×

Шоколадный спутник

Артем Абрамов сидит на паре по административному праву, получает знания. У его ног лежит шоколадный лабрадор Людвиг, тоже внимает преподавателю. Посещать занятия Людвигу официально разрешил декан Чувашского государственного университета. Людвиг не просто пес, он поводырь, да еще и уникальный – первый в России, обученный сопровождать слепоглухого человека
+

Язык жестов

Собака сопровождает, а не ведет: человек сам определяет маршрут, отдает команды,  а пес чутко следует рядом, останавливаясь у малейшего препятствия – бордюра, ограды, поворота – и предлагая хозяину подумать, принять правильное решение. Поэтому специалисты называют этих собак не поводырями, а проводниками. Российская школа подготовки собак-проводников Общероссийского общества слепых работает с 1960 года. Обучая проводников для незрячих людей со всего Советского Союза, школа ежегодно выпускала около 120 отлично подготовленных собак. Сейчас – 60 в год. Но вот собаку для слепоглухих людей здесь подготовили впервые.

Смелая идея обучить собаку для человека, у которого отсутствует и зрение, и слух,  принадлежит Фонду поддержки слепоглухих «Со-единение». Фонд выделил школе грант на выполнение задания повышенной сложности. А воплотить его довелось Елене Журавлевой, опытному тренеру, методисту второй категории. Ноу-хау Елены – специальные жестовые команды. Жесты используются при дрессировке  любых собак. Команды «стоять», «лежать», «сидеть» сопровождаются взмахами руки. Но это удобно делать на площадке. Когда собака идет рядом с человеком, она не видит таких сигналов. Поэтому Елена обучала Людвига, предназначенного в проводники Артему Абрамову, реагировать на прикосновения к разным частям собачьего тела, каждое прикосновение означает отдельный приказ.

Где у собаки кнопка

С будущим хозяином Людвиг впервые встретился в Подмосковье полгода назад. Артем выбрал Людвига из пяти собак,  этот пёс ему понравился сразу, вроде бы даже характером они похожи – вдумчивые, серьезные. Артем тогда вернулся в Чебоксары, а Людвиг начал учебу, чтобы через несколько месяцев сдать экзамен и тоже отправиться в Чувашию.

Артем – очень настойчивый парень, – рассказывает Наталья Емельянова, заместитель директора по собаководству Российской школы подготовки собак-проводников. – Наши незрячие далеко не все настроены на серьезную, кропотливую работу. Некоторые думают, что они приедут, им выдадут агрегат, положенный по программе индивидуальной реабилитации, надо будет отдавать команды, как будто на кнопочки нажимать, и всё легко заработает. А ведь это долгий процесс, многомесячный. Полгода может пройти, пока они друг к другу притрутся. Собака должна понять, чего от нее хотят. Человеку нужно осознать, что рядом с ним не робот, а животное, со своими слабостями. Бывает, незрячий, только приехав получать проводника, понимает, что за собакой, оказывается, нужно ухаживать. Ее надо кормить, выгуливать, мыть; с неё песок сыплется, шерсть, а некоторые не готовы к этому.

Артем не из их числа. Он стоял в очереди на собаку 2 года и, получив помощь от Фонда «Со-единение», отнесся к обретению Людвига очень ответственно. После того как собака прошла дрессировку, Артем снова приехал в Подмосковье – две недели учился управлять собакой, понимать её, слушал лекции, занимался с инструктором, потом сдавал экзамены.

Мне повезло с Людвигом, – говорит Артем Абрамов. – Он спокойный, терпеливый. Он помогает мне, а я помогаю ему. Мы отлично друг друга понимаем.

Людвиг сопровождает хозяина на учебу, на прогулки, в магазин, ездит с ним в транспорте. Правда, при перелёте из Москвы в Чебоксары пес отказался лезть в самолет, пришлось помощникам вносить его на руках.

Да уж, со всяким транспортом мы тренируем собак – с автобусами, метро, маршрутками, но с самолётами как-то не было возможности, – смеется Наталья Емельянова.

Больше сложностей пока не случалось. Людвиг подружился с мамой Артема, сразу же освоился в квартире.

Дома мы его не ограничиваем. Квартира двухкомнатная, он ходит, где хочет. А постоянное место выбрал в прихожей, – рассказывает Артем. – Людвиг очень терпеливый. Я стараюсь выгуливать почаще, но если что, он спокойно терпит. Утром его выводит мама, она раньше встает на работу. Так Людвиг зайдет сначала ко мне в комнату, оближет меня – мол, гулять хочешь? – ну, нет так нет. Идет с мамой. А днем, вечером со мной.

Собака вроде кошки

У собаки-проводника выработаны особые навыки поведения: ей, например, нельзя нюхать, нельзя отвлекаться, облаивать, реагировать на раздражители вроде кошек. Даже защищать хозяина собаке нельзя – она должна в любой ситуации сохранять спокойствие.

Поэтому-то в проводники берут в основном лабрадоров. В очень редких случаях овчарок. Овчарки – служебные собаки, защитно-караульные, у них сложно подавить рефлексы, сделать покладистыми. Кроме того, овчарки привязчивые, плохо переходят из рук в руки, любят одного человека. Лабрадоры любят всех. Они рады каждому встречному, и это удобно инструкторам, ведь срок передачи собаки инвалиду – всего две недели. Случается, в школу обращаются с запросом обучить навыкам поводыря домашнюю собаку, живущую в семье инвалида. Это может быть и эрдельтерьер, и такса.

Завести собаку-проводника, а вместе с ней новые возможности и дополнительную ответственность, решаются достаточно активные люди, которые не опустили рук, хотят жить, двигаться, развиваться. Артем Абрамов именно такой. Но в его случае действительно очень большая доля удачи.

У Артема все-таки сохраняется остаточный слух, – объясняет Наталья Емельянова. – Он использует слуховой аппарат, слышит и за счет этого хорошо говорит. Не приходится пользоваться тактильным коммуникатором. А вот как работать с полностью слепоглухими, я не знаю. Люди, не слышащие с детства, не могут говорить, они мычат. Как им общаться с собакой? Должно сохраняться хотя бы тоннельное, остаточное зрение или хотя бы частично слух, иначе мы не сможем помочь человеку.

Несколько лет назад в школе готовили собаку для Александра Сильянова. У него совсем нет слуха, плохая речь, он пользуется тактильным переводчиком, но на тот момент у Александра сохранялось тоннельное зрение, это ему помогало. Он взял собаку, с удовольствием с ней ходил, но со временем полностью перестал видеть. С проводником Иржиком пришлось расстаться.

Подготовка Людвига для Артема – это хороший опыт, – говорит Наталья Емельянова. – Если будут запросы на проводников для слепоглухих, будем стараться их удовлетворить. Но, конечно, выборочно, в зависимости от ситуации каждого конкретного человека.

Перепись слепоглухих людей в России, организованная в прошлом году Фондом «Со-единение», выявила 2200 людей с одновременным нарушением слуха и зрения. Но специалисты считают, что в действительности их гораздо больше – от 12 до 15 тысяч.