×

Зачем потревожили прах императора?

В Санкт-Петербурге начали эксгумацию останков Николая II и членов царской семьи в рамках возобновленного в Следственном комитете России расследования уголовного дела о гибели членов Российского Императорского дома Романовых
+

Как заявил глава Госархива Сергей Мироненко, входящий в правительственную рабочую группу, которая занимается вопросами установления подлинности царских останков, повторные генетические исследования для установления подлинности царских останков будут проведены по просьбе высших иерархов РПЦ: «Церковь попросила, чтобы провели дополнительные экспертизы. Все эксперты, которые проводили ранее генетические исследования, безоговорочно дали заключение о подлинности останков»

Напомним, что уголовное дело о гибели членов Российского Императорского дома Романовых, а также лиц из их свиты было возбуждено в 1993 году в связи с обнаружением группового захоронения в окрестностях Екатеринбурга. В ходе работы по идентификации останков следствие пришло к выводу, что останки принадлежат расстрелянным в ночь с 16 на 17 июля 1918 года членам Российского Императорского дома: бывшему российскому Императору Николаю II, его супруге Александре Федоровне Романовой, их детям – великим княжнам Ольге, Татьяне и Анастасии. Еще четыре скелета были идентифицированы как слуги из свиты: лейб-медик Евгений Боткин, горничная Анна Демидова, повар Иван Харитонов и лакей Алексей Трупп. А вот останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии тогда найти не удалось – несмотря на все активные поиски, останки цесаревича и княжны  были найдены только в 2007 году в другом захоронении, созданном, как считает следствие, ради уничтожения улик и запутывания следов возможного расследования. Так или иначе, в 1998 году уголовное дело было прекращено в связи «со смертью лиц, совершивших преступление», а останки царской семьи были торжественно перезахоронены в  Петропавловском соборе Санкт-Петербурга (а вот останки цесаревича Алексея и великой княжны Марии до сих пор хранятся в Госархиве).

Тем не менее, руководители РПЦ, прославившие Императора и Его Семью в ранге страстотерпцев, так и не признали подлинность «царских останков». Именно поэтому тогдашний патриарх Алексий II отказался участвовать в торжественном захоронении останков, не было на церемонии и никого из правящих архиереев. А служивший панихиду священник возглашал: «Упокой, Господи, души раб Твоих, имена которых Ты веси» – то есть, он даже не назвал имена умерших.

Официальная позиция церкви такова: генетические экспертизы были проведены со множеством нарушений, для окончательного же решения требуется повторный и очень тщательный ДНК-анализ. Представитель Екатеринбургской епархии обосновал несговорчивость церкви фундаментальными различиями между церковью и государством: «Главная проблема всей этой истории заключается в том, что отношение к этим останкам со стороны церкви и государства разное. Для власти этот вопрос является политическим, а для политиков же важна не суть дела, а некий фон. Когда создавалась правительственная комиссия, ее единственной целью было – придать легитимность тем выводам, которые сделали заранее. Правильные они или нет, но главное было поставить точку в истории семьи Романовых.  Для церкви же вопрос с этими останками – принципиален, поскольку останки святых являются мощами, предметом религиозного культа. И если у церкви нет уверенности, что это действительно останки Николая II и его семьи, то она не может их признать…»

И вот, в июле 2015 году в соответствии с указанием премьера Медведева для окончательного решения всех спорных вопросов о подлинности царских останков была создана новая  межведомственная рабочая группа, которая и приняла решение о возобновлении расследования. Как говорится в сообщении Следственного комитета РФ, «дополнительные идентификационные исследования будут проведены по объектам, ранее недоступным следствию, – останкам сестры Императрицы Александры Федоровны Романовой – великой княгини Елизаветы Федоровны, находящихся в городе Иерусалиме (Государство Израиль) и образцам крови деда Императора Николая II – Императора Александра II, погибшего во время террористического акта в 1881 году, которые находятся на его мундире». Кроме того, в распоряжение следствия попали некие новые архивные материалы, связанные с «белогвардейским» следствием, проводившимся в 1918–1924 годах.

Что ж, за минувшие четверть века о проблеме подлинности царских останков, а также о том, кого именно расстреливали – Государя Российской империи Николая II или гражданина Романова,    написаны сотни и тысячи томов. Что ж, будем надеяться, что новая генетическая экспертиза, проведенная по всем правилам судебно-медицинской криминалистики, и поспособствует успокоению страстей. Но только это вряд ли. Как уже было сказано выше, для власти самое главное в истории с «царским останками» – это поставить точку в политическом вопросе, а в политических вопросах власть не может ошибаться. И выводы экспертизы, вне всякого сомнения, лишь подтвердят предыдущие выводы следственной комиссии. Для иерархов церкви вопрос с подлинностью останков — это вопрос веры, а вера, как известно, может и не согласовываться с фактами, особенно, если речь идет о фактах, которыми так легко манипулировать. Ну, подпишет эксперт нужный акт экспертизы – и кто его проверит? Разве среди гуманитариев и священнослужителей есть специалисты по секвенированию и сравнительному анализу ДНК? Можно, конечно, отправить образцы за рубеж, но опять же – где гарантия, что это будут именно те самые образцы? И что зарубежных экспертов нельзя каким-либо образом стимулировать к принятию нужного решения.

Словом, точку в этой истории может поставить только время.