×

Великое переселение народов

Наплыв мигрантов в Европу – главнейшее событие 2015 года. Страны ЕС, не выдерживающие наплыва беженцев из Сирии и Африки, уже сравнивают происходящее с Великим переселением народов, когда орды варваров уничтожили и Римскую империю, и великую античную  цивилизацию. Но так ли это на самом деле?
+

«Стол» решил вспомнить, как проходило в древности Великое переселение народов. И грозит ли повторение подобной катастрофы нынешним европейцам?

Как рухнула античная цивилизация?

Считается, что толчок к Великому переселению народов был дан летом 376 года, когда армия гуннов под руководством короля Баламбера обрушилась на государство вестготов, которыми правил король Германарих. Сами гунны были кочевниками-азиатами – когда-то этот народ обитал в степях нынешней Монголии, но потом, под влиянием глобального похолодания, случившегося в первые века нашей эры, они отправились на восток. Сначала к Каспийскому морю, а оттуда в сторону причерноморских степей, подгоняемые в спину другими народами – прежде всего, тюрками. Переселение занимало десятилетия, и долгое время земли вестготов и кочевников разделяла река Днепр. Но потом в державе Германариха случилась гражданская война, описанная Иорданом Готским: «Вероломному же племени росомонов, которое в те времена служило (готам) в числе других племен, подвернулся тут случай повредить ему (Германариху). Одну женщину из вышеназванного племени росомонов, по имени Сунильду, за изменнический уход от короля ее мужа, король Германарих, движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав ее к диким коням и пустив их вскачь. Братья же ее, Cap и Аммий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечом. Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного. Узнав о несчастном его недуге, Баламбер, король гуннов, двинулся войной…»

Мобильные отряды кочевников обошли пограничные заставы вестготов вдоль берега Азовского моря и в мгновение ока разгромили и королевство вестготов, и их союзников остготов. И тогда подданные обоих королевств бросились бежать через Дунай, надеясь найти спасение под крылом Восточной Римской империи, которой тогда правил император Валент. И беженцев было настолько много, что античный историк Аммиан Марцеллин привел строку из Вергилия: «Сосчитать их было столь же невозможно, как сосчитать поднимаемые ветром песчинки в Ливийской пустыне».

Переход готов через Дунай Медиапроект s-t-o-l.com

Переход готов через Дунай

И император Валент решил воспользоваться ситуацией к обоюдной выгоде: он разрешил беженцам селиться в провинциях империи, но некоторыми условиями: все готы должны были принять крещение по арианскому канону и присягнуть императору на верность. И, кроме того,  молодые мужчины должны были поступить на службу в римскую армию – в то время Валент вел очередную войну с Персией, и солдат катастрофически не хватало.

Со всеми выдвинутыми условиями беженцы охотно согласились. Не возникло вопросов и с Крещением – по логике язычника, раз в этой земле властвует христианский Бог, значит, надо поклоняться именно Ему. К тому же, у готов уже давно действовал свой христианский миссионер – арианский епископ Вульфила, который перевел Священное писание на готский язык.

Однако дальше в дело вступили коррумпированные и алчные чиновники империи – некий сенатор Максим и генерал Лупицин, главнокомандующий римской армией на Балканах, которые отвечали за размещение беженцев в пересыльных лагерях, открытых прямо на болотистых берегах Дуная. Голод в лагерях стоял страшный, а римские чиновники специально задерживали поставки еды, чтобы вынудить беженцев продавать последнее имущество. Несчастные люди были даже вынуждены продавать своих детей в рабство – неволя была единственным способом спастись от голодной смерти.

Неизвестно, сколько бы продолжался такой грабеж, но тут через Дунай перебралась новая группа остготов, бежавших от гуннов. Лупицин, опасаясь бунта, попытался было заманить в засаду и перебить вождей беженцев, но те, заподозрив неладное, первыми напали на римских солдат. Так началось восстание доведенных до отчаяния беженцев, решивших мстить римлянам за все свои обиды.

Епископ Вульфила объясняет готам Евангелие Медиапроект s-t-o-l.com

Епископ Вульфила объясняет готам Евангелие

Почти два года готы, к которым присоединились и другие племена варваров, бежавшие от войны на территорию империи,  безраздельно владели римскими городами на Балканском полуострове, пока император Валент, спешно вернувшийся в Константинополь, собирал по провинциям боеспособную армию. Наконец, Валент, собрав  15-тысячное войско, лично возглавил «поход возмездия». Решающая битва состоялась 9 августа 378 года недалеко от города Адрианополя. Римляне первыми атаковали вестготов, которые поспешили укрыться с семьями в «вагенбурге» – передвижной крепости, составленной из тяжелых повозок, сцепленных в виде круга. Штурм «вагенбурга» продолжался весь день, и римские пехотинцы не заметили, как с тыла на них обрушились отряды готской конницы. Началась настоящая резня, в которой погиб и сам император Валент. Марцеллин оставил нам красочное описание, как он пробирался меж мертвых тел, «медленно шагая через груды трупов», и умер от стрелы какого-то варвара. Тела императора так и не нашли, да, наверно, и не особенно искали, ведь в тот день Восточная Римская империя потеряла две трети своих вооруженных сил, и Константинополь в течение долгих десятилетий не мог оправиться от этого удара.

Впрочем, разгром Валента был для империи тяжелым ударом, но вовсе не смертельным – новый император Феодосий заключил на старых условиях новый договор с вождем готов Фритигерном – в обмен на землю под проживание  готы были обязаны предоставлять новобранцев в римскую армию. И все свои походы по землям Римской империи готы и все прочие «восточные варвары» совершили именно в качестве солдат Римской армии.

Походов было много – в те годы между элитами Константинополя и Рима шла откровенная вражда. К примеру, в 383 году Римский император Грациан был убит заговорщиками из числа старой римской аристократии, и власть взял некий испанец Магн Максим, командующий войсками в Британии. И новый император первым делом отправился в поход на Константинополь, потому что выбравшие его солдаты требовали военной добычи. Но в двух сражениях на Дунае византийская армия, состоявшая поголовно из готов, разбила войско Магна Максима, сам узурпатор был казнен.

Новым правителем Рима стал 12-летний Валентиниан II, младший брат покойного Грациана, который вскоре тоже пал от руки аристократов-заговорщиков. И император Феодосий вновь отправил римскую армию на покорение Рима, который защищали отряды наемников-германцев. И, потеряв почти половину армии, готы, которых вел полководец Стилихон – вандал по происхождению, взяли Рим. (При этом вандал Стилихон стал регентом нового 11-летнего императора Гонория).

Но если кто-то и праздновал победу в Риме, то только не король вестготов Аларих, бывший одним из подчиненных Стилихона. С точки зрения Алариха, его солдаты заплатили за Рим слишком большую цену, и поэтому они имели полное право потребовать с императора дополнительной компенсации – новых земель и денежных субсидий. Когда же Стилихон ответил отказом, Аларих поднял восстание – так началась новая гражданская война, длившаяся более 15 лет. В итоге выиграл Аларих, который, став главнокомандующим всей римской армии, казнил Стилихона. И потребовал от Рима солидный гонорар – золото, серебро, драгоценные камни. Более того, одним выкупом дело не ограничилось. Ровно через два года, когда новый римский император Гонорий захотел пересмотреть условия найма варварских солдат на службу Рима, Аларих снова вернулся в Вечный город и во второй раз ограбил горожан, потребовав у императора еще и дополнительных земель для поселения своих солдат с их семьями.

И совершенно напрасно главнокомандующий армии Рима Аларих отдал строгий приказ своим солдатам не трогать в Риме христианских церквей, желая выглядеть в глазах горожан «своим». Для спесивых римлян он так и остался безродным чужаком-варваром, нанесшим самую оскорбительную пощечину по самим основам государства, частью которого он так хотел стать. Поэт Павел Орозий писал, что даже сами римские христиане «вопили, что город брошен на произвол варваров и скоро погибнет, потому что в нем не осталось богов и их священных обрядов». Святой Иероним писал, что у него нет слов от горя: «Целый мир погиб в одном городе», сравнивая происходящее со Страшным судом, а Блаженный Августин, епископ североафриканского города Гиппон, под впечатлением от падения Вечного города написал 22 книги под общим названием «Град божий против язычников».

Кому выгоден ужас перед варварами?

Именно эти труды много веков спустя и легли в основу исторической концепции «Великого переселения народов», декларировавшей, что великолепная и развитая Римская империя погибла в результате нашествия многочисленных и очень диких варварских орд. При этом европейские историки умалчивали, что вообще-то эти «орды» были подразделениями римской армии, которых римские полководцы направляли для усмирения внутриримских гражданских конфликтов. Как и всем римским солдатам, варварам-наемникам после окончания военного контракта выделялись земельные наделы – так в Италии и Франции появились крестьянские общины, которые вообще-то довольно мирно уживались с коренным населением. Настоящий кризис случился в 6 веке, когда Константинополь, наконец-то ставший единственным политическим «полюсом» и «центром силы», не смог заполнить вакуум реальной власти в окраинных провинциях. В итоге население этих провинций стали больше полагаться не на римское право и не на далеких от нужд народа судейских чиновников в Константинополе, но на своих местных вожаков и варварских королей, творивших суд по своим «понятиям» и «обычаям предков». После этого единое правовое и культурное пространство империи и посыпалось как карточный домик, а на его месте образовались независимые варварские королевства, заложившие фундамент новой европейской цивилизации.

Понятно, что доктрина «Великого переселения народов» была создана вовсе не для историков, но для политиков, уже не первый век пугающих европейского обывателя картинками островка цивилизации, окруженного толпами жадных уродливых варваров, готовых растерзать их уютные страны на мелкие куски. «Варвары идут!» – кричат европейские элиты, мобилизуя подданных и подспудно решая, как и римские власти, свои политические задачи. Причем, если в начале ХХ века на роль «варваров» были назначены русские, бежавшие от гражданской войны и революции, устроенной в России самими европейцами. Ныне же «варварами» стали граждане бывших европейских колоний, бегущие в Европу от гражданской войны на Ближнем Востоке.

Беженцы из Ливии, 2015 г. Медиапроект s-t-o-l.com

Беженцы из Ливии

Чем окончится нынешняя волна «переселения народов»?

Беженцы бегут не только от гражданской войны на Ближнем Востоке, которую ведет «ИГИЛ» (организация запрещена в России) против всех. Не прекращается и война в Ливии, причем если раньше режим Муаммара Каддафи сдерживал нелегальную миграцию в Европу, то теперь там уже не с кем ни о чем договариваться. Бегут люди и из центральной Африки, где хозяйничают исламистские группировки. Причем основная масса беженцев идет вовсе не в Европу. Лидеры по приему беженцев – это Ливан, Чад, Иран, Ирак и Пакистан, каждое из этих государств принимает больше мигрантов, чем все государства ЕС вместе взятые. Еще несколько цифр: на каждую тысячу ливанцев приходится по 232 беженца, в Иордании этот показатель равен 87, в Турции – 21. Сравните это с европейскими показателями: население Евросоюза – более 500 миллионов человек, а с января по июль 2015 года границы ЕС пересекли всего 340 тысяч мигрантов.  Путем несложных арифметических действий, можно убедиться, что на каждую тысячу европейцев придется всего 0,06 мигранта – капля в море.  Но, согласитесь, разве могут медийные компании мира заботить потоки беженцев в Ливан или, допустим, волнения жителей Нджамены о том, что мигранты отберут у них работу (Нджамена – это, если вы не в курсе, столица Чада, в которой живет свыше миллиона человек).

Именно по этим причинам нелепы и опасения, что из-за наплыва беженцев Европа станет исламской. Просто беженцы стали очень удобной картой для европейских элит: кто-то строит на мигрантах свою предвыборную кампанию, другие – как древние сенатор Максим и генерал Лупицин – готовятся осваивать бюджеты, выделенные на обустройство беженцев, третьи же планируют новые военные походы.