×

Соль земли русской

Новый культурный код россиян основан на искаженных цитатах из Священного Писания
+

Есть книги просто популярные, а есть такие, которые определяют культурный код поколения. Массы их могут не любить, не читать и не помнить, но при этом то тут, то там ненароком цитировать – просто потому что «так говорят».

По данным Московского городского библиотечного центра, самыми популярными у москвичей в июне этого года были книги Дины Рубиной из трилогии «Русская канарейка», три произведения Захара Прилепина: «Обитель», «Восьмерка», «Книгочет» ­– и романы Людмилы Улицкой.

Год назад журнал «Русский репортер» предпринял попытку составить список книг, которые сформировали культурный код сегодняшней России. Журналисты обобщили данные более 100 анкет, где респонденты указывали по 20 книг, которые не обязательно являются их любимыми, но которые обязательно надо прочитать, чтобы иметь возможность говорить с ними «на одном языке». Все опрошенные – люди с высшим образованием или студенты: журнал подчеркивает, что культурный код формирует интеллектуальная элита.

В списке «Русского репортера» не оказалось ни Рубиной, ни Улицкой, ни Прилепина. Вместо них в 1997 – 2013 гг. свой вклад в культурный код нации внесли три книги: «Generation “П”» Виктора Пелевина, эпопея Джоан Роулинг о Гарри Поттере и Библия, «переоткрытая» нашими соотечественниками в эти годы.

Авторы исследования считают, что эти книги неспроста встали в один ряд: между ними много общего. «Новый код» реальности настраивает нас на то, что индивид может все. Одиннадцатилетний очкарик-сирота побеждает главного злого волшебника. Наркоман и задрот с помощью рекламных слоганов и цифровых персонажей управляют государственной политикой России. Верующий паралитик встает и идет.

Насколько верно это обобщение, судить сложно. Впрочем, культурный код, как показывает практика, к смыслам куда менее требователен, чем к цитатам и аллюзиям. Сказал полслова – и видишь понимающую улыбку на лице собеседника: цитата прочитана. Чувствуешь удовлетворение, оттого что перед тобой человек «твоего караса». (Курт Воннегут, кстати, тоже вошел в список «РР».)

Библеизмы и библейские аллюзии действительно прочно вошли в наш язык. По крайней мере, в СМИ они встречаются уж точно чаще, чем отсылки к Роулинг и Пелевину. Вот только удовлетворение здесь испытываешь гораздо реже, чаще – стыд и неловкость. Как так получилось, что древнейшая книга, полтора века назад переведенная на современный русский язык, вошла в нашу речь так «нелитературно»? Есть несколько цитат из Писания, исковерканных на все лады, которые уже сотни и тысячи раз побывали в заголовках газет.

«Не хлебом одним (единым) будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих»

Попробуйте вбить в поисковик разные варианты: «Не газом единым», «Не нефтью единой», «Не сыром единым», «Не салом единым». Список можно продолжать долго.

«Камень преткновения»

В этот фразеологизм тоже, как оказалось, можно «загнать» любую политическую и экономическую проблему: «Куба преткновения», «Сноуден преткновения», «ИГИЛ преткновения», «Крым преткновения»…

«Соль земли»

Очень интересно в наш культурный код вписалась и эта евангельская цитата. «Вы — соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою?» – говорит Христос ученикам после «заповедей блаженства» (Мф 5:13). Итак, согласно оригиналу, «соль земли» – это христиане, люди, которые живут по заповедям христовым и своим примером «просаливают» мир сей, неся всюду слово Божие. Всюду, независимо от государственных и национальных границ.

В нашей речи куда чаще, чем просто «соль земли», встречается выражение «соль земли русской». Его используют всякий раз, когда хотят кого-нибудь похвалить. К христианству это, как правило, не имеет никакого отношения.

«Эти скромные труженики день за днем созидают величие России в лабораториях, исследовательских центрах, университетах и на экспериментальных предприятиях, зачастую не стремясь к какой-то выгоде, а из чувства долга и ответственности перед своей страной. Это и есть подлинная соль земли русской», – пишут «Аргументы недели»

«В творчестве Распутина для меня важно то, что он говорил о русском характере, о соли земли русской, о наших корнях, о той истине, которая нас питает», – приводит ТАСС слова одного из почитателей Валентина Распутина.

Встречается и совсем некорректное использование. Например, журналист Сергей Доренко, желая подчеркнуть народный характер президента Бориса Ельцина, говорит следующее: «…Они стали на него пялиться, а он (Ельцин – «Стол») голый. <…>  Он, подбрасывая на руке то, что произрастало у него в промежности, подошел к ним и сказал «чего, такое видали?». Это тоже считалось невероятно грациозным поведением президента – соль от соли земли русской».

«Второе пришествие»

Этот синоним «конца истории» непостижимым образом стал сугубо спортивным термином и обозначает возвращение на прежнюю работу, к прежним занятиям. «Еще пять лет в начале 90-х она (китаянка Лан Пин – «Стол») провела в команде университета Нью-Мексика, заполнив этой работой паузу между первым и вторым пришествием в национальную команду своей Родины», – без тени иронии пишет автор «Спорт-Экспресс» Ни один другой библеизм не используется в СМИ с такой частотой.

«Манна небесная»

Тоже уже почти стала специальным термином для обозначения крупной суммы денег, финансового транша, неожиданных месторождений нефти и газа и другой «халявы». В библейском контексте «манна» – это дар Божий тем, кто следует за Ним. И уж совсем не по себе становится от заявления: «Мы, дети войны, не просим манны небесной, но имеем полное право на безбедную старость».