×

Свидетель Господа

14 марта 1938 года на полигоне Бутово под Москвой был расстрелян о. Василий (Никитский) – человек, ставший свидетелем закрытия последних храмов в Подмосковье
+

Василий Никитский родился 3 января 1889 года в селе Александровском Волоколамского уезда Московской губернии в семье псаломщика Петра Никитского и его жены Екатерины, у которых было девять детей. Семья жила бедно, всё имущество состояло из дома, трёх десятин земли и коровы. В 1905 году Пётр Никитский поехал в Москву навестить брата и пропал без вести; все попытки его отыскать ни к чему не привели. После исчезновения отца и кормильца его жена Екатерина, спасая малолетних детей от голода, отдала их в приют и сама пошла туда работать кухаркой. Глубоко верующая женщина, проводя время в трудах и молитве, смогла воспитать детей и дать им образование.

В 1913 году Василий окончил Вифанскую духовную семинарию и поступил учителем в школу при Павлово-Посадской фабрике в Богородском уезде. Вскоре он женился на дочери священника Михаила Нечаева Екатерине, учительнице той же школы.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Здание Вифанской духовной семинарии Фото: Wikimedia Commons

В декабре 1915 года Василий Петрович стал священником храма Рождества Богородицы в селе Поречье Можайского уезда.

После революции власти первым делом попытались закрыть храм – под предлогом начавшейся кампании по изъятию церковных ценностей. В сводке столичного ГПУ говорится: «В Можайском уезде на собрании коллектива верующих постановлено: изъять церковные ценности за исключением крестов и сосудов… Но в церкви в селе Поречье… на собрании верующих постановлено церковные ценности не сдавать, избрать комиссию по охране церкви».

В итоге была даже создана особая комиссия по примирению. В отчёте комиссии говорится: «Было решено единогласно содействовать недопущению конфликтов и в дни изъятия поднять набатные верёвки и запереть колокольни под ответственностью церковных старост».

* * *

В 1929 году власти предприняли новую попытку закрыть храм. Однако, как говорится в сводке ОГПУ, отец Василий решил поднять народ на защиту храма. «Священник, выступая на собраниях, „обрабатывал“ общественное мнение против закрытия церкви, – говорится в сводке ОГПУ. – В результате этой деятельности собрано до тысячи подписей и крайне возбуждено настроение верующих. На собрании, где обсуждался вопрос о закрытии церкви, слышались антисоветские и антикоммунистические выкрики… Дальнейшее нахождение священника на свободе может повлечь за собой последствия, которые вредно отразятся на работе местных организаций и на настроении населения…»

 Медиапроект s-t-o-l.com

Василий Петрович (Никитский)

На все каверзные вопросы следователя отец Василий твердил одно и то же: «Своё положение священника в целях антисоветской агитации я не использовал»

В итоге в сентябре 1929 года отец Василий был арестован. Содержался он в Бутырской тюрьме в Москве. Сохранился протокол допроса. На все каверзные вопросы следователя отец Василий твердил одно и то же: «Своё положение священника в целях антисоветской агитации я не использовал. Среди крестьян или верующих прихода я никогда ничего антисоветского не говорил».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Бутырская тюрьма

Но против отца Василия свидетельствовали даже члены церковного совета:

– Всю инициативу по делам церкви Никитский брал на себя, – донёс один из членов совета. – Церковный совет работает целиком под его руководством. По его инициативе церковный совет провёл работу по регистрации всех верующих, причём он указал, что нужно эту работу провести как можно шире, так как чем больше подписей, тем смелее мы будем требовать от власти оставить церковь в покое. Никитский – человек умный и хитрый, и знать его мысли в отношении власти в частном разговоре не удаётся. В проповедях же проскальзывают выпады против советской власти, касающиеся политики воспитания детей и молодёжи, например: советская власть развращает их и делает их моральными калеками, не знающими ничего святого.

В итоге в ноябре 1929 года Особое совещание при Коллегии ОГПУ приговорило отца Василия к трём годам ссылки в Северный край, и он был отправлен на лесозаготовки в Вологодскую область.

Так он попал в лагеря в Тотемском районе, которые были созданы для приёма 75 тысяч «спецпереселенцев», то есть кулаков, высылаемых из южных регионов. Семьи переселенцев прибывали практически на голое месте: вместо 568 бараков, которые должен был построить леспромхоз, было построен не более 175, да и те ужасающего качества.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Ссыльные на лесозаготовкох в Вологодской области

Один из выживших спецпереселенцев вспоминал: «Когда нас привезли, поселили в бараке. После в нём были клуб и столовая. Мне очень запомнилось, что было сделано внутри: в три яруса настилы из обледенелых горбылей. Когда мы утром проснулись, одежда у нас была мерзлая. Народу было битком набито. Скамейки и столы были сделаны из этого же горбыля… Многие умирали от голода, холода, болезней, тосковали по родине, не понимая, за что и почему их выселили с родной земли».

Именно с этими людьми отчаявшийся отец Василий вдруг вновь почувствовал своё призвание на пастырское служение. Из последних сил он исповедовал, причащал всех страждущих.

* * *

Вернувшись домой, отец Василий вновь стал служить в храме в Поречье, но вскоре его храм был закрыт. А отца Василия власти перевели служить в храм Ильи Пророка в село Ильинское Волоколамского района – на место арестованного протоиерея Сергия Сахарова.

Словно свидетель, избранный самим Господом, он переезжал с места на место по всему Подмосковью, везде наблюдая одну и ту же безрадостную картину

В 1934 году власти закрыли и храм Ильи Пророка, а отца Василия перевели служить в храм Михаила Архангела в Талдомском районе.

Вскоре и этот храм был закрыт, а его настоятель иерей Иоанн Честнов расстрелян.

Отца Василия перевели в храм Воскресения Словущего в селе Борисово Можайского района. Однако через полгода и этот храм был закрыт и переделан в гараж (настоятель храма протоиерей Николай Виноградов был расстрелян на полигоне Бутово), а отца Василия направили служить в храм Вознесения Господня в селе Теряево Волоколамского района. Словно свидетель, избранный самим Господом, он переезжал с места на место по всему Подмосковью, везде наблюдая одну и ту же безрадостную картину: запустение храмов, абсолютное развращение людей на фоне нескончаемого террора власти против собственного народа.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Храм Вознесения Господня (Теряево) Фото: Wikimedia Commons

* * *

В селе Теряево отец Василий и был арестован. Кто-то написал донос в НКВД, что «в сельском магазине, стоя в очереди за галошами, священник начал говорить, что советской власти фактически нечем торговать. Вот, в очереди за галошами стоит 150 человек, а галош привезли только 20 пар».

«Прошу участкового инспектора милиции, – писал далее заявитель, – примите срочные меры к попу. Вы хорошо знаете, что скоро будут выборы в Верховный Совет. Поповская агитация будет нашу массовую работу на селе тормозить».

В феврале 1938 года власти арестовали священника, и он был заключён в тюрьму.  Через месяц «конвейера» тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Он был расстрелян 14 марта 1938 года и погребён в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Василий Петрович (Никитский)

* * *

Также в этот день Православная церковь почитает память:

священномученика Петра (Любимова), настоятеля Успенской церкви в селе Кишкино Бронницкого уезда Московской губернии (расстрелян в 1939 году);

священномученика Иоанна (Стрельцова), настоятеля Вознесенской церкви в селе Рыблово под Москвой (расстрелян в 1938 году);

священномученика Вениамин (Фаминцева), священника храма Рождества Богородицы в селе Мещерино Коломенского уезда (расстрелян в 1938 году);

священномученика Михаила (Букринского), священника Троицкой церкви в селе Зименки Зарайского уезда Рязанской губернии (расстрелян в 1938 году);

преподобномученика Антония (Коржа), дьякона Плещеевской церкви в Ялте (расстрелян в 1938 году);

преподобномученицы Анны (Макандиной), послушницы Алексеевского монастыря в Москве (расстреляна в 1938 году);

преподобномученицы Дарьи (Зайцевой), послушницы Борисоглебского Аносина монастыря Звенигородского уезда Московской губернии (расстреляна в 1938 году);

преподобномучениц Евдокии Архиповой и Ольги Жильцовой, послушниц Казанского монастыря в городе Рязани (расстреляны в 1938 году);

мученика Василия Архипова, псаломщика Казанского монастыря в городе Рязани (расстрелян в 1938 году);

мученицы Надежда Аббакумовой, старосты храма Рождества Христова в селе Мартыновском под Москвой (расстреляна в 1938 году);

священномученика Александра (Ильенкова), священника Покровской церкви в Бердянске (скончался в заключении в 1941 году и был погребён в безвестной могиле);

священномученика Василия (Константинова-Гришина), священника из села Напольное Порецкого района Симбирской губернии, ныне Порецкого района Чувашии (умер в лагере в 1941 году).