×

Старые ссоры

Конфликт «между западниками и патриотами» россиянам безразличен. Зато волнует конфликт «между властью и обществом»
+

Институт социологии РАН задал соотечественникам неудобный вопрос: между какими группами внутри России отношения самые напряженные? Между патриотами и либералами? Между православными и мусульманами? Между руководителями и подчиненными?.. Где линия разлома?..

В последние два года, как легко заметить, возникли проверенные ответы-клише на этот вопрос. Вплоть до того, что все стало ясно: народ сплотился против горстки предателей, чтобы изжить в себе низкопоклонство перед Западом. Мол, только такая и есть мечта у «большинства», воюющего с «меньшинством», – уничтожить внутренних врагов, забывших о корнях. Погрузиться в фундаментализм и средневековье.

Однако на деле этот растиражированный конфликт «фундаменталистов» с «западниками» оказался дутым. То есть он, конечно, существует в медийной, а главное – кремлевской повестке дня, кого-то волнует и толкает на разного рода заявления, но (о ужас!) в ряду «самых напряженных внутренних конфликтов», по версии россиян, оказался на последнем месте. Только 4 (4, Карл!) процента соотечественников считают, что основные противоречия российского общества – это противоречия «между демократами и противниками демократии». Только 6 процентов – что это противоречия «между людьми различных политических убеждений». Только 7 процентов – что это противоречия «между западниками и сторонниками самостоятельного российского пути развития».

Вот те на. Даже людей, которые уверены, что внутри России вообще никаких конфликтов нет, и того больше – 11 процентов. Тщетна пропаганда воинствующего фундаментализма?..

Но интересно все же, где россияне разглядели напряжение и что признают за болевые точки на здоровом теле нашего общества. Вы не поверите: все то же, что и всегда, – самое неприятное для певцов стабильности. На первом месте – конфликт между богатыми и бедными, набравший 37 процентов ответов респондентов, на втором месте – конфликт между властью и народом с 32 процентами ответов. На третьем месте, с некоторым отставанием, – конфликт между чиновниками и гражданами, к ним обращающимися (ему отдали свое предпочтение в рейтинге «конфликтности» 25 процентов россиян).

И дальше, в первой десятке следуют различные парафразы все того же: конфликт между олигархами и остальным обществом, между собственниками предприятий и наемными работниками, между Москвой и провинцией… Есть еще, правда, конфликт между русскими и нерусскими – с 15 процентами его отметивших.

И из этого получается сделать только один вывод: больнее всего россиянам не от соприкосновения с «западной системой ценностей» или «демократами», а от общения с собственной властью, с чиновниками, с теми, кто обогатился не в какие-то доисторические времена, а уже сегодня, в новейшей России, и не спешит умерить аппетиты. Поэтому бастуют дальнобойщики, поэтому мы все возмущаемся, получая очередной счет за мифический капремонт или наблюдая за очередным подорожанием продуктов в магазине, за установлением «лимита» походов к участковому терапевту… Как раз эта, очень приземленная, внеидеологическая реальность, от которой нас отвлекают всеми правдами и неправдами (да мы бы и рады обманываться), рождает конфликты.

Заметьте, опрос провела не «протестная» контора, не группа либералов, а уважаемый федеральный институт, которому на это исследование, кстати, деньги выделило само правительство. Теперь у щедрого правительства есть прекрасный повод подумать над полученными результатами: в конце концов на носу выборы 2016–2017 годов.

Удивительно еще одно: когда россиян спросили об обратном – не про конфликты, а про общность, и не про «вообще ситуацию в России», а про их личное мироощущение, картина получилась содержательно иной. Самое сильное чувство общности мы испытываем не с теми, кто, казалось бы, оказывается с нами по одну сторону баррикад в социальных расколах – не с «людьми того же достатка», «той же национальности», «того же класса» или «того же гражданства». Выяснилось, что самые близкие нам – это «люди тех же взглядов на жизнь, что и мы». Или «люди тех же пристрастий и увлечений».

Так что объединяются россияне как раз на ценностной основе. А вот ссорятся – на очень материальной. Здесь главное – не перепутать и не пользоваться разговором о ценностях, рождающих единство, противоположным образом – призывая к расколам.