×

Иноки и погром

20 декабря – день памяти великомучеников Сергия и Андроника, погибших на Тамбовщине в ходе погрома филиала Валаамского монастыря
+

«Колония» Валаамского Преображенского монастыря появилась на тамбовской земле благодаря капиталам Андрея Михайловича Носова, человека очень богатого и известного далеко за пределами родной губернии своей благотворительностью. Ещё в 1864 году Андрей Михайлович открыл богадельню для призрения бедных стариков, потом он организовал  приют для мальчиков и девочек, принял на себя содержание ремесленного училища.

Он не был женат, а поэтому большую часть своего состояния завещал городу Тамбову с условием, что город возьмёт заботу о его богадельне и приюте. А вот своё родовое поместье близ села Тугуловка Борисоглебского уезда он завещал местной епархии для учреждения  мужского монастыря. Причём и тут Андрей Михайлович поставил условие: это должен быт не просто монастырь, но филиал Спасо-Преображенского монастыря, что на далёком острове Валаам.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Так началась огромная работа по делу устроения монастыря.

И вот специальным указом Святого Синода был учреждён Спасо-Преображенский Носовский мужской монастырь. К 1908 году первый корпус монашеского общежития был готов, и в нём освящена Преображенская домовая церковь.

В том же году в монастыре появились и первые насельники, а вскоре – в 1916 году — в Носовский Спасо-Преображенский монастырь прибыло и двое  посланников из самого далёкого Валаама: совсем ещё молодые иеромонах Сергий и иеродьякон Андроник.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Носовский Спасо-Преображенский монастырь

Иеродиакон Андроник – в миру Андроник Барсуков – также был родом из северных краёв, из Олонецкой губернии. Ещё в 1895 году он поступил в Валаамский Спасо-Преображенский монастырь, проходил различные послушания.

Иеромонах Сергий – в миру Иван Гальковский – родился в Витебской губернии. В 1908 году он был зачислен в послушники Валаамского Спасо-Преображенского монастыря, через два года был пострижен в монахи с именем Сергий.

Но не успели они обжиться на новом месте, как в стране грянула революция.

* * *

В Борисоглебском уезде власть сначала захватили эсеры – партия социалистов-революционеров, которой и принадлежало авторство печально известного лозунга «Грабь награбленное!». И вскоре грабежи пошли по всей губернии – вернее, на языке эсеров это называлось «чёрным переделом», то есть принудительным перераспределением всего земельного фонда.

Затем крестьяне приступили к погромам имений.  Как писал замечательный писатель Иван Бунин, грабители просто куражились над свергнутым классом господ: «Отовсюду слухи о погромах имений, всё Анненское разгромили. Жгут хлеб, скотину, свиней жарят и пьют самогонку. (Опять!) У Ростовцева всем павлинам голову свернули. (Опять!)».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иван Владимиров. Разгром помещичьей усадьбы

В декабре 1917 года волна погромов достигла и Борисоглебска: утром 3 декабря толпа пролетариев взяла штурмом винные склады в городе, причём во время гомерической общегородской попойки вспыхнул пожар. Цистерны со спиртом стали взрываться, огонь бушевал…

Счёт погибших шёл на десятки, сотни людей получили серьёзные ожоги.

– Не храбрость то была, это было опьянение; они были пьяны раньше, чем пили, они были пьяны от желания

Князь Сергей Волконский оставил яркое описание происходившего безумия: «О, что такое погром винных складов, что такое это алкогольное большевистское крещение! Цистерны и бочки пылали, и толпа, несмотря на это, черпала, пила и упивалась. Мужчины, женщины, дети, старухи – все хотели своей доли праздника. Выказывали такое презрение к опасности, что оно граничило с храбростью; только не храбрость то была, это было опьянение; они были пьяны раньше, чем пили, они были пьяны от желания. Влезали на край цистерн, припав грудью, пили. Были случаи, что падали в горящий алкоголь; на поверхности плавал жир человеческий, а они всё пили. В вёдрах уносили горящую жидкость, на землю ложились, мокрую землю сосали…».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Иван Владимиров. Погром винного магазина

Погромом винных складов ловко воспользовались большевики, которые и подзуживали толпу на насилие. Обвинив эсеров в неспособности руководить уездом, большевики потребовали переизбрания Советов. Перевыборы прошли 17 декабря, а уже через день погромы вновь покатились по району. Одной из новых жертв революционного террора и стал Носовский монастырь.

* * *

В ночь на 20 декабря, когда все в обители спали, к монастырю подъехали вооружённые люди. Выбив дверь, направились к келии настоятеля монастыря. Неожиданно путь им преградил иеромонах Сергий:

– Уходите отсюда!

В ту же секунду революционеры расстреляли его из нескольких револьверов. Также они убили и иеродиакона Андроника, подхватившего тело погибшего брата. Посадив оставшихся монахов под замок, злодеи направились к монастырскому сейфу, из которого они выгребли несколько десятков тысяч рублей. После этого грабители исчезли в неизвестном направлении.

Через несколько месяцев монастырь был закрыт, а на его территории разместился концентрационный лагерь для заложников, который затем был переделан в обычную тюрьму. В 1950-х годах исправительно-трудовое учреждение было закрыто, а бывший братский корпус был переоборудован в сельский клуб и спортзал местной школы.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Носовский монастырь в наши дня. Фото: носовскиймонастырь.рф

* * *

Также в этот день церковь почитает память и других новомучеников Российских:

священномученика Антония (Попова), настоятеля храма Вознесения Господня  в поселке Суксунский Завод (в декабре 1918 года красные ворвались в храм, где служил отец Антоний, и во время богослужения схватили священника,  сорвали с него облачение, сняли обувь и босиком по снегу повели к месту расстрела);

священномученика Сергия (Голощапова), настоятеля храма Святой Троицы в Никитниках  в Москве (19 декабря 1937 года он был расстрелян и погребён в неизвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой);

священномученика Михаила (Успенского), священника церкви Спаса Преображения на Песках (расстрелян на полигоне Бутово под Москвой);

священномученика Сергия (Успенского) (так же, как и дядя Михаил Успенский, он служил в церкви Спаса Преображения на Песках, неоднократно арестовывался и ссылался, в 1937 году был расстрелян на Бутовском полигоне);

священномученика Никифора Литвинова, псаломщика церкви в селе Серетино Тамарского района Курской области (в 1937 года он был расстрелян на Бутовском полигоне);

преподобномученика Галактиона (в миру Григорий Станиславович Урбанович-Новиков), монаха Спасо-Преображенского Валаамского мужского монастыря (расстрелян в неизвестном месте);

мученика Иоанна Демидова, члена волостного правления Новинской волости Богородского уезда (в ноябре 1937 года Особой тройкой при УНКВД по Московской области приговорён к 8 годам заключения в лагере, отбывал наказание в Тайшетском ИТЛ, где и скончался 20 декабря 1937 года);

священномученика протоиерея Петра (Крестова), настоятеля храма Великомученицы Параскевы Пятницы Спасского округа Рязанской области  (в 1941 году скончался в лагере от голода и болезней);

священномученика Василия Мирожина, священника Благовещенской церкви в городе Зарайске Московской области  (скончался 20 декабря 1941 года в Мариинском пересыльном пункте в Кемеровской области).

 Медиапроект s-t-o-l.com

Разгром церкви большевиками