×

10 вопросов священнику Николаю Бабкину

В начале сентября «Стол» опубликовал материал с прямой речью священника Николая Бабкина. Главный редактор нашего издания посчитал правильным уточнить некоторые тезисы опубликованной статьи. 
+

Как главный редактор издания я радуюсь новым авторам и  новым героям, которые приносят нам прочтения. Но есть статьи, которые мы не пропустим ни за какой трафик. А есть материалы, которые интересно было бы опубликовать, хотя по целому ряду пунктов они могут вызывать недоумение. 

Один из таких текстов – «Нельзя превращать церковь в комсомол» – вышел в начале сентября. Там священник Николай Бабкин из Москвы размышляет о том, как церковь должна меняться, чтобы стать привлекательной для людей. 

И вот какие вопросы к нему у меня остались. 

1

«Пожилой человек готов идти в магазин или спуститься в метро, но не в храм». Вы говорите о том, что пандемия спровоцировала отток прихожан. С этим трудно не согласиться. Но почему оказалось так, что для огромного количества православных христиан магазин оказался важнее храма? Ведь дело не в том, чтобы заманить кого-то обратно, но в том, чтобы стать местом собирания настоящих христиан, верно? 

2

«Под лозунгом сохранения “святой Руси” часто скрывается стремление жить по-старому и страх перемен, вот и порицается всякая инициатива, особенно молодёжная и миссионерская». Вы ратуете за свободную инициативу в церкви и миссионерское движение. Но продолжаете служить по-церковнославянски. Почему? 

«Со стороны государства изменений нет, поэтому их ждут от церкви». Кто же из тех, кто не дождался перемен со стороны государства, ждёт их от церкви? Много ли таких людей? Где их можно найти? 

4

«Молодёжное служение сегодня – это самый главный миссионерский вызов для Церкви». Тут просто хотелось бы пояснить, что скрывается за термином «молодёжное служение». Если это самое важное, то резонно сказать об этом подробнее. 

5

«Я всегда задеваю чьи-то “границы принадлежности”, выступая против стереотипов и суеверий». Вы боретесь с «православными» суевериями вроде «яблок на Спаса», а сами совершаете поклонение Матронушке Московской. Ничего дурного в этом нет, но где же грань между настоящей традицией церкви и тем, что вы лично разделяете в силу привычек или симпатий? 

6

«Наша общая беда в церкви – это колоссальное недоверие друг к другу. Сегодня мы не так активно используем возможности соцсетей для падения этой стены невежества и предубеждений». Но разве не социальные сети стали средой распространения обильных свидетельств о пороках и мракобесии церковных служащих? Если говорить о качестве контента и соотнесении числа благоразумных верующих к заблуждающимся, как вы думаете, надо ли всем православным христианам России писать на своих страницах то, что они думают?  

7

Есть ли какая-то конверсия между подписчиками youtube-канала, страницы instargram, tik-tok и telegram-канала и реальной общиной? Разница величин колоссальна. В одном только instagram у вас больше 340 тысяч подписчиков, а в общине около 35 человек. 

8

«Изменения в церкви должны быть последовательными и на всех уровнях». Это требование к патриарху? А что могут сделать обычные верующие люди, которые хотели бы здоровой церковной жизни, но у них недостаточно средств и влияния, чтобы двигать процессы «на всех уровнях»? 

9

«Современный храм должен быть открытым для всех». А разве это сейчас не так? С другой стороны, где открыт православный храм для желающих молиться по-русски, например? Нужен ли такой отдельный современный храм для силовиков и военных – как в парке «Патриот»? Как тут быть? 

10 

«Информирование и общение друг с другом – вот наша цель». Информирование посредством социальных сетей возможно, но возможно ли там общение – на ваш взгляд?  

 

Буду благодарен за ответы. Готов их опубликовать у нас на «Столе» или встретиться с вами в прямом эфире. 

Включить уведомления    Да Нет