×

Вкус приходской катехизации 

«Стол» публикует очерк о многолетнем опыте приходского катехизатора со всеми его нюансами, достижениями и разочарованиями
+

Примерно с середины нулевых у нас в городе действовали богословско-катехизаторские курсы, по которым люди учились фактически по сокращённой программе семинарии на катехизаторов. Будущие катехизаторы занимались два года и получали диплом, который давал им право на катехизаторскую деятельность –  другими словами, давал возможность научать людей православной вере и жизни по вере. Люди с притязаниями поменьше проходили годичный курс, который позволял им освоить лишь рамку – принципы жизни в Церкви. 

Я окончил курсы в 2011 году, и примерно в это же время был издан епархиальный циркуляр об обязательности оглашения людей перед крещением. Настоятель мне вручил пухлую папку – пособие для катехизатора. Объёмный исчерпывающий документ я изучил, материал освоил. И  безо всякой проверки моих знаний меня отправили к первым крещающимся. 

Первый опыт

Моя программа катехизация состояла из 8 занятий в течение одного месяца. Наши встречи проходили в основном в классе воскресной школы. Когда он был занят, мы переходили в просфорню. Надо сказать, что в этом плане нам весьма повезло, так как в некоторых приходах и вовсе нет никаких пригодных для катехизации помещений.

Сперва людей с желанием креститься по инерции приходило много, но уже на старте кто-то отказывался креститься, услышав про какие-то занятия, а кто-то выдерживал две-три встречи и пропадал. До финиша доходили единицы. 

Кроме того, в пособии было указано, что ближайших родственников не следует допускать быть крёстными родителями, а на приходе у нас служил требовательный дьякон, который жёстко следовал этому правилу, и немало крещающихся были отторгнуты по этой причине. Частенько люди приезжали в наш маленький храм из областного центра, жаловались на новые порядки, но настоятель говорил нам на это: «Жалуются? А чего они к нам едут? Да потому что у них в городе то же самое!». 

Зато с людьми, которые проходили весь курс бесед, складывались очень дружеские  отношения. Ко крещению они подходили уже готовыми, спокойно принимающими всё по вере. На последнем занятии я делал некоторый срез их знаний, и в случае, когда там обнаруживался дефицит, я допускал их к таинству с условием, что они заполнят пробелы. В основном проблема была в том, что оглашаемые не успевали выучить наизусть Символ веры. 

Но чаще люди шли на разные ухищрения, чтобы «решить вопрос» и не ходить на занятия. По этому поводу случались нешуточные баталии. Но были и казусы. Одна семья как-то всё-таки «договорилась», и крестной стала мать мужа, прихожанка армянской Церкви, с которой, как известно, у нас есть сложности в евхаристическом общении. Но поскольку это выяснилось уже во время крещения, ничего отменять не стали. Вот тебе, бабушка, и интеркоммунион. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: romashkovo.prihod.ru/glavnaja_razdel

Важно, что огласившиеся, то есть прошедшие катехизацию люди, могли остаться на приходе, а могли и уйти. Но они оставались в городе и становились в целом более лояльными к нашему храму и к Церкви в целом.

Через некоторое время настоятель у нас сменился, и по воле нового начальства курс катехизических бесед сократился вдвое. Естественно, это сказалось и на качестве оглашения. При этом из 20–25 человек на курсе разные люди приходили на разные занятия, и кому-то приходилось слушать повторение, а кто-то с трудом «въезжал» в слишком новый для себя материал. 

Епархиальная реформа

Последовавшая в 2012 году епархиальная реформа ещё сильнее «обкорнала» оглашение. У нас появился новый благочинный, и, будучи без году неделя на своей должности, он заявил, что людей донимать не нужно: два занятия – и крестить. Это понятно: меньший отсев крещающихся давал больше треб, что было более чем кстати при новой фискальной политике молодых епископов.

В итоге катехизация потеряла былое полемическое наполнении и борьбу с волей людей «решить вопрос», всё стало на поток. 

А новый владыка ревностно подошёл к созданию епархиальных структур, в связи с чем на приходе были созданы собственные богословско-катехизаторские курсы. Устоявшаяся практика выпуска катехизаторов в областном центре дала свои плоды: в городе нашлось достаточно преподавателей. Но им, конечно, никто не платил, и преподавательский состав в течение четырёх-пяти месяцев иссяк. 

К концу первого годичного курса захворала и вскоре умерла директор всего этого гимназиума, и мне пришлось взять бремя руководства курсами на себя. Это было сверх сил и выше всякой загрузки. Помню, что выпускной наших курсов пришёлся на 2 июня. В тот день выпал снег. 

В августе мой настоятель стал благочинным, перешёл в другой храм и забрал меня туда. Курсы пришлось закрыть. 

Кафедральный храм

Оглашаемые с нового прихода из кафедрального собора были помоложе, поактивнее, получше одеты и образованны. Они подходили к делу если не с энтузиазмом, то хотя бы с пониманием. Тем более что процедура проверки знаний стала ещё толерантнее и проще. Цикл занятий сложился с ясностью белого дня: одна встреча по фактуре церковной жизни, а вторая – закрепление пройденного материала. Всё, что не помещалось в эти две встречи, мы старались компенсировать методическими материалами. 

Летом количество крещающихся могло доходить до 60 человек за один раз. Любо-дорого смотреть: молодые, красивые, со светом в глазах идут люди креститься, как реки воды живой… До сих пор это одно из самых светлых воспоминаний из активной приходской службы.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Священники совершают обряд крещения. Фото: Андрей Соломонов/РИА Новости

В этот же период в обиход вошли справки о катехизации, чтобы заново не учиться, если захотелось кого-то нового крестить уже в другом храме. Часто бывало, что люди оглашались у нас, а крестились в другом храме. Обычно оглашаемые пеняли на семейные обстоятельства, но, возможно, дело было в качестве: два занятия у нас компенсировали людям восемь занятий в местном храме. 

Новое место

Говорят, что церковнослужители себе не принадлежат: куда пошлют, там и служат. И вот у нас появился новый только что построенный храм при посёлке: кадров нет, денег тем более. Занятия пришлось редуцировать ещё сильнее. Контингент крещающихся по-прежнему выгодно отличался от основной массы верующих своей молодостью, образованностью и красотой. Только после крещения всё реже можно было встретить их в храме. Поэтому после ультракороткой катехизации и совершённого таинства с новоиспечённых христиан брали обещание прийти и причаститься через неделю. Постепенно всё пришло к тому, что оглашения превратилось в одну беседу, которую проводил сам священник во время крещения. Рудиментарность этой практики успешно сочеталась с установкой епископа «не менее одного занятия».

Итоги

Из моего опыта можно попробовать сделать обобщающие и, наверное, не очень утешительные выводы. 

Долгое оглашение для воцерковляющихся становится и первым опытом церковной общинной жизни. Но успешность катехизации напрямую зависит от включённости  в жизнь прихода людей с церковным образованием. А для успеха в изменении картины мира у потенциальных православных сам катехизатор должен быть подкован в современных тенденциях науки, мысли, глобальных мировых и национальных веяниях. Он должен быть в курсе, что вообще беспокоит людей, что с ними происходит, о чём они думают и заботятся больше всего. История про «осознанность» и психотерапию вполне может быть отражена в  катехизации.

При том что многие катехизаторы приходят служить Церкви словом и умом не ради денег, им всё-таки нужно платить. На самом сильном накале энтузиазма человек остаётся белковым существом и нуждается в пище.

Там, где денег меньше, а потребность в катехизации есть, епархиальное руководство может взять ответственность за эти процессы на себя. Ведь исторически именно епископ первым заботился об оглашении в общине и в городе. Ну а если дальние приходы не могут обеспечить себя кадрами, то кого ещё это должно заботить, если не архиерея? 

Включить уведомления    Да Нет