×

Стол Виельгорского

За столом этого дома сидели все музы

+

 Медиапроект s-t-o-l.comЧто могло быть на столе в дворянском доме во время приёма? Очень многое. Но в доме графов Виельгорских на столе в гостиной стояли только пюпитры, потому что гости приходили к ним не ради танцев и шампанского. На приёмы к Михаилу Юрьевичу Виельгорскому и его брату Матвею приходили ради музыки.

«Маленький храм изящных искусств» – так назвал этот дом Гектор Берлиоз после визита в Россию. Глава семьи Михаил Виельгорский был хорошим композитором и «гениальным дилетантом» в музыке, по мнению самого Роберта Шумана. Его брат Матвей известен как блестящий виолончелист, один из лучших не только в России, но и в Европе.

Дом Виельгорских воистину был центром музыкальной жизни Петербурга. Помимо упомянутых Берлиоза и Шумана здесь играл Ференц Лист, он впервые исполнял оперу Глинки «Руслан и Людмила» и делал это по партитуре, без всяческих репетиций. Но не только знаменитости были завсегдатаями графского особняка. Михаил Юрьевич был известным меценатом, разыскивал таланты везде и давал им возможность проявить себя. Можно вспомнить его помощь братьям Рубинштейнам или выкуп из крепостной зависимости талантливого скрипача Семёнова.
А послушать музыку приходили Пушкин, Гоголь, Одоевский. Посещение этого дома произвело сильное впечатление на Достоевского, и он сделал его местом действия своей повести «Неточка Незванова».

В живописи Виельгорским тоже нашлось место. Одной из жемчужин Музея музыки является гравюра Рорбаха, на которой изображён графский приём: вокруг того самого стола с пюпитрами собрался квартет музыкантов, в числе которых и Матвей, а рядом с ним сидит его старший брат Михаил. К слову говоря, сын Михаила Виельгорского – тоже Миша – это тот самый дрожащий мальчик на картине Иванова «Явление Христа народу».