×

Три цвета одной волны

Привычно тихо и зловеще в церкви несколько дней шипит очередная скандальная волна, голубая, что дурно для церковной волны в отличие от волны морской
+

«Грамотно» с точки зрения черного пиара запущенная еще в декабре 2013 года в блоге протодиакона Андрея Кураева сплетня в очередной раз доросла до полноценного скандала. Полтора года назад популярный в православной среде блогер запустил серию жалоб казанских семинаристов на сексуальные домогательства проректора семинарии по воспитательной работе. Читатели блога бурлили в справедливом гневе на распространяющуюся содомо-гоморрскую скверну и славили храброго борца за чистоту православия. Из блогов пожар переметнулся на крупные интернет-порталы.

Патриархия отправила в Казанскую семинарию свою комиссию, по итогам работы которой проректор был снят с должности, но оставлен в сане и на служении. Странно? Если он смертный грешник, то по церковным канонам как клирик он должен быть извержен из сана. Если он оклеветан, то наказан должен быть клеветник в той мере, какую требовал к обвиняемому. Потому что обвинители согласно 6 правилу II Вселенского собора «не могут прежде настоять на своем обвинении, как письменно поставив себя под страхом одинакового наказания с обвиняемым».

Но острие обвинения было направлено не на игумена, а на казанского митрополита Анастасия, который заодно и ректор семинарии. Свидетельств прямых о митрополите не было, но было «тайное знание», мол, кто же об этом не знает… Митрополит Анастасий выступил перед семинаристами на тему «как не стыдно позорить церковь, что молчите, если к вам пристают развратники» и ушел из ректоров, но не от управления епархией, конечно.

Православная энциклопедия. Статья «Гомосексуализм»: Согласно правилам свт. Василия Великого, гомосексуалисты должны подвергаться тому же церковному наказанию, что и прелюбодеи: «Мужеложники, и скотоложники, и убийцы, и отравители, и прелюбодеи, и идолопоклонники того же осуждения достойны» (Васил. 7), «явившему неистовство на мужеском поле, время для покаяния да расположится сообразно времени беззаконновавшаго прелюбодеянием» (Васил. 62), – отлучению от причастия на 15 лет. Согласно свт.Григорию, еп. Нисскому, мужеложство есть прелюбодеяние «противу естества. Поелику причиняется обида чуждому роду, и притом вопреки естеству». За этот грех следует отлучать от причастия на 18 лет (Григ. Нис. 4). Правила свт. Иоанна IV Постника допускают смягчение епитимии до 3 лет при условии искреннего покаяния согрешившего (Иоан. П. 29). Гомосексуалисты не могут состоять в церковном клире (Иоан. П. 30).

Блоги продолжали разносить сплетню о казанском гее-митрополите. При том, что никто не представил сколь-нибудь серьезных доказательств о его сексуальных преступлениях. Правда, и негде было их представить. Не было церковного суда, который бы обличил грешников, будь то клеветники или развратники, осудил бы и грех и смыл позор. Не было и светского, который, между прочим, мог бы за клевету присудить по 306 статье УК РФ до 6 лет, в зависимости от тяжести преступления.

Но дело продолжало пухнуть и гнить. Еще пара архиереев по тому же принципу «кто об этом не знает» были определены как гомосексуалисты. Привычные за советские десятилетия к пинкам и тумакам от властей всех мастей официальные церковные структуры молчали, прижав блогера, опять же по старой советской привычке через административный ресурс. Кураева лишили преподавательской работы в МДА (Московской духовной академии) и МГУ. Протодиакон тоже не сидел сложа руки и показал, что главный объект критики вовсе не какой-то игумен и даже не те два-три митрополита, а сам патриарх, якобы покрывающий все и вся. Ему опять не ответили и, как видим, нарыв снова лопнул.

В промежутке между первой волной и нынешней в церковном эфире лишь пару раз и по другому поводу прозвучала мысль, что церковь осуждает не гомосексуальность как таковую, но гомосексуальные действия, в каноническом праве ничем не отличая их, например, от измены или внебрачного сожительства.

И вот несколько дней назад эта волжская «волна» из Казани прикатила скандал в Ульяновск, на место нового назначения бывшего казанского митрополита Анастасия. Десятки видео разносят по интернету, как специально разгневанная паства закричала на назначенного в Ульяновск нового архиерея «анаксиос». Слову этому греческому, производному от «аксиос» –достоин с добавлением отрицательной приставки «ан» – научили кричащих сами священники (это откровенное обучение тоже есть на видео), предварительно рассказав прихожанам, что на епархию пришла беда и Божий суд в лице гея-митрополита. Верящий, как и подобает, словам своих пастырей народ послушно разучил старинное греческое слово и устроил обструкцию митрополиту Анастасию, громко и гневно.

Инициаторами народного гнева выступили два священника – протоиерей Иоанн Косых и иерей Георгий Рощупкин. Но «официально» они не настаивают на грехах митрополита. Их сообщение состоит в том, что сначала оправдайся. Получится – приступишь к служению, нет – уходи. Как главный довод они приводят 90 канон Карфагенского собора, который предписывает клирикам, когда на них «бывает донос и объявляются некоторые обвинения» сперва оправдаться в течение одного года, а потом приступать к служению. Это правило подтверждается в канонах не единожды, ему вторят: 14-е правило Сардикийского Собора, 28-й и 147-й канон Карфагенского Собора. Но…

На пресвитера обвинения не принимай иначе, как при двух или трех свидетелях (1 Тим 5:19)

Епископ, которого люди обвиняют в чем либо, сам должен быть призван епископами; если предстанет и признается, или обличен будет, то определится ему епитимия. (74-е Апостольское правило)

Если некоторые, не будучи еретиками, ни отлученные от церкви, ни осужденные и или предварительно обвиненные в чем-либо, скажут, что имеют донос на епископа по делам церковным: таковым святой собор повелевает представить свои обвинения всем епископам области и пред ними подтвердить доводами свои доносы на епископа (6-е правило II Всел. Собора)

Это требование однако в канонической практике вторично по отношению к целому ряду других, которые на старших в церкви не разрешают принимать обвинения менее, чем от двух или трех свидетелей, что подтверждается, ни много ни мало, самым авторитетным источником – Библией. Главный вопрос: где свидетели?

Это и разумно, иначе самая ничтожная сплетня может не просто дестабилизировать, но остановить деятельность любой епархии.

Кроме того, обвинение должно быть исследовано и сначала обращено к высшей инстанции –  епископу округа или патриарху, что утверждает 74-е Апостольское правило и 6-е правило II Вселенского Собора.

Понятно, что в этой ситуации никакие каноны и правила не в силах остановить развивающийся скандал. Есть только два пути, по которым он пойдет. Первый привычный «путь стыда», попробовать еще раз замять дело, исподволь наказать виновных и, зная по опыту, что не пронесет, ждать новой волны, «голубой» и черно-клеветнической, как сейчас, или красной, как без малого сто лет назад. Путь второй, путь совести и правды, – прояснить дело, заговорить об этом открыто в церкви, а теперь уже придется и в обществе. К сожалению, решить этот вопрос церковно, без суда внешних уже не удалось и не удалось именно потому, что путь стыда долгие годы предпочтен у нас пути совести и правды.

Путь этот фантастический, скажет мне любой. Никто на это не пойдет. Пока не пойдет, но волна снова будет к нему подталкивать, постепенно меняя цвет. Потому что на самом деле путь всего один.