×

О мощах и немощах

Будет ли закрыт растянувшийся на десятилетия вопрос о достоверности найденных под Екатеринбургом останков последнего российского царя, членов его семьи и слуг, расстрелянных преступной большевистской властью?
+

Кратко о расследованиях

История эта долгая и для многих непонятная. Начатая по-бандитски (-воровски, -советски, -коммунистически) массовым расстрелом ночью с 16 на 17 июля 1918 года без суда, следствия, защиты, без жалости к невинным (хотя бы детям и слугам), она никак не может закончиться. Но давайте по порядку.

Через восемь дней после кровавого преступления в Екатеринбург без боя вошли части Чехословацкого корпуса. Расследованием убийства царской семьи под руководством генерал-лейтенанта М. Дитерихса занимались следователь по важнейшим делам Екатеринбургского суда А. Наметкин, член окружного суда И. Сергеев, начальник уголовного розыска А. Кирста и следователь по особо важным делам Омского окружного суда Н. Соколов, издавший на материалах следствия в 20-е годы прошлого века в эмиграции книгу «Убийство царской семьи». Хотя по горячим следам материал был собран, тогда захоронение не обнаружили.

В 1979 году на основе воспоминаний одного из палачей – Я. Юровского – кинодокументалист Г. Рябов и краевед А. Авдонин провели смелое самостоятельное расследование, приведшее их на тайную могилу. Свои открытия Рябов и Авдонин предъявили Свердловским властям в июле 1991 года, накануне распада Советского Союза.

Через два года, в августе 1993-го, Генеральная прокуратура нового государства РФ начала расследование, которое возглавил старший прокурор-криминалист В. Соловьев. К работе привлекали ведущих европейских и американских специалистов по генетической, макроскопической и баллистической экспертизам. В главном все эксперты сошлись: останки принадлежат членам царской семьи с почти стопроцентной вероятностью – 98,5 %. После сравнения в 1994 году генетического материала «скелета № 4», принадлежащего, по версии следствия, последнему российскому императору, с аналогичным материалом эксгумированного любимого младшего брата Николая II, цесаревича Георгия, умершего от болезни в 1899 году, специалисты пришли к выводу, что генотипы совпали полностью.

1443024551_romanov-family-still Медиапроект s-t-o-l.com

Семья последнего российского императора

Если не принимать во внимание горячечный бред на тему ритуального убийства и полного сожжения тел, подмены с убийством другой семьи, чудесного спасения сотен Анастасий и Алексеев, то, исходя из здравого смысла, в Поросенковом логу могли быть сокрыты только останки царской семьи с их верными слугами, – рассказывает  поисковик Леонид Вохмяков,  первым   обнаруживший останки царевича Алексея и княжны Марии. – Есть письменное свидетельство цареубийцы Якова Юровского, где написано, как убивали и где прятали. Форма захоронения, прижизненные и посмертные повреждения тел полностью соответствуют «Записке Юровского» и воспоминаниям других цареубийц.

У Леонида Григорьевича есть копия документа под названием «Доклад по делу об убийстве в Екатеринбурге, в ночь на 17 июля 1918 г., ЦАРСКОЙ СЕМЬИ» из архива в Джорданвилле, составленного 26.07.1924 г. офицерами, принимавшими участие в поисках тел. В тексте на 5 странице приведено описание Ганиной ямы на 30 июля 1918 г.: «Южнее в 20 саженях старая заброшенная шахта в виде двух смежных колодцев и рядом с ней остаток костра в диаметре около 3-х аршин, в 10 саженях к югу второй костер того же размера». Костры имели размер чуть больше 2-х метров (2,13 м). В результате обследования костров: «Вывод у всех офицеров и членов комиссии создался определенный: СОЖЖЕНИЯ ЦАРСКИХ ТЕЛ ЗДЕСЬ НЕ БЫЛО, огнем же была уничтожена только одежда царской семьи. Эта мысль подтверждалась еще тем, что в остатках кострищ не было найдено ни одного кусочка кости, а тем паче зубов» (6 страница). Для того чтобы полностью уничтожить 11 тел, надо примерно вагон сухих дров или цистерну кислоты и месяц времени, ничего из перечисленного у чекистов не было. Чехи подходили к Красноуфимску и могли перерезать железную дорогу на Пермь, красным надо было срочно эвакуироваться из Екатеринбурга, чтобы не попасть в окружение.

В 2007 году неподалеку от старого захоронения было обнаружено еще одно – с останками цесаревича Алексея и великой княжны Марии, что подтвердили дополнительные экспертизы 2007–2008 годов.

При обнаружении останков царевича Алексея и великой княжны Марии ни у кого из участников поиска и последующих археологических раскопок не было сомнений в их подлинности, – говорит поисковик Леонид Вохмяков. – На месте сожжения тел было найдено множество мелких горелых костей, зубы, пули и осколки от сосудов с кислотой. Баллистическая экспертиза определила, что пули из обоих захоронений выпущены из одних пистолетов и револьверов. Дендрологическая экспертиза показала, что угли костра принадлежали деревьям, срубленным в 1915–1918 гг. Последующие три генетические экспертизы (2008, 2015, 2016 гг.), проведенные в нескольких различных лабораториях, подтвердили, что останки принадлежат царю Николаю II, который был сыном и внуком императоров Александра III и Александра II. Голову Николаю Александровичу не отрубали (шейные позвонки без повреждений), и она генетически соответствует телу. Императрица Александра Фёдоровна, царевна Анастасия и царевич Алексей болели гемофилией (точнее, царица и царевна были лишь носителями этого рецессивного гена, находящегося в Х-хромосоме, т.к. женщины не болеют гемофилией, но могут передать с 50% вероятностью одну из двух своих Х-хромосом сыновьям, что и произошло с Алексеем – ред.). Современные родственники царских слуг и доктора Боткина совпадают по генетике с останками. С десяток различных монет было найдено у Коптяковской дороги, отчеканенных от 1700-го до 1980 г., одна монета в 5–6 м от захоронения.

Однако руководство РПЦ сочло неубедительными результаты всех этих расследований, с которыми согласились ведущие генетические лаборатории планеты и признанные мировые ученые, например, главный генетик армии США М. Коббл, идентифицировавший останки трагедии 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке.

Осенью 2015 года Синодальный информационный отдел Московской патриархии сделал заявление о начале нового исследования данного вопроса, т.к. не может игнорировать голоса «критически настроенной части общества», добавив зачем-то сомнительную для всех времен фразу, что «Церковь никогда не имела предубеждений в связи с теми или иными историческими версиями и данными научных исследований». Если, конечно, Синодальный отдел не заговорил голосом пророческим от лица Церкви Небесной, Невесты Агнца.

Если Русская православная церковь согласится с результатами последних экспертиз, то упокоенные в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга останки будут официально признаны мощами, так как Николай II, царица Александра Фёдоровна, царевич Алексей и великие княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия причислены к лику святых по чину страстотерпцев еще в августе 2014 года. В том, что официальное церковное признание научных результатов состоится, мало кто сомневается: для того и была инициирована эта избыточная – с научной точки зрения – экспертиза.

Что же стоит за непризнанием до сих пор РПЦ явных для абсолютного большинства учёных научных результатов? В основном называют две причины, которые со временем все труднее принимать всерьез.  Одни считают это за PR, то есть раздувание православными собственной значимости, мол, без нас в этом деле нельзя поставить точку. Другие убеждены, что церковь как древний консервативный институт ждет основательных, проверенных временем заключений и выскажет свое, опираясь на них. Как водится, здесь есть и первопричина, и она дрянная: мощное влияние на политику церкви оказывает оспаривающая все экспертизы немногочисленная группа людей, вежливо упомянутых в заявлении Синодального отдела «критически настроенной частью общества», еще известных как «православные патриоты», отчего святые слова «православие» и «патриотизм» воспринимаются в одном ряду с обскурантизмом, национализмом, магизмом, коррупцией и доносительством.

image Медиапроект s-t-o-l.com

Подвал Ипатьевского дома

Выдуманная проблема подлинности царских останков призвана отвлечь внимание церкви и общества от проблем более серьезных, не решенных ни в ушедшем веке, ни в набравшем ход нынешнем.

 

О правосудии или о правде

Почему не осуждены по сей день кровавые убийцы? Не осуждены и не запрещены к упоминанию в СМИ (как запрещенная в РФ ИГИЛ) организации, по чьей воле эти убийства было совершены? Почему, строго спрашивая с ученых, церковь так же строго не обратится к российскому правосудию? Что отвратительно, именами убийц по сей день названы улицы российских городов, а прямого соратника убийц И. Сталина славят уже не только как индустриализатора и освободителя народа от фашизма, но и как правителя, возродившего после 1943 года Русскую церковь, и даже пишут его (пока без нимба) на новых иконах, оставляя в тени его кровавые деяния.

 

О второстепенном значении мощей. Точнее, о нашей вере

Двадцатый век настойчиво предлагает более требовательно посмотреть на церковные правила канонизации святых. Можно ли и в каком случае доверять протоколам допросов, подписям жертв после пыток, в том числе под воздействием психотропных препаратов и прочего? Так ли важна для нашей церкви и современного человека информация о мощах и связанных с ними чудесах, когда захоронения сотен и тысяч христиан сокрыты и перемешаны с убиенными представителями других религий, атеистами и даже палачами? Что мы, христиане, скажем, что больше выстрадали или были менее виновны? Но кто это измерит? Какие выводы должны мы сделать после невообразимого кощунства и глумления над религиозными святынями в советское время отрекшихся от своей веры миллионов православных? Не такие ли, что главная мощь (слово «мощи», как и «мощь», – производная от «сила-могущество». – О.Г.) – сама жизнь христианина по вере? И настоящее чудо – если эта вера от жизни святого передается и нам, а от нас – нашим ближним.

 

О страстотерпчестве или о надежде

О надежде. В этом смысле кончина Николая II и его семьи и слуг может быть признана блаженной, и в Русской церкви, на мой взгляд, верно определен тип их святости –страстотерпчество. Я считаю, что важно было бы говорить именно об этом типе (или чине святости) последнего российского императора и пострадавших с ним людей. В отличие от мучеников (от martyr – свидетель), чей христианский путь, как правило, весь может быть признан свидетельством благодатной веры, страстотерпцы – это христиане, явившие свою веру и верность Богу на самом последнем отрезке своей жизни, в покаянии и надежде на Христа перенесшие последнее страдание. Это важно, потому что мы знаем пагубные для страны и церкви деяния Николая II, и он, конечно, в ответе за катастрофу, происшедшую со страной и церковью, не он один, но его ответственность особая – как человека, который возглавлял и государство, и подчиненную государству церковь. Но мы можем надеяться, что он умер достойно, как христианин. А значит, для многих из нас, не исполнявших в жизни своей христианской и гражданской ответственности, есть пример сбывшейся надежды на спасение и в нашем случае.

– В общем, нельзя говорить, что церковь не признает мощи святых царственных страстотерпцев, – говорит поисковик Леонид Вохмяков. –  «Где двое или трое соберутся во имя мое, там и Я посреди их» (Мф.18:20), – это Евангельское определение Церкви. Сотни православных людей и рядовые священники давно признали и почитают останки царской семьи и место, где хранится их прах. Вся Русская зарубежная церковь (РПЦЗ МП) давно определилась в этом вопросе. Архиепископ Штутгартский Агапит неоднократно бывал в Поросенковом логу. Частицы мощей царственных святых, оставшиеся после генетических исследований, выставлены для поклонения в храме св. Николая в Нью-Йорке и соборе Штутгарта. У меня оптимистический взгляд на признание останков царской семьи, мне кажется, ждать осталось год или два – не больше. Все пожелания, высказанные от имени РПЦ епископом Егорьевским Тихоном, Следственный комитет учёл, провел дополнительное следствие, подтвердившее результаты расследования В.Н. Соловьева. Состав комиссии по исторической экспертизе был полностью обновлен. К осени основные исследования будут закончены. Далее на Архиерейском соборе нашей Церкви предстоит решить вопрос о признании царских останков. Конечно, последнее и решающее слово будет за нашим президентом. Надеюсь, святая царская семья и дети в ближайшее время обретут покой в соборе Петра и Павла.»

10688328_1536475129904503_479666384829637230_o Медиапроект s-t-o-l.com

Леонид Григорьевич Вохмяков

 

О методах идентификации останков царской семьи и возможностях современной науки заглянуть в прошлое рассуждает  генетик, старший преподаватель кафедры философии, естественнонаучных и гуманитарных дисциплин Свято-Филаретовского православно-христианского института Галина Муравник [1].

Галина Леонидовна, насколько для научного сообщества идентификация останков семьи Николая II завершена? Будут ли, Вы думаете, на этот раз признаны результаты последней, собранной осенью 2015 года комиссии?

Что я могу сказать? Вы ставите сложные вопросы. Сложные не в научном отношении, а совсем по другим причинам. Что касается генетической экспертизы екатеринбургских останков… Еще в 90-е годы, когда нашли девять человек, я самым внимательным образом следила за их идентификацией. И потому, что мне как генетику это было очень интересно, и потому, что использовалась совершенно новая, можно сказать, революционная методика ДНК-типирования, которая, это было понятно сразу, станет потом очень востребованной. И я тогда, работая в православном лицее, специально выделила несколько уроков в 10 классе, чтобы с ребятами разобрать и саму методику, и полученные Павлом Ивановым результаты. И тогда уже подлинность находки царской семьи была подтверждена самым тщательным, самым серьезным образом. И все первичные данные (электрофореграммы, сиквенсы и пр.) публиковались в открытых источниках, в самых престижных научных журналах, докладывались на конференциях с международным статусом. И никто из учёных никогда не подверг сомнению достоверность исследования и следанные на его основании выводы. Никто! Все было сделано необычайно аккуратно и добросовестно. Участники исследования понимали, какая на них лежит ответственность. Это была уникальная работа. И как грустно было смотреть на то, что потом происходило в церковной среде. Я хорошо помню трансляцию этого захоронения из Санкт-Петербурга. И помню также, что стояли какие-то люди с перекошенными лицами (явно неадекватные) и держали в руках, транспаранты, один из которых мне особенно запомнился. Было написано: «Лжемощи – орудие дьявола». Стыд и срам!

 

Копия IMG_5457-980x653 Медиапроект s-t-o-l.com

Галина Леонидовна Муравник

Но от имени РПЦ заключение подписал митрополит  Ювеналий. И там ведь не так сказано, что церковь не признала подлинности останков, что она не доверяет научным данным… Там очень обтекаемо говорилось (цитирую по памяти), что если, спустя годы, появятся новые научные методы исследования и с их помощью будет показано, что сейчас произошла непреднамеренная научная ошибка, то вся полнота ответственности за эту ошибку лежит не на РПЦ, а на учёных, её допустивших. Примерно так было сформулировано. Можно ли считать, что Церковь совсем не признала выводы ученых, – не уверена. Хотя её суперосторожная позиция отчасти понятна. Но для меня, профессионального генетика, внимательно следившего за исследованиями, никаких сомнений в подлинности ДНК-экспертизы не было.

Одним из примеров того, как ответственно ученые подходили к этой работе, служит такой факт. Для сравнительно-генетического анализа нужна была кровь Николая II. Где её взять? Известно, что  при визите цесаревича Николая в Японию на него напал самурай и ранил в голову. И хотя сама рана была неглубокая и неопасная, но крови было много. И в Японии сохранили эти бинты, залитые кровью будущего императора России. Однако японское правительство не захотело предоставить фрагмент этого материала учёным. И тогда исследовательская группа обратилась к М. Ростроповичу. Он как раз собирался в Японию на гастроли и должен был встречаться с императором. А Ростроповича в Японии очень высоко ценили. И вот они попросили его, чтобы он попросил их… В общем, такому маэстро они не посмели отказать и дали крошечный фрагмент этого кровавого бинта. Но этого было достаточно для выделения ДНК. Однако всех ждало разочарование. Эти бинты так долго хранились, разумеется, в нестерильных условиях, их трогали, дышали… Словом, они оказались загрязнены большим количеством другой ДНК, принадлежавшей многим посторонним людям. И их не стали использовать для идентификации. Это лишний раз говорит о том, как тщательно, с какой высокой степенью ответственности велся анализ в 90-е годы, и как надежны были выводы, полученные при этом.

Прошло еще немало лет, и в 2008 году нашли останки детей – Алексея и Марии. А за это время метод ДНК-идентификации совершил головокружительный прыжок в развитии. Если раньше «Геном человека» был самым дорогим научным проектом (в биологии), сравнимым по стоимости с ядерным проектом, и читали ДНК человека 15 лет всем миром, в 150 лучших научных центрах, то сейчас это делается за $ 1 тыс. в течение 24 часов. И количество прочитанных геномов разных видов нарастает, как снежный ком. Более того, научились извлекать ДНК из окаменелостей возрастом 100 тыс. лет и древнее. Даже  прочитали геном неандертальца. И вся эта информация, все прочитанные последовательности ДНК размещаются в открытых базах. Вот такой прогресс в молекулярной генетике. Поэтому ДНК-идентификация стала почти рутинным методом, она теперь используется и в медицине для диагностики, и в криминалистике, и при установлении отцовства, и для установления личностей людей, погибших в терактах. И эти экспертизы принимаются в судах в качестве доказательства.

 

Останки семьи бывшего императора Николая Второго и лиц царской свиты Медиапроект s-t-o-l.com

Останки семьи бывшего императора Николая II и лиц царской свиты

И тогда решили вместе с найденными детьми проанализировать ещё раз с помощью усовершенствованных методик останки Николая II и Александры Фёдоровны. И вновь получили тот же результат: да, это они! И даже для большей доказательности эксгумировали Александра III, взяли фрагмент для сравнительного типирования. А от дедушки, Александра II, взяли фрагмент мундира, залитого кровью при покушении народовольцев. И опять тот же вывод: да, это единая родственная группа – дедушка, отец и сын. Так что еще надо? Какие «окончательные доказательства»?  Мне это совершенно непонятно. Чтобы мёртвые восстали из гробов и свидетельствовали сами?

Итак, научная достоверность исследования не вызывает никаких сомнений. Выводы – самые надёжные. Под Екатеринбургом действительно обнаружены останки расстрелянной царской семьи и их свиты. И мне лично очень горько, что с 2008 года не захоранивают царских детей. Уже и комиссию Д. Медведев создавал, и сроки ставили (октябрь 2015 года, если мне не изменяет память). И так они, бедные, и лежат в коробочке в Госархиве. И думаю, будут лежать до 2018 года. И на 100-летие их захоронят. У нас любят круглые даты и юбилеи.

[1]Г. Л. Муравник в 1979 г. окончила Московский государственный университет им. Ломоносова (биологический факультет, кафедра генетики); окончила аспирантуру в Институте генетики и селекции микроорганизмов (лаборатория генетики актиномицетов и актинофагов,1985 г.). Работала научным сотрудником Института вирусных препаратов (лаборатория ДНК-содержащих вирусов); проректором по учебно-методической работе Библейско-богословского института св. апостола Андрея, преподавателем курсов «Естественнонаучная апологетика», «Наука и религия». Сейчас – ст. преподаватель кафедры философии, естественно-научных и гуманитарных дисциплин Свято-Филаретовского православно-христианского института.