×

Стол, который заметил Кэрролл

Самый загадочный вопрос всей литературной деятельности Кэрролла Льюиса: «Что общего у ворона и письменного стола?» В поисках ответа на этот вопрос автор «Стола» наткнулся на писательский «Дневник путешествия в Россию в 1867 г.»
+
J.Tenniel. Mad Tea Party Медиапроект s-t-o-l.com

J.Tenniel. Mad Tea Party

Кэрролл, а точнее, Чарльз Доджсон (Льюис Кэрролл – писательский псевдоним), отправился в 1867 г. в Россию, в своё единственное заграничное путешествие; было запланировано посетить Петербург, Москву и Нижний Новгород. В его дневнике можно найти много забавных историй – от ссоры с официантом на границе до трудностей перевода в общении с русскими людьми (английский тогда был не таким востребованным, приходилось использовать французский язык как посредник). Но главное место в его заметках отдается впечатлениям – от музеев, театров и… церквей.

Доджсон был англиканином и важным оксфордским профессором, в путешествие он отправился по приглашению своего друга-теолога Генри Лиддона, священнослужителя англиканской церкви. И цель их поездки в Россию была вполне себе дипломатическая: установление связей между православной и англиканской церквями. И время выбрано не случайно: по всей России отмечалось 50-летие пастырского служения Московского митрополита Филарета.

В своем дневнике, явно не предназначенном для публикации, Доджсон оставил много воспоминаний о своём участии в православных службах. Постепенно привыкнув к рядовым службам, монотонному красивому пению, повторяющимся обрядам, Доджсон фиксирует в дневнике моменты, которые его особенно поразили:

«Главный священник вынес вперёд Евангелие и держал его, пока все остальные священнослужители, а затем все монахи подходили по двое и целовали его. Затем он положил Евангелие на стол и стал рядом, а прихожане подходили и целовали книгу, а потом его руку».

И в другом месте:

«Служили два епископа; когда литургия пошла к концу, один из них встал посреди церкви и начал кисточкой (полагаю, что с освящённым маслом) рисовать крест на лбу подходивших по очереди прихожан, которые сначала целовали книги, положенные на стол, а потом подходили под благословение, причём многие целовали епископу руку».

(Перевод Н.М. Демуровой)

Доджсон с удивительной точностью описал обрядовую часть службы. Видимо, не понимая до конца значения происходящего, он осознавал, что пространство (середина церкви), движение (целование), последовательность (сначала монахи, потом миряне), предмет (стол) – всё несёт в себе смысл. Доджсон интуитивно находил связь между действиями и предметами. Но что именно открыла ему интуиция и что общего у ворона и письменного стола – мы, увы, так и не узнаем.