×

Средства защиты

День защиты детей прошел в нашей стране с размахом. Песни, пляски, конкурсы и сладкая вата. Мы собрали детей за Столом и спросили, от чего их надо защищать. Этого оказалось мало. Пришлось ещё подумать самим
+

Защищая детей, мы мажем носы

Дети болеют. Никуда не денешься. Это надо пережить. Но одно дело, когда ты можешь вылечить ребенка сам, а другое дело, когда нужна профессиональная врачебная помощь.

Недавно у сына проявился отит. Ночь мы промучились, а на следующий день всей семьей поехали в детскую поликлинику. Каждый поход в больницу с детьми оставляет достаточно впечатлений для отдельной заметки. Короткий душный коридор. Низкие потолки, наглухо закрытые стеклопакеты, выцветшие фотообои, кадка с медленно умирающим фикусом. По стенкам несколько стульев. Никто не обратил внимания на беременную жену с двумя детьми, никто не предложил пропустить вперед очереди. Виноваты ли они? Оставить своего ребенка в этой духоте дольше, чем чужого – это больше, чем подвиг.

На самом деле, в том душном переполненном коридорчике было плохо только нам, родителям. Дети быстро нашли общий язык, бегали по просторным коридорам, водили хороводы и плакали, когда нудные взрослые тащили их обратно к кабинету.

Как от этого защитить своих детей? Выдвигать гражданские инициативы, грамотно пользоваться избирательным правом, следить за изменением финансирования медицины в нашей стране и главное – перед походом в поликлинику обработать детей антисептком, чтобы там не подцепить какой-нибудь заразы.

Фото: Николай Токарев Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Николай Токарев

В самых трудных случаях защищайся чувством юмора

А трудных случаев много. По каждой отдельной проблеме можно собрать библиотеки книг, нормативных документов и отчаянных писем родителей.

Недавно в Свято-Филаретовском институте прошел круглый стол, посвященный детям-аутистам. Это замечательный институт, который часто собирает замечательных людей, и этот раз не был исключением. Опыт, о котором шла речь на том круглом столе, – это опыт перехода из невозможности в реальность. Каждая история – повесть о чуде. Но участники говорили спокойно. Они привыкли иметь дело с чудесами.

– В нашей теме что-то могут сделать только обычные люди, – говорит Анна Битова, которая уже много лет возглавляет Центр лечебной педагогики. — Специалисты часто попадают в плен своих стереотипов. Так, один опытный логопед не мог научить девочку говорить, потому что та отказывалась даже садиться с ним за стол. А нужно-то было просто посадить ее на пол.

Мы думаем о том, как нам выработать особое отношения к особым детям. Но есть близкие, семья и прочие люди, которые тоже требуют особого отношения. В конечном счете, все люди особые, и к каждому нужно по-особому отнестись. Ведь бывает, что попадаются мерзавцы – но это тоже особенность, с которой справиться подчас труднее, чем с аутизмом детей. Или же мы говорим, что эти дети страдают своим симптомом, а это не так. Когда человек имеет стремительное заболевание, он страдает, а если у него есть какие-то особенности — а ведь у каждого из нас они есть, разве он мучается от этого? Страдать в таком случае – это выбор окружающих.

Вера Шенгелия рассказывала про толерантность, что называется, на пальцах:.

– Человек чего-то не знает, он этого боится и это отвергает. Наша история с нетолерантностью связана с тем, что родители боятся показать обществу своих детей, чтобы в них не тыкали пальцем. А общество тычет в них пальцем, потому что это диковинка, ведь родители таких детей обычно не показывают. Этот круг требуется разомкнуть. И есть методы. Например, метод изменения риторики. Когда мы рассказываем о том, что у метро лежал бомж, нам противно. А когда мы говорим, что там лежал бездомный, то появляется возможность пробудить у человека сострадание. Прежде аутизма, даунизма и прочего мы имеем дело с обычными детьми – это очень важно.

Как можно защитить наших детей от невежества и жестокосердия? Очень просто. Не спихивать все проблемы на время и состояние общества, заботиться о собственной открытости к людям и помнить, что у каждого есть право принимать особенности другого человека или не принимать. И главный рецепт от Анны Битовой – не терять чувства юмора.

Фото: Николай Токарев Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Николай Токарев

Защитить детей от улицы

Недавно в столице было громкое убийство. Все как в девяностых. Мотоцикл, автомат, расстрел в упор. Трудно было поверить, что это возможно сегодня в центре Москвы. А ведь это случилось через несколько минут после того, как я уехал с того самого перекрестка.
Но это громкий случай, который попал во все новости. Гораздо страшнее те убийства, на которые мы уже давно привыкли не обращать никакого внимания. Эти убийства совершаются каждый день на наших глазах. Вот, войдите в подъезд любого крупного многоквартирного дома в спальном микрорайоне любого российского города и посмотрите в самый грязный угол, и там, под батареей парового отопления, вы увидите улики, оставленные убийцами – использованный шприц. По словам главы ФСКН Виктора Иванова, в России сейчас насчитывается полтора миллиона официально зарегистрированных героиновых наркоманов.

Но это в найденном шприце, скорее всего, не гламурный героин, а более дешевый и самодельный дезоморфин – или просто «крокодил», который не только вызывает больше «кайфа», но и очень быстро убивает наркомана. Путь к «крокодилу» обычно начинается с невинных забав – вроде предложения покурит сигаретку со «спайсом». Нет, и двадцать лет назад мы, будучи школьниками, тоже убегали за гаражи, чтобы покурить настоящий американский «Мальборо» и попить пивка, и педагоги тоже хватались за головы и кричали о разврате. Но мы курили самое обычное «Мальборо», а не дешевые синтетические наркотические препараты, обладающие совершенно диким эффектом привыкания, которые можно совершенно свободно купить чуть ли не у каждой станции метро. Понятно теперь, почему повзрослевшее поколение неформалов, всех этих металлистов и панков, теперь наотрез отказывается отпускать своих детей гулять во дворе? Лучше пусть в секции ходит, чем во дворе болтается.

Как еще можно защитить детей от улицы? Никак. Меняется мир, а человек до крайности живуч. У нас, наверное, остается лишь два варианта: приспособиться или пытаться что-то поменять. Каждый выбирает по себе. Но не стоит отчаиваться, ведь.

Фото: Николай Токарев Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Николай Токарев

Большой брат следит за тобой и твоими детьми

Конечно, больше всех о наших детях заботится государство. Нам уже не придется оберегать их от ругани и постельных сцен в кино, от табака и алкоголя в кафе, от неаккуратных слов в интернете и от ошибок своей истории. Обо всем уже позаботились. Даже самая интимная сторона жизни вашего ребенка – его страница в социальной сети – доступна всеведущему оку. Правда, наших дорогих цензоров совершенно не интересуют страницы в сети, где практически в открытую предлагают купить «спайс». Нет, вся мощь карательной машины государства брошена на выявление той «пятой колонны», кто еще сомневается в том, что Крым — наш. Но в остальном все прекрасно.

Для справки

Годовой бюджет Минобороны Российской Федерации на 2013 год составляет 2 141 миллиард рублей. Бюджет Минздрава за тот же период составляет 283 миллиарда рублей и сокращен в 2014 году на 25,6 миллиарда.

На карте Димы Жукова есть список самых престижных мест культуры и детского досуга города Москвы. В этот список попало 25 заведений. Из них 11 не готовы принять у себя колясочников, детей с выраженным аутизмом, ДЦП и прочим. Это означает, что даже если вы купите такому ребенку билет в театр или дельфинарий, его туда просто не пустят.

49376_600 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Николай Токарев

Детская преступность в 2013 году составляет 6% от общего количества преступлений. Всего 60761 человек. На февраль 2014 года рост детской преступности по Москве составил 24%.

В 2013 году самыми громкими законами, по версии  Slon.ru, принятыми в нашей стране, стали: запрет на зарубежные счета для госслужащих, отмена прямых губернаторских выборов, запрет на курение в общественных местах, защита чувств верующих, запрет мата в СМИ, предпринимательская амнистия, права на вождение мопеда, о запрете гей-пропаганды, отмена «нулевого промилле», «антипиратский закон», о запрете усыновления сирот однополыми парами, реформа РАН.