×

Время собирать

Православные решили собраться на Святой Великий Всеправославный собор. В последний раз они это делали почти восемьсот лет назад. В деталях этого непростого события разбирался «Стол»
+

Собраться всем вместе на последний свой собор – VII Вселенский – представителям всех православных церквей удалось 1228 лет назад в Никее, теперь это город Изник в Турции. С тех пор главным деянием этого собора считают восстановление почитания икон, но не меньшим событием была и сама последняя удавшаяся попытка совместного собора не только католиков с православными (папа Адриан I прислал двух своих послов-легатов в Никею), но и православных как таковых.

И вот представители всех православных церквей в 2016 году, кажется, соберутся вновь. Известно, что Святой Великий Всеправославный собор  должен состояться в Константинополе (нынешнем Стамбуле) на праздник Пятидесятницы вроде как в церкви Святой Ирины, где проходил в 381 году Второй Вселенский собор. Пока более определенной информации о месте и дате столь грандиозного события на официальных церковных ресурсах нет. Более того: там добавлено, что собор состоится,  «если не воспрепятствуют тому непредвиденные обстоятельства».

Все это оставляет странное впечатление готовящегося события. С одной стороны, дело это важное и помпезное, с другой, как будто кое-кому знать об этом не обязательно. Но именно те, кому не обязательно, уже кричат об этом громче организаторов. Речь идет о православных «ультрас», которые считают, что только русское православие имеет право на жизнь. Любой поисковик тут же адресует вас к их кричалкам. «Стояние в защиту Православия против Всеправославного Собора», «Народу ни к чему Собор, он сам самодержец в сути», «Всеправославный собор как угроза национальной безопасности», «В Ватикане довольны», «Православная Церковь вовсе не нуждается в этом Соборе», «Собор, несомненно, должен будет узаконить на высшем уровне именно линию секулярно-либеральной реформации Православия, трансформации его в т.н. обмiрщенное «европравославие», а по сути – измену ему», «афонские старцы все как один говорят, что этот собор ведет к установлению власти антихриста».

Особенно подкупает «стояние в защиту против» и заявление о мифических афонских старцах, знающих об антихристе больше других и, похоже, больше него самого. Как-то  сама собой видится многотысячная очередь к чему-то очень чудотворному, позволяющему забыть злодея и поправить здоровье и судьбу.

Именно эти кричалки указывают, что общецерковный диалог необходим и  готовящийся собор может помочь православной церкви прекратить разделения и расколы.

Интересно, что сам исторический собор готовится вот уже более полувека.  Началось все в 1961 году с исторического Всеправославного совещания на греческом острове Родос – первого собрания всех православных церквей после VII Вселенского собора. В 1963–1964-м там же было проведено ещё два Всеправославных совещания, затем подготовка к собору продолжилась в швейцарском Шамбези – в 1976 году там прошло первое Всеправославное предсоборное совещание, затем еще три: в 1982, 1986 и 2009-м.

Оправдать такую долгую подготовку с евангельских позиций трудно: почему христиане, исповедающие мир и любовь даже к врагам и веру в соборность своей церкви, не могут веками устроить собор для решения насущных вопросов? Но, с другой стороны, разногласия в практике веры накопились немалые, а главное, слишком много разделений пролегло за эти века между православными церквями, и для исправления их требуется большое терпение и большой труд. Только в РПЦ ХХ век породил столько расколов, сколько она не знала, наверное, за все время, и этот процесс не остановлен. Появилось даже выражение «выдавить в раскол, то есть механизм раскола принимается как церковное действие: если одним не нравится почему-либо, как исповедуют свою веру другие, то от них надо избавляться.

Первый Вселенский собор. Румынская фреска. Медиапроект s-t-o-l.com

Первый Вселенский собор. Румынская фреска.

Что еще огорчает: в такой долгой подготовке собора это существенная потеря количества и качества вопросов в повестке. «Собор, – пишет протопресвитер Николай Афанасьев в своей работе «Церковные соборы и их происхождение», – есть особый вид церковного собрания, от которого он не отличается формально, а только по характеру обсуждаемых на нем вопросов». Первое родосское совещание в 1961 году, судя по вопросам,  видело возможности собора более масштабными. Но со временем повестка иссыхала и в количестве вопросов и, на мой взгляд, в качестве. Сейчас осталось только 10 тем, которые в том или ином виде были названы в 1961 году или чуть позже:

  1. Православная диаспора. Определение юрисдикции православных объединений за пределами национальных границ.
  2. Процедура признания статуса церковной автокефалии.
  3. Процедура признания статуса церковной автономии.
  4. Диптих. Правила взаимного канонического признания Православных Церквей.
  5. Установление общего календаря праздников.
  6. Правила и препятствия для совершения таинства брака.
  7. Вопрос поста в современном мире.
  8. Связь с другими христианскими конфессиями.
  9. Экуменическое движение.
  10. Вклад православия в утверждение христианских идеалов мира, братства и свободы.

Конечно, вопросы это важные, но, как видится, лежащие более в правовом (каноническом) поле, скорее подлежащие обсуждению на совещаниях представителей разных церквей и, если нужно, утверждаемые на Всеправославном соборе. Но есть вопросы догматические, миссионерские, вопросы духовного образования и другие, которые не учтены в этом списке. Приведу некоторые темы 1961 года, не вошедшие в повестку Великого собора 2016, которые кажутся не менее актуальными.

  • Определение понятия догмата по взглядам Православия.
  • Соборное сознание Церкви.
  • Непогрешимость Церкви, выраженная её иерархией на Вселенском Соборе.
  • Наиполнейшее участие народа в богослужении и вообще в жизни Церкви.
  • Церковное правосудие и Церковное судопроизводство
  • Традиционные приемы свидетельства Православия в мире.
  • Вопросы биоэтики: эвтаназия, искусственное оплодотворение, контроль над деторождением и перенаселённостью и православное богословие.
  • Православие и задачи христиан в районах быстрых социальных изменений.

Каков был подход к выбору тем Всеправославного собора, большинству простых верующих неизвестно. Это жаль, за 55 лет можно было научиться обсуждать в церквях шире самые важные вопросы, стоящие перед православными. Википедия, рассказывая о плодах Родоса, ссылается на  председателя ОВЦС митр. Волоколамского Илариона (Алфеева), который «указал на то, что большая часть вопросов, поставленных на I Родосском Всеправославном совещании, была решена на поздних конференциях». Относится ли это к моим вопросам? Нет, они стоят перед христианами во всей остроте. Возможно, они не вошли в повестку собора как наиболее острые и трудноразрешимые, которые сегодня невозможно обсуждать мирно и конструктивно. Ведь даже такой простой вопрос, как церковный календарь (следовать ли старому стилю или перейти на новый), невозможно решить мирно при сегодняшних разногласиях даже не между церквями, а внутри каждой из православных церквей.

Поэтому, возможно, самым важным вопросом для собора, как ни наивно это звучит, является вопрос простого мира, дружелюбия, умения вести диалог на самые острые темы.  Эту же задачу видит, судя по всему, и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, сказавший, что «Всеправославный Собор призван явить миру единство Православия».

Возможно ли сегодня собирание православных в мире и согласии? Или это и есть то самое «непредвиденное обстоятельство», которое помешает православным собраться? Смогут ли явить православные церкви христианскому миру соборность не как декларацию и символ, а как действие? Здесь встает вопрос смирения как усилия миролюбия и кротости. Действенна ли эта добродетель в православии не на индивидуальном уровне, а на самом что ни на есть церковном? И что мешает мирному существованию и общению православных как внутри самих церквей, так и между церквями?

Не буду новатором, если назову причины, преследующие православных от века. Они не только мешают как внутрицерковному, так и межцерковному миру, но и ставят под угрозу само существование православия как единой конфессии. Так или иначе каждый из 10 вопросов собора упирается хотя бы в одну из этих причин.

  1. Слишком часто сами христиане не стремятся к миру или пренебрегают им, «не зная, какого они духа» (ср. Лк.9:55), то есть не зная своей веры. Это происходит из-за повсеместного крещения и принятия в церковь людей, не знающих Евангелия, верующих не в то и не в Того или вовсе неверующих.
  2. Слишком часто служение Богу и ближнему православные подменяют служением национальным, государственным, межгосударственным и другим политическим интересам и оказываются по разные стороны политических баррикад.
  3. Слишком часто православные церкви позволяли в истории жизнь за чужой счет, на средства государства, а иногда криминального бизнеса, а не на собственные средства, и это неизбежно приводит к пункту 2

Все три эти причины слишком долго и глубоко укоренялись в современном православии. Удастся ли разобраться с ними за год до начала собора? Или хотя бы объявить о них во всеуслышание? Если да, тогда слово «великий» в названии собора будет вполне оправдано.