×

Когда власть определяет формат

Чем отличается близкий к администрации приход от далёкого, кого обычно курируют силовики и может ли священник агитировать на выборах: несколько зарисовок взаимодействий власти и церкви на местах
+

Приход существует в локальной вселенной, от способности наладить взаимодействие с которой зависит если не прямое выживание (хотя иногда именно оно) этой церковной единицы, то уж динамика её жизни точно:  и чисто материальной, и социальной, и в какой-то степени даже духовной.

Ключевой инстанцией отношений прихода с местным миром выступает «власть», как правило, воплощённая местной администрацией. «Власть» определяет формат и плодотворность взаимодействия прихода с остальной частью мира. Она может побудить кого-либо из местных воротил стать спонсором храма, помогать храму техникой и смягчать требования коммунальщиков.

Напрямую от «администрации» зависит много чего – скажем, выделение земли под новый храм, степень сложности оформления этой земли и стоимость работ по легализации права прихода распоряжаться землёй и постройками на ней. Бывает, что местный благочинный заключает с местной же администрацией соглашения о сотрудничестве, которые облегчают жизнь даже его преемникам.

«Батюшка, всё в порядке, вы не голубой»

Администрация же приглашает (или нет) священника на основные мероприятия, в том числе посвящённые Победе и местным праздникам. Тут грамотный, с хорошо поставленной речью, знающий локацию священник может выгодно представить образ церкви в глазах реальных и потенциальных прихожан, обеспечив себе и лояльность возможных спонсоров, и приход новых верующих. Второе особенно важно, потому что существующий «в себе» приход довольно быстро окукливается и становится небольшим сообществом старушек с вкраплением некоторого количества мужчин, как правило, семейных. А вот плотно включённый в социальную жизнь своей локации приход можно сразу отличить от невключённого по составу паствы: в первом есть молодёжь, молодые семьи и люди юношеского возраста. Не все ходят регулярно, но воспринимая священника в своём городе как фигуру заметную, вхожую в «элиты», они нередко «захаживают» в храм – в том числе отметиться после регистрации брака, крестить детей и т.д.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Венчание в храме. Фото: ART_Photo_DN / Shutterstock

Интерес администрации к церкви связан прежде всего с налаживанием социального мира и легитимацией себя в качестве «отобраза» власти общероссийской

Интерес администрации к церкви связан прежде всего с налаживанием социального мира и легитимацией себя в качестве «отобраза» власти общероссийской. Иногда местная власть понимает легитимацию довольно экстравагантно: например, однажды человек из администрации попросил священника, хорошо общающегося с «властью», призвать прихожан не ходить на ближайшие местные выборы. Священник возмутился и в своей проповеди сделал как раз обратное: призвал граждан голосовать за кого угодно, но голосовать, обязательно участвовать в выборах. Удивительно, но при этом его акции в местной администрации не упали, он остался желанным гостем публичных мероприятий и приемлемым просителем, а вот его преемника, напротив, по каким-то странным причинам «власть» объявила персоной нон грата.

Отношение власти к приходу во многом определяется спецификой картины мира, сложившейся в конкретном городе или селе. Так, в одном городе, который, можно сказать, вырос вокруг СИЗО (тюремное здание построено аж до революции), колонии для малолетних, колоний общего и строгого режимов и лечебно-исправительной колонии, чиновники «проверяли» нового благочинного на «нормальность» по своим лекалам. В итоге священника успокоили: «Батюшка, всё в порядке, вы не голубой». Как «власть» проверяла по этому критерию благочинного, приехавшего в город с женой и шестью детьми, осталось тайной.

Немножко музыки и рукопашный бой

Священник стремится активно присутствовать в местной культуре и образовании. Там, где отношения с образовательным руководством хорошо налажены, он служит молебны при начале учебного года в школе и уж в любом случае присутствует в местных школах через своих детей, которые практически всегда сталкиваются с особым отношением учителей (не всегда хорошим, но особым). Частая стратегия: организовав в храме клуб следопытов, либо патриотов, либо даже кружок изучения Библии, священник создаёт новый полюс притяжения для детей и юношества. 

Большим бонусом для клирика, как это ни странно, становится обладание хорошим голосом и навык игры на музыкальных инструментах: на местах бывает большая потребность в таких культурных «компетенциях». Один знакомый священник стал заметной фигурой в городе исключительно благодаря своим концертам, где он исполнял под гитару духовные канты. На этих концертах не было видно исступления, характерного для пятидесятников: наоборот, подходя к концерту как концерту, а не как к прямой проповеди, клирик смог показать себя человеком, близким пастве, способным общаться с ней на одном языке. Образование и общий высокий уровень культуры священника, как показывает практика, многократно усиливают его харизму, способствуя преображению окружающего пространства. Так, в угрюмом шахтёрском посёлке с закрытой шахтой один клирик организовал фестиваль кузнецов (откуда в промышленном городе кузнецы и почему священник позвал кузнецов – не стоит и спрашивать, это ещё одна загадка), но фестиваль реально оживил территорию и обрадовал жителей. Для районной администрации, испытывающей дефицит «созидающих» кадров, такой священник (если он остаётся в поле дозволенного) – желанный партнёр. 

Если священник всё-таки решил создать патриотический клуб, скорее всего, он не обойдётся без внимания силовиков

Если священник всё-таки решил создать патриотический клуб, скорее всего, он не обойдётся без внимания силовиков. После 2012 года при приходах стало появляться много военно-патриотических объединений, которые впоследствии стала включать в свою орбиту Юнармия. В 2014 году эти клубы так увеличились в числе, что у представителей церкви возник неожиданный спрос на вакансии тренеров рукопашного боя, следопытов и т.д., которые замещали, как правило, бывшие военные и силовики. Созидающее значение таких клубов, как предполагается, связано с ослаблением влияния улицы на проблемных подростков. Идея подтверждается примерами: лично знаю случаи, когда тренеры (максимально брутально, отбирая телефоны и проч.) не давали ребятам идти на «стрелки», удерживали от драк и проч. При этом юноши-воспитанники таких околоцерковных клубов становятся носителями особой идентичности «православных патриотов», востребованной в силовых структурах. Поэтому церкви на местах с удовольствием разрешают их взращивать и воспитывать – до сознательного возраста поступления в соответствующие академии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Учебно-тренировочный сбор 2020 года в Православном военно-патриотическом центре «Пересвет». Фото: peresvet-lavra.ru

В целом, в патриотической работе клирику очень полезна лояльность со стороны ФСБ, которая (по слухам) курирует все юношеские вооружённые сборища. Один такой клуб начинался как инициатива отставного военного, который имел сложности с законом по «русской» статье, но избежал бо́льших проблем благодаря вмешательству священника, решившего стать куратором клуба и превратить его в начинание РПЦ. Отставной военный потом без обиняков пояснял: «Мне дети говорят: зачем этот священник, нафиг он нужен? А я говорю: пусть будет он, иначе будет кто-то хуже». Священник, близкий силовикам, оказывается, таким образом, весьма надёжной «крышей». 

Пока играешь на её поле

От того, как долго клирик служит в одном приходе и какую репутацию он нарабатывает, зависит статус его спонсоров и объём выделяемой ими помощи: если отношения с «властью» налажены, нужные двести тысяч для ремонта фасада даст и местный завод – дочка московского холдинга. До прихода в маленькие города федеральных сетей важную поддержку приходам с авторитетными священниками оказывали местные держатели магазинчиков и ларьков: подкидывая регулярно небольшие суммы, они включались в жизнеобеспечение всей локации. Сейчас эти «местные благодетели» в основном сменяются «сетевыми». 

Ну и наконец, даже харизма и силовое прошлое решают не всё. Мера включенности в жизнь поселка, «доступа» к администрации для священника зависит и от людей, которых ему приходится окормлять (как в целом относятся к церкви, готовы ли к каким-то изменениями и т.д.), и от нрава ближайшего светского начальства. Даже если выгоды от сотрудничества кажутся заметными всем сторонам, не всегда договор возможен: местами власть предпочитает игнорировать священника. Ну а если риски заранее превышают выгоды (священник непредсказуем, слишком самостоятелен и т.д.) – то может и препятствовать его деятельности. Так что тезис «Власть определяет формат», пока играешь на её поле, остаётся оправданным. 

Включить уведомления    Да Нет