×

Отец Сергий против всех

Ранее запрещённый в служении схиигумен Сергий (Романов) вышел из подчинения священноначалию и приготовился к обороне своего монастыря. Почему так вышло и откуда в церкви самозваные «старцы»-раскольники, не желающие подчиняться никаким законам – ни церковным, ни Божеским,  –  разбирался «Стол»
+

Если и критиковать священноначалие Русской православной церкви, чем сейчас активно занимается сам запрещённый в служении уральский схиигумен, то только за мягкость в отношении самого «старца», которому из-за его популярности многое прощалось, а все откровенно неудобные моменты замалчивались.

И первое, о чём молчали церковные иерархи, – это биография самого «старца».

Итак, схиигумен Сергий (в миру Николай Васильевич Романов) родился в селе Криуше Вознесенского района Горьковской области. После службы в армии Николай Романов поступил в школу милиции.

В 1985 году был привлечён к уголовной ответственности за хищение государственного имущества и дорожно-транспортное происшествие, которое привело к гибели пассажира. Был осужден на 4 года. В процессе дела явился с повинной, сознавшись в убийстве при разбое с отягчающими обстоятельствами.

По совокупности был осужден на 13 лет. Отбывал наказание в нижнетагильской ИК-13 до 1997 года.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Верующие на территории Среднеуральского женского монастыря в Свердловской области. Павел Лисицын / РИА Новости

В 1998 году после выхода из колонии поступил в Московскую духовную семинарию и стал послушником в Алапаевском мужском монастыре Новомучеников Российских (Свердловская обл.), стоящем на месте расстрела членов царской семьи Романовых. При этом Николай Романов скрыл факт своего уголовного прошлого, при котором запрещено быть священнослужителем и совершать таинства Православной церкви.

Когда же обман вскрылся, то было уже поздно: в 2000 году Николай Романов стал первым игуменом мужского монастыря Святых Царственных Страстотерпцев, основанном после канонизации Николая II на месте, где была погребена царская семья после расстрела – в урочище Ганина Яма под Екатеринбургом.

Именно в монастыре в Ганиной Яме и возникло движение «царебожников» – дескать, царь Николай II был российским мессией, новым воплощением Христа, своей кровью «искупившим грехи русского народа». Надо сказать, эта идея была довольно распространена в России в 1990-е и первой половине нулевых. Однако Русская православная церковь осудила её, так как, согласно христианским догматам, лишь Иисус Христос является искупителем грехов человеческих.

Отец Сергий стал проводить массовые «отчитки» – сеансы публичного изгнания «бесов» из граждан с подвижной психикой

Впрочем, это ничуть не помешало самому отцу Сергию объявить себя новым «старцем», которого благословили сами греческие святогорцы – старцы с горы Афон. Вскоре к новому «старцу» пошёл страждущий народ, тем более что отец Сергий стал проводить массовые «отчитки» – сеансы публичного изгнания «бесов» из граждан с подвижной психикой.

* * *

В декабре 2001 года Николай Романов рукоположен архиепископом Викентием в сан иеромонаха. В 2002 году стал основателем и духовником Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов», находящегося на окраине города  Среднеуральска Свердловской обл.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Один из храмов Среднеуральского монастыря, 2012 год. Фото: Галина Устимова

Интересно, что Среднеуральский монастырь поначалу был сельскохозяйственным подворьем Ганиной Ямы, но постепенно отец Сергий переместил туда центр своей деятельности.

– Он основал наш монастырь в голом поле, – говорят сами монахини. – Построил храмы, построил детскую школу, построил странноприимный дом. У нас сейчас свой скот, мы выращиваем свои овощи. Мы уважаем екатеринбургскую епархию, но не епархия создала монастырь. Митрополит должен также уважать отца Сергия.

* * *

О нравах, царивших в Среднеуральском женском монастыре, рассказывает эксперт «Стола» Андрей Ошарин, побывавший в 2012 году в гостях у отца Сергия Романова:

– Восемь лет назад мы ездили в паломничество с группой братьев и сестёр, они тогда только что воцерковились. В числе прочего мы заехали и в Среднеуральский монастырь – на день с ночёвкой. Это огромный монастырь с огромными  очень дорогими храмами.

Когда мы въехали туда, меня поразили ворота и забор. Забор – это не просто крепостная стена. Это настоящая копия Кремлёвской стены.

 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Въезд на территорию Среднеуральского женского монастыря в Свердловской области. Павел Лисицын / РИА Новости

В монастыре этом было очень много молодых монахинь. Если мне память не изменяет, на тот момент около 400 насельниц.

И едва мы приехали, как по монастырю вдруг будто ветер пронёсся – со всех концов монастыря побежали молодые девушки: «Сейчас батюшка приедет!».

На въезде в монастырь собралась огромная толпа. Через какое-то время появляются три чёрные Toyota Land Cruiser, оттуда вылезают бритые пацаны и среди них этот дяденька – маленького роста в чёрном подряснике – и всех благословляет. Пацаны стоят у машин.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Схиигумен Сергий, который только что приехал в монастырь, благословляет народ, 2012 год. Фото: Галина Устимова

Ира – старшая в нашем паломничестве – попросила встречи. Нам объяснили, что батюшка очень занят сейчас будет. Но когда узнали, что мы из Москвы, сказали, что батюшка с нами обязательно встретится.

И он действительно с нами встретился – на лавочке, но это была обычная и ни к чему не обязывающая встреча.

Утром была литургия. Перед литургией он исповедовал всех нас и очень долго говорил с одной сестрой из нашей группы, молодой и симпатичной.

Потом была долгая служба, после которой отец Сергий говорил слово. В том числе приветствовал москвичей, которые добрались до их богоспасаемого монастыря – мол, слух о монастыре дошёл даже до Москвы.

– К нам приехали москвичи, очень радостно. Среди них есть искренне верующие, искренне ищущие спасения. Есть среди них девушка…

И показывает пальцем на нашу молодую сестру Ирину, которую он долго исповедовал.

– Так вот, я даю свой «аминь», чтобы она осталась в монастыре. А вы как считаете, братья и сёстры?

Храм был набит битком, и все громко рявкнули: «Аминь!».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Паломники из Москвы на экскурсии в Среднеуральском монастыре, 2012 г. Фото: Ирина Ванина

Ира растерялась. она явно не ожидала, что её исповедь будет иметь такие последствия. В наступившей тишине вдруг раздался голос нашей старшей Ирины, которая чётко оценила ситуацию и намерения батюшки, а также прекрасно знала правила и устав монастырского общежития, которыми батюшка так легко пренебрёг:

– Нет нашего «аминь» на это!

Схватив Иру-младшую за руку, Ира-старшая резко её развернула и скомандовала:

– Все быстро в рафик!

Мы бегом бросились к микроавтобусу (хорошо, что наши вещи уже были загружены), прыгнули в него, и водитель дал по газам. Осталось только понимание, что попали мы в какое-то «больное» место, но почему-то очень хорошо финансируемое.

* * *

Настоящая известность к отцу Сергию пришла три года назад – в ту пору, когда вся «православная общественность» боролась против ещё не вышедшего на экраны фильма Алексея Учителя «Матильда». Напомним, что главной претензией «общественности» к фильму стало то, что предметом их религиозной веры является хранение Николаем II девственности до брака, что, по идее, должно исключать наличие у него полновесного романа с балериной Матильдой Кшесинской, которому, собственно, и посвящён фильм.

Именно «хэдлайнер» этой борьбы депутат Наталья Поклонская официально представила схиигумена Сергия как своего «духовника», от имени которого она стала грозить отлучением от причастия на полгода всем чиновникам, посмотревшим рабочую версию «Матильды». Поскольку среди тех чиновников оказались и председатель Госдумы, и глава администрации президента, то представителям Московской патриархии пришлось официально опровергать фантазии «Наш-Мяши».

Удивительно, но после выхода фильма на экраны (сам фильм оставил широкую публику равнодушной к проблеме наличия добрачного секса императора) вдруг выяснилось, что никаким «духовным отцом» Поклонской отец Сергий никогда не был, хоть и венчал депутатшу Госдумы с её новым (а ныне уже бывшим) мужем.

* * *

Тем не менее после «Матильды» за схиигуменом Сергием закрепилась репутация «младостарца», весьма близкого к определённым башням Кремля.

Феномен популярности отца Сергия комментирует Алексей Макаркин, ведущий эксперт Фонда «Центр политических технологий»:

– В церкви ещё в 90-е годы появилась проблема фундаментализма. Представители этой части церкви, в отличие от обычных консерваторов, характеризуются  тем, что они не отстаивают живую церковную традицию, а конструируют новую реальность в рамках их представления о традиции. Фундаментализм появился после распада СССР, когда люди, недовольные политическими процессами, положением России в мире и прочим, пришли в церковь и принесли туда свои стереотипы. Так появился феномен православного сталинизма, например. Отец Сергий Романов –  типичный представитель такого направления. Он глубоко почитает убитого царя Николая II, при этом у него в келье висит календарь с портретом Сталина. В фундаменталистском сознании это вполне уживается: царь был за нравственные ценности – и Сталин тоже, Николай был патриотом – и Сталин тоже. А если последний расстреливал священников, так это троцкисты его обманули, потому что они евреи. Так рядом возникает антисемитизм. Или как быть с человеком, который в 1935 году храм взорвал, в 1937-м священника расстрелял, а в 1941-м погиб на войне? Он палач или герой? Фундаменталист сразу ответит:  он герой! Если он кого расстрелял, то это был троцкист, а если храм взорвал, то его оклеветали. И всё устраивается в простую схему веры этих людей.

В церкви к такого рода людям часто относятся как к своим: «Может быть, они немного зарвались, их надо поправить, но это свои». Меж тем он  как интеллигент и либерал считается для церкви опасным, так как требует каких-то изменений. Он вообще чего-то требует. А фундаменталисту надо просто книжек дать почитать.

Я думаю, что и с отцом Сергием пытались договориться, но он пошёл против государственной власти, высказался против президента в резкой форме, и пришлось священноначалию реагировать.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Схиигумен Сергий (Романов) в Среднеуральском женском монастыре в Свердловской области. Павел Лисицын / РИА Новости

Кроме того, в управленческом аппарате государства есть масса людей, связанных с церковью в разных формах. Это люди, которые прошли через 90-е годы, многие крестились тогда. Для кого-то из них церковь  –  это отец Сергий Романов, для кого-то – наша история, для кого-то – ещё какой-то пастырь и т. д. И эти люди важны церкви, так как, в отличие от среднего россиянина, у них есть больше возможностей, чтобы помочь церкви. Причём они приходят в храм не в суете, а по своему мироощущению. В отличие от обычного прихожанина, который, стоя на службе, думает о работе, о том, что надо детей забрать из школы и проч., эти люди имеют возможность уделить специальное время для общения с батюшкой. Чаще всего это не общение с архиереем, которого они воспринимают тоже как члена элиты (скорее как коллегу) и не будут ему исповедоваться. Им нужна беседа с каким-нибудь старцем или деревенским батюшкой. Это позволяет им чувствовать себя включёнными в церковную жизнь. Вот и получается, что, с одной стороны, государство не преувеличивает роль церкви, а с другой стороны, государственные мужи окормляются у православных священников.

* * *

Словом, не удивительно, что отец Сергий почувствовал, что общие правила для него не писаны и он сам может указывать власти, как и что ей делать. И в своём выступлении схиигумен Сергий раскритиковал Русскую православную церковь за то, что она исполняет рекомендации Роспотребнадзора, касающиеся пандемии коронавируса. В частности, отец Сергий настаивает на том, что во время пандемии не нужно закрывать храмы, и утверждает, что вся ситуация с распространением COVID-19 специально срежиссирована для «чипизации» населения.

После заявлений схиигумена Сергия епархиальные власти запретили ему служить, совершать таинства, а также лишили его права ношения наперсного креста

После заявлений схиигумена Сергия епархиальные власти запретили ему служить, совершать таинства, а также лишили его права ношения наперсного креста и отправили в затвор на территорию Иоанно-Богословского мужского скита монастыря Царственных Страстотерпцев. Кроме того, ему запретили принимать исповедь, совершать таинства и требы, постригать в монахи, а также покидать территорию скита без письменного благословения митрополита. Но эти предписания Сергий отказался исполнять.

С конца мая 2020 года схиигумен Сергий находится под церковным судом за отрицание пандемии коронавируса. Также в отношении отца Сергия возбуждено дело по части 9 статьи 13.15 КоАП РФ (распространение в интернете заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, создавшее угрозу причинения вреда жизни и (или) здоровью граждан…). Его рассмотрит мировой судья судебного участка № 3 суда Верхней Пышмы.

15 июня состоялось заседание епархиального церковного суда. Священник явился на него, но после прочтения своей заготовленной речи, не имеющей отношения к сути предъявляемых ему обвинений, покинул заседание, не ответив на вопросы по существу.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Монахини и послушницы на территории Среднеуральского монастыря в ожидании приезда схиигумена Сергия, 2012. Фото: Ирина Ванина

А на следующий день местные СМИ сообщили, что Среднеуральский монастырь окружили казаки, не позволяющие никому войти внутрь. Затем появилась информация, что отец Сергий выгнал за монастырские ворота настоятельницу – игуменью Варвару (Крыгину). Назначенного же епархией нового духовника обители туда попросту не пустили.

* * *

Захват монастыря вызвал настоящую бурю в социальных сетях.

Обозреватель Сергей Чапнин

«Мы не до конца понимаем ситуацию, которая сложилась в этом монастыре. Его закрытие, выставление кордонов, изгнание игуменьи – всё это надо воспринимать не только и даже не столько как какие-то военные действия. Скорее, это некий спектакль, который этот заштатный игумен разыгрывает для внешнего мира, для церковного священноначалия, для патриарха. И, конечно, для своих сторонников. А может быть, даже и в первую очередь для них».

Володя Берхин, президент благотворительного фонда «Предание»

«Что касается схиигумена Сергия (Романова), то, говоря газетным языком прошлого века, произошедшее есть прямое следствие увлечённости церковной администрации излишней борьбой с либерализмом. Пока боялись венчаний геев и женщин-священников, настоящий раскол проглядели, дали ему набрать людей и ресурсы, привлечь звёзд и людей в погонах, сформировать даже какую-то силовую поддержку из казаков».

Оксана Иванова, православный активист

«По-моему, комментаторы упускают главное. Захват монастыря, видеопроклятья, казаки – всё это интересно, конечно, но не уникально. А вот то, что в скитах отца Сергия (а это непроходимая таёжная глушь северного Урала) бани на солнечных батареях, будоражит воображение. Священник он под вопросом, схимник никакой, а вот министром по модернизации удаленных деревенских территорий вполне можно взять. Или советником по развитию внутреннего туризма. Светские всё развивают и развивают что-то, только деньги на ветер. А тут монахини без всякой господдержки такие скиты в тайге отбабахали, что страшно сказать, кто туда помолиться-порыбачить ездит. Потому как сервис на высоком уровне, возвышенно и благолепно. А что если всю этакую энергию и страсть в оборудование дальних сёл солнечными батареями направить или на создание автономных пятизвёздочных туристических комплексов в уральской тайге? Думаю, Билл, который Гейтс, точно себе все локти искусает».

Священник Пётр Мещеринов

«В 90-е, да даже и в нулевые, это была бы действительно тема для обсуждения. Сейчас, по моим ощущениям, абсолютно маргинальное событие. Ну захватил монастырь – да пусть… уже неинтересно никому, даже и внутри церкви.

(Это как Эсфигмен на Афоне со своим лозунгом «Православие или смерть». Бузит чуть ли не пятьдесят лет. Тем, кто внутри, кажется это очень важным… А всем остальным, даже православным, это уже стало просто «до лампочки». В особенности в ситуации коронавируса. Православные на самом деле обеспокоены сегодня, во-первых, телесным и духовным здоровьем, во-вторых, переоценкой многих церковных констант в связи с этим… и тут уголовно-кликушеский персонаж что-то такое вытворяет – да до него ли?)

Роман Лункин, религиовед  «С точки зрения религиоведения в этом вопросе есть вот какой момент: верующие ожидают второго пришествия Христа и каких-либо действий Антихриста. Это совершенно естественно, так как исходит из Нового завета. Однако время от времени появляются деятели, которые под предлогом этого ожидания «уводят верующих от главного в христианстве: от Церкви, от любви к Богу и ближнему», смещая в проповедях акценты на «печать Антихриста», «число зверя», «чипизацию» и борьбу с какими-то врагами. Подобные проповедники встречаются во всех христианских конфессиях».

 Олег Кашин, журналист

«Всё, что я знаю о схиигумене Сергии, указывает на то, что он сектант, мракобес, авантюрист, кто угодно. Но извините: а в каком облике должны являться к нам ангелы – в облике чиновников в рясах, в облике товарищей майоров? Нет, мы помним также, с чего началась история христианства. С истории человека, которого духовная власть тогдашняя не признавала. Я не говорю, что схиигумен Сергий хорош. Я говорю, что официальная позиция, когда это нельзя, потому что нельзя, она не работает и она лишена любой божественной составляющей.

Я также могу сказать, что чем меньше будет любого административного давления (церковного, светского, полицейского), тем больше будет таких людей, за которыми будут идти люди, верующие в Бога и думающие, что Бог – это вот этот старец. Это нормально».

Диодор, епископ Мелекесский и Чердаклинский (Исаев)

«К сожалению, всё, что делает сейчас о. Сергий,  –  это чистое хулиганство в прямом и переносном смысле. Хороший урок епископам, что нужно быть очень мудрым и предусмотрительным при рукоположении в священный сан кого-либо. Очень хороший и наглядный урок. А добрым христианам наглядный урок лжедуховности. К сожалению, это так. Посмотрите на искажённое гневом лицо старца…. его порывистые движения, крики… Не думаю, что Преподобный Сергий, собиратель земли Русской, так себя вёл, когда уговаривал удельных князей прекратить вражды и междоусобицы или призывал людей к жизни во Христе…»