×

Из двух зол

Начало 2015 года было отмечено в России целым рядом инициатив сверху, направленных на сокращение в стране количества абортов
+

В январе патриарх Кирилл обратился к депутатам с предложением исключить аборты из системы ОМС и перестать их делать бесплатно. Еще одно предложение почти сразу же поступило от думской защитницы детей и семей Елены Мизулиной: отдельно лицензировать врачей, занимающихся прерыванием беременности, ограничить оборот соответствующих лекарств и ввести обязательное прослушивание сердцебиения плода перед абортом. А в конце марта заксобрание Ненецкого АО внесло в Госдуму законопроект о запрете девушкам 15–18 лет делать аборты без согласия родителей.

Пока законодатели пытаются восполнить недостатки родительского воспитания, журналисты подняли вопрос, который уже много лет вызывает жаркие споры между традиционалистами и либералами-западниками: а не ввести ли как норму половое воспитание в школах? Под половым воспитанием понимается объяснение детям, что после полового контакта бывает беременность, и рассказ о том, какие виды контрацепции существуют.

Согласно опросу Росстата, 87,4 % россиян в 2011 году согласились с необходимостью информировать детей о способах контрацепции на специальных уроках в школе. Между тем, в публичном пространстве доминирует противоположная точка зрения: такие разговоры со школьниками вести нельзя. Ее сторонники – представители власти, а также детский омбудсмен Павел Астахов – исходят из того, что сексуальное просвещение подростков снимает у них психологический запрет на «взрослые» отношения: раз об этом рассказывают в школе, значит, пришло время попробовать.

Их оппоненты настаивают на том, что школьники и так достаточно просвещены в этом вопросе – достаточно, чтобы начинать половую жизнь с 13 лет, но недостаточно, чтобы предохраняться от нежелательных последствий. Это подтверждается как статистикой подростковых беременностей, так и данными опросов: более половины юношей и девушек начинают половую жизнь в школьном возрасте.

Описанная ситуация – типичный случай выбора из двух зол: уберечь целомудренных подростков – значит наплевать на тех, кто уже вошел во «взрослую жизнь» без инструкции; просветить последних – значит совратить за компанию первых. С абортами та же история: выбор между убийством эмбриона и рождением нежеланного ребенка у абсолютно неготовых к этому событию отца и матери.

Что могла бы и должна была сказать здесь церковь? Прежде всего, то, что ситуация выбора из двух зол – онтологически неправильная, она противоречит сущности человека как творения божьего. Выбор из двух зол возникает тогда, когда изначально неверно указана проблема.

В данном случае проблемой было названо большое количество абортов. Ее разрешением и занялись. Церковь предложила свое, вполне себе светское решение: сделать аборты менее доступными для населения. В этом нет ничего нового: во всем мире церкви публично выступают за запрет абортов. О социальных последствиях такой меры, впрочем, мало кто из инициаторов готов говорить. Просвещенный «мир» предлагает свое решение: научить граждан, а в особенности подростков, пользоваться контрацепцией. По сравнению с перспективой отдать в детдом или растить нежеланного ребенка, светский вариант решения проблемы несравненно гуманнее. С этим согласятся, вероятно, и люди верующие.

Как же так вышло, что более гуманный путь предлагает мир, а не церковь? Есть ли у церкви другие варианты, более гуманные и более церковные? На официальном уровне о них почему-то ничего не слышно. Все перевернулось с ног на голову: церковь выдает светские решения проблемы абортов, а депутаты заботятся о морально-нравственном воспитании подростков и пропагандируют некие «традиционные» ценности.

Что касается рядового россиянина, то в области медицины патриарх для него не авторитет, равно как и депутаты – в сфере морали и нравственности. Собственный авторитет поневоле здесь ценишь дороже. Но и мы занимаемся чем-то не тем: высказываемся в соцопросах (кстати, кто в них участвует?) «за» или «против». И пока это единственный наш вклад в решение наболевшей проблемы – как у западников, так и у традиционалистов. Подростки, между тем, живут своей жизнью. И абортов меньше не становится.