×

Стол Сэлинджера

+
 Медиапроект s-t-o-l.com

Джером Д. Сэдинджер

Юного Холдена Колфилда отчислили из школы перед рождественскими каникулами, и он, недолго думая, решил уехать домой пораньше. И вот Холден оказывается один в Нью-Йорке, гуляет по городу и пытается решить свои подростковые проблемы. Это сюжет романа Джерома Дэвида Сэлинджера «Над пропастью во ржи», который стал манифестом всех шестнадцатилетних.

Джером Сэлинджер родился 1 января 1919 года в Нью-Йорке в семье торговца сыром и копчёностями. Сначала молодой Джером отправился учиться в военное училище, где и начал писать свои первые рассказы, потом посещал лекции в нескольких американских университетах, в том числе и Колумбийском. Но в итоге он так и не окончил ни одного учебного заведения, чем очень сильно огорчил свою семью.

После начала Второй мировой войны он уходит добровольцем на фронт, считая, что там ему самое место, ведь так он имеет возможность бороться за мир. Во время войны в полевых условиях он пишет свой роман «Над пропастью во ржи». Во Франции, во время стоянки их полка, он всё свободное время тратил на роман. Садился за стол у ежевичной изгороди в саду и писал историю Холдена Колфилда.

В 1950–1960-е годы Сэлинджер становится новым кумиром читающей американской публики. После успеха «Над пропастью во ржи» писатель уходит в добровольное затворничество. Он перестает давать интервью,  не публикует свои произведения и запрещает переиздавать старые рассказы. Не совсем понятно, почему его так тяготила слава. То ли это отголоски психологической травмы, полученной на войне, то ли это непринятие того, что сделала публика и пыталась сделать массовая культура с его героями. К своим персонажам Сэлинджер относился с трепетом: в какой-то степени они были им самим. Он так и не дал никому прав на экранизацию истории о Холдене Колфилде, написав в одном из писем: «Я повторяю это снова и снова, но никто, похоже, со мной не согласен: “Над пропастью во ржи” – это очень “литературный” роман. Да, там содержатся готовые “киносцены”, глупо было бы с этим спорить, но для меня вся ценность книги сосредоточена в голосе рассказчика и его бесчисленных тонкостях… Размышления и поступки, которые кажутся абсолютно естественными в уединенности романа, на сцене, в лучшем случае, обернутся псевдосимуляцией, если такое слово вообще существует (надеюсь, что нет). Вы когда-нибудь видели девочку-актрису, которая сидела бы, закинув ногу на ногу, на постели и выглядела при этом непринужденно? Уверен, что нет. А Холдена Колфилда, по моему сверхпредвзятому мнению, сыграть невозможно в принципе. Вам не хватит просто Чувствительного, Умного, Талантливого Юного Актера в Двустороннем Пальто».