×

Главред говорит: почему СМИ плохо пишут про РПЦ

Почему в российских медиа про РПЦ как о покойнике, только наоборот: или плохо, или никак?
+

Давайте разбираться. На самом деле со светских СМИ какой спрос? Ведь журналист должен разбираться во всех вопросах, и, как известно, во всём он остаётся дилетантом. Пока там въедешь в канонические или догматические тонкости, пока поймёшь нюансы церковной политики, тема и уйдёт. А одно из важнейших конкурентных качеств подачи информации –  это скорость. Вот и пишут коллеги, как пирожки пекут, не очень понимая предмет. И даже комментарий эксперта чаще всего подвёрстывается под тему, а не даёт новый свежий взгляд на происходящее.

Кстати, понимая всю трудность ситуации, несколько лет назад мы с друзьями и коллегами из нашего медиапроекта «Стол» даже придумали Мастерскую сверхъестественной журналистики для летней школы.

В течение недели мы объединяли компетенции журналистики и религиоведения в одном проекте, который мы назвали «Символ веры».

Это было лихо, весело и задорно, но больше на такой интенсивный марафон мы не решились.

Тем временем коллеги по цеху не всегда грешат незнанием предмета. Есть и те, кто старается разобраться, пишет не спеша, вдумчиво, с толком. Но рядом с ними есть и те, кто просто делает себе карьеру на последовательной критике церкви. Самый известный церковный погромщик –  это Александр Невзоров, человек, который хорошо чувствует тренды и понимает, что народ хочет зрелищ. Он знает, что самый сладкий плод для критики –  это закрытое сообщество, которое по своим принципам никогда не подаст на тебя в суд, не закажет киллеру, не будет кидать в ответ банановой кожурой. Поэтому можно колотить золочёную церковную куклу по загривку и собирать на этом неплохие сливки. К сожалению, мужественно молодящийся старик Невзоров уже уходит со сцены. Почему к сожалению? Потому что он обычный понятный провокатор, на него и обижаться-то – грех.

Интересен тот факт, что почти 100 % редакций либерального или оппозиционного толка придерживаются антицерковной риторики. Критикуя клерикализм и сложности церковной жизни, они метут под ковёр всё сразу, неоправданно обобщая вопрос. А прогосударственные медиа так подают церковную тему, что с такими «друзьями» и враги не нужны. Пропаганда «традиционных ценностей» и «духовных скреп» такая густая, что слова о Христе там уже не расслышать.

Но основная же проблема в том, что описать церковную жизнь внешними глазами практически невозможно. В этом, собственно, главное ограничение всякого объективного знания, оно всегда внешнее. В этом разница между знанием и познанием. Но это совсем другая тема.

Замечу, что светская журналистика  –  это не самая большая проблема для церкви. Куда хуже дела обстоят с православными медиа. Иногда просто диву даёшься на наши инфоресурсы, в голове начинают роиться конспирологические теории. А может, им, и правда, кто-то заплатил за дискредитацию РПЦ?

На самом деле  нет.

Тут  главная трудность, что ортомедиа не знают своей аудитории. Для кого пишут и снимают эти ребята? В абсолютном большинстве случаев для своего церковного руководства.

Вот зайдёшь на сайт какой-нибудь епархии или откроешь газету, которая бесплатно раздаётся в храме, и видишь, как владыка послужил там-сям, как храм открыл, как проповедь сказал. Ещё чуть-чуть – и перед глазами зарябит от советских хроник, в которых не стеснялись отчитываться об анализах товарища Сталина. От этой внутренней пропаганды кровь в жилах превращается в освящённый квас.

С другой стороны, есть такие гиганты, которые стараются соответствовать трендам, делать шоу, искать современный язык общения с публикой и так далее. Удачные проекты пока найти трудно. Ещё труднее найти верующего недорогого (потому что на это денег жалко) православного профессионала в журналистике. Иногда возникает такое чувство, что тут какой-то тумблер с двумя значениями: ты или христианин, или журналист.

Но и для таких медиатитаников проблема аудитории сохраняется. Вот неплохое начинание было у журнала «Фома»  –  журнала для сомневающихся. Но не взлетел. Мощно играл на этом поле сайт «Правмир». Но он сперва стал не прав, а лев, допуская в своей редакционной политике оппозиционные взгляды, а потом и вовсе переключился на благотворительную сферу. При этом надо заметить, что это издание с самого начала было как бы вне системы. Оно родилось как частная инициатива одного человека. Можно вспомнить ещё десяток, но я не хочу делать в этом выпуске очередное обозрение медиапогоста.

Церковь сегодня не может познать сама себя. Для кого работать? Кому это нужно?

По сути, главная проблема, с которой не могут справиться наши православные борзописцы, состоит в том, что церковь сегодня не может познать сама себя. Для кого работать? Кому это нужно? Хочется написать или снять что-то хорошее, но понимаешь, что это или никто не опубликует, или это вода дистиллированная получится, или слишком сложно. Вот и растекаются все лучшие инициативы по собственным пабликам, ютуб- и телеграм-каналам. И там тоже сплошной пёстрый ковёр и мимикрия под хохлому с шишечками и крестиками. Но жизнь всегда сложная, а христианство  –  это простор. Этого не нужно бояться. Просто надо быть разборчивым в еде и помнить про критерий выбора: единство духа и смысла.