×

Главред говорит. Какую погоду навёл ноябрьский Синод в РПЦ?

В столице слякоть, во Владивостоке хляби небесные разверзлись, и ледяной дождь оставил без света сотни тысяч людей, а в Евпатории отключили горячую воду до нового года. В РПЦ же, несмотря на позднюю осень, жара!  Главред сегодня говорит о погоде 
+

Мы же наблюдаем погоду небесных сфер, оставленную нам ноябрьским Синодом.

В центре заседания стоял резкоконтинентальный вопрос о поминовении за богослужением кипрским архиепископом Хризостомом митрополита Епифания, которого Русская церковь вообще за священнослужителя признать не может. Наш Синод в свойственной манере констатировал невозможность теперь поминать самого Хризостома  и причащаться вместе с ним запретил. Сперва четыре местных епископа открыто выступили против решения своего Хризостома, но после местный Синод в соотношении 10 против 7 всё-таки решили признать Епифания главой отдельной украинской митрополии Константинополя.

Я представляю себе реакцию зрителей, которые не знакомы с традициями и нравами мирового православия… Помянул, не помянул  –  какая разница? Но дело в том, что называние имени в христианстве  –  это сущностная вещь, это означает признание.

В этой непогоде есть ещё одна важнейшая особенность. Если раньше конфликты и непризнания первоиерархов влекли за собой прекращение общения церквей, которые те возглавляли, то теперь, после того как Украина стала яблоком раздора в православном мире, Русская православная церковь объявила тотальный  бойкот Константинополю, а в остальных случаях журит только отдельных епископов. И в этом есть великая надежда, что наступает время новой соборности, когда христиане всего мира могут сохранить общение, не взирая на политические амбиции церковного руководства. И если в перспективе это руководство хочет сохранить единство со своей паствой, то придётся им как-то там договариваться между собой. Иначе революционная выходит ситуация: верхи не могут, а низы уже не хотят.

С наступлением ходов по всей территории России в силу вошёл и пресловутый ковид. По прогнозам медиков, до Нового года заболеваемость будет расти. В связи с этим Синод разрешил в случае необходимости перенести заключительные годовые епархиальные собрания на будущий год с автоматическим продлением всех в должностях. Понятно, что в первую очередь это касается Москвы, где это ежегодное епархиальное заседание всегда богато на интересные новости и свежую статистику патриархии.

При этом надо заметить, что в абсолютном большинстве храмов по-прежнему не соблюдаются меры безопасности: разметку на полу нарисовали, но людей как забор не расставишь, причащаются все одной лжицей и мятая маска, которая неделю лежит в кармане,  –  это условность.

По этим же коронавирусным причинам назначены заместители членов Высшего общецерковного суда. Это раньше можно было на Кипре и в Стамбуле греть косточки нашим архиереям, спасаясь от суровых русских зим. А теперь ни эпидемиологическая, ни церковная обстановка не позволяют этого сделать. Остаются только Крым без воды, курорты Краснодарского края и Святая земля.

Родина деда Мороза – Великий Устюг – переходит под временное духовное окормление митрополита Вологодского и Кирилловского Саввы. В прошлом году Дедушка Мороз отказался от саней из-за отсутствия снега в регионе, а в этом года он и вовсе попал в группу риска, что не позволяет ему покидать дом. Как там договорятся владыка детских потех и церковный иерарх –  время покажет.

Печальные дожди пролились в Казани, где от коронавируса почил митрополита Феофан. Сейчас замещать кафедру поехал Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн, но это, скорее всего, временно.

Вообще говоря, из-за проклятого ковида уже отошли в мир иной десятки священников и епископов. Пастырский вопрос у нас толком не стоял, а вот кадровый обострился ещё больше. Так, например, мы узнали, что председателем Церковно-общественного совета при Патриархе Московском и всея Руси по развитию русского церковного пения назначили Преосвященного митрополита Тверского и Кашинского Амвросия. Мало того, что, оказывается, такой совет существует, но теперь же очень интересно узнать, что понимается под русским церковным пением. Церковнославянские песнопения на греческий манер?

В целом, надо признать, в Центральной России в этом году у нас аномально тёплая осень. Даже Кипрский скандал как-то не вызывает дрожи. Любопытно только, что архиепископ Хризостом почему-то считает, что до 1917 года Украина всеми руками тянулась в объятия Константинополя и только проклятые большевики «подчинили Москве различные демократии и прекратили поминовение Вселенского Патриарха». В действительности же православие на Украине постоянно лихорадило от национальных амбиций. И этим ловко пользовались не только большевики, но и немецкое руководство, когда устанавливало фашистский порядок на захваченных территориях.

Глава самозваной «Всеукраинской православной церкви» начала ХХ века Василий Липковский писал, что его движение «украинского церковного возрождения» началось в 1917 году. По сути, это была небольшая инициативная группа из священников и мирян, которая примыкала к националистическим кругам и впоследствии делила с ними их судьбу.  Липковского несколько раз арестовывали и в 1937 году расстреляли.

Следующую автокефалию Украинской церкви возглавил епископ Поликарп (Сикорский) в 1942 году, когда страна была под немцами. Автокефалисты лихо развернули работу и уже назначили свой собор, которому не суждено было состояться в связи с наступлением советских войск. Сикорский скончался под Парижем в октябре 1953 года, забытый всеми.

И что нам постоянно пенять на Украину? У нас под носом известный олигарх Константин Малофеев принял решение создать политическое движение «Царьград». Это чудище объединяет в себе депутатов от ведущих партий, бывшего прокурора, уволенного за шалости с эскортницами, Юрия Скуратова, мыслителя тьмы Александра Дугина, муфтия, журналиста и ещё много всякой всячины.

«Участие в выборной кампании 2021 года в Госдуму „Царьградˮ примет в качестве общественного „контролёраˮ. Кандидатам, уличённым в русофобии, оскорблении чувств верующих, искажении исторической правды и умалении значения подвига народа при защите Отечества, будет оказано всевозможное законное противодействие». Мы не партия, но мы  –  власть! Многие эксперты уже высказались: дескать, православно-полицейская дубина лезет в политику. Дорогие, тут от православия только ладанный налёт и яичная пасхальная скорлупа, а сердцевина –  чистый большевизм.

Политика  –  это искусство компромиссов для выживания в мире сем. А церковь не от мира сего. Всякое смешение жанров порождает разделение. Так было, есть и будет, пока смерть окончательно не разлучит одних, а воскресение не объединит других.

Не будем же спешить с этим окончательным выбором. А пока запасёмся тёплыми шарфами, горячим чаем и пониманием, что погода –  это дело духовное. Скорее, она должна зависеть от нас и нашего настроения, чем наоборот.

Включить уведомления    Да Нет