкого и Хасбулатова победу всегда одерживает третья сторона, то есть сами неонацисты РНЕ.

Возможно, приход к власти неонацистских группировок вызвал бы цепную волну распада страны и гражданских войн по всей территории России – от Чечни до Якутии и Тувы, по сравнению с которыми все конфликты на Кавказе показались бы детскими шалостями. Другой вариант, что усилением неонацистов воспользовался бы их покровитель генерал Стерлигов для установления в стране настоящей военной диктатуры по образцу пиночетовской хунты в Чили.

Так или иначе, но урок октября 1993 года состоит в том, что стране тогда удалось буквально пройти по лезвию ножа: ни демократии не построили, ни в диктатуру не свалились. И то уже хорошо.

Следы от пуль после обстрела Белого Дома Медиапроект s-t-o-l.com

Следы от пуль после обстрела Белого Дома