×

«Жить долго на Земле – это пошлость»

В Москве на 52-м году жизни умер настоятель храма святого Феодора Студита протоиерей Всеволод Чаплин
+

Протоиерей Всеволод Чаплин скончался в воскресенье рядом с храмом Феодора Студита у Никитских ворот в Москве. Священнику был всего 51 год.

По словам очевидцев, смерть застала священника во дворике его храма. Он просто сел на лавочку отдохнуть и закрыл глаза.

По предварительной информации, причиной смерти отца Всеволода стала внезапная остановка сердца. Для установления более точного диагноза в ближайшее время будет проведена экспертиза. Знакомые священника отмечают, что он никогда не жаловался на здоровье. По некоторым данным, отец Всеволод страдал от астмы и пользовался ингаляторами, когда нервничал. В день своей смерти был бодр, пребывал в хорошем настроении.

Известность отца Всеволода вышла далеко за рамки церковной жизни – священник позволял себе говорить такие вещи, которые неизменно возбуждали споры и общественные дискуссии. «Стол» собрал несколько самых известных его цитат.

* * *

«Я сам пришел к вере в 1981 году. Мне было тогда тринадцать лет, и я уже очень многим интересовался. С восьми лет слушал „Голос Америки“, „Радио Свобода“, „ Радио Ватикан“, „Голос Израиля“, „Радио Швеции“ и так далее. Мой отец тоже слушал все эти радиостанции, как и многие советские мыслящие люди, но уже в восемь лет я ловил радиоголоса самостоятельно. Более того, придя из школы, ставил приёмник на окно, чтобы слышали все».

* * *

«В школе довольно быстро узнали, что я стал верующим человеком. Я не акцентировал это, но когда меня одна учительница прямо в классе спросила: „Правда ли, что ты, Сева, связался с религиозными мракобесами?“, – я просто встал на учительскую кафедру и сказал проповедь. На этом попытки моего перевоспитания закончились. Правда, школу пришлось сменить».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Церковь Федора Студита на Никитских воротах, настоятелем которой с 2016 года был Всеволод Чаплин. Фото: Wikimedia Commons / Shakko

 

* * *

«Был известный „треугольник“, образованный тремя культовыми учреждениями: это Антиохийское подворье, католический приход святого Людовика и синагога. Значительное количество молодых людей барражировало между этими тремя зданиями… Если вдруг у кого-то оказывалось аж десять рублей, могли пойти в более чинное заведение и выпить водки. А так в основном ходили по бульварам и переулкам и говорили, говорили, говорили…»

* * *

«День мог, например, сложиться так. Прогуляв школу или удрав из неё пораньше, можно было подъехать в середине дня на Чистые пруды. Там, в кофейне ресторана „Джалтаранг“ уже с одиннадцати утра тусовались хипы, можно было выпить кофе, поговорить о пагубности хиппизма и о грязных волосах окружающих людей. Если не получишь за это в морду, то около двух-трёх часов дня можно было двигаться дальше. Например, в одну из пивных на Покровских воротах, в это время туда уже подтягивалась какая-то часть юной интеллигенции, с которой можно было поговорить о ядерной войне. И о том, кто будет после Черненко. И о том, приедет ли в Россию и сколько ещё проживёт Солженицын, и что он ещё напишет. Потом можно было идти на службу либо в Антиохийское подворье, либо в Брюсов. Там собиралась своя публика. С этой публикой мы ходили по Красной площади взад-вперёд, огибая собор Василия Блаженного, и говорили. В основном, опять же, о политике, но часто и о практике молитвы, о языке богослужения, о возможности или невозможности реформ в Церкви…»

* * *

«Я считаю, что людям нужно периодически говорить правду об их иллюзиях. Нравится это кому-то или нет, но с интеллигентской средой я не порывал. В храме, где я служу, в основном как раз она присутствует, и всё больше и больше. Причём, как ни странно, в значительной степени это либералы 90-х годов. Ходят люди из окружения Егора Тимуровича Гайдара, некоторые другие лица, известные как часть ультралиберальной среды. Но поддакивать я им не собираюсь».

* * *

«Церковь не должна бояться говорить правду о грехах разных слоёв населения. Не только власти и не только большого бизнеса, а и интеллигенции, а иногда и всего народа. Есть национальные грехи, есть грехи интеллигенции, их очень много, между прочим. Есть грех русофобии среди интеллигенции».

* * *

«У нас очень много среди интеллигенции людей, которые только и живут мыслью о том, как бы всё развалилось, и тогда наступит свобода. Эти люди часто даже знают историю и понимают, что за этим хаосом всегда следует либо большая кровь, либо диктатура. Но тем не менее хочется развалить государство. Это тоже грех, его тоже нужно обличать и осуждать».

* * *

«Шостакович – это очевидная любовь всей жизни. Мои друзья когда-нибудь повесят меня на заборе, потому что в конце каких-нибудь посиделок, когда спеты все народные песни, я ставлю 15-ю симфонию Шостаковича, искренне полагая, что надо наконец подводить тусовку к кульминации. И, конечно, рискую быть навечно проклятым как абсолютно антинародное существо и эстетический изгой».

* * *

«Нигде и никогда не должно быть мата со сцены. Некоторые боятся, а я прямо скажу: если Шнуров не раскается и не изменится, он точно будет в аду».

 Медиапроект s-t-o-l.com

Протоиерей Всеволод Чаплин. Фото: council.gov.ru

* * *

«Собственно, человек обречён на ад, у него нет оснований считать, что его Господь помилует, потому что у него есть заслуги или потому что он такой умный и талантливый. Только упованием на силу Божию мы можем надеяться на то, что участь, которая по-настоящему должна бы нас ожидать, будет как-то изменена».

* * *

«Светскость – это мёртвая идеология. Если общество живёт в условиях относительного мира – спокойствия, сытости – какое-то количество десятилетий, парочку-троечку, оно может прожить в условиях светскости. Никто не пойдёт умирать за рынок или демократию, а необходимость умирать за общество, его будущее, рано или поздно возникает. Мир долгим не бывает. Мир сейчас долгим, слава Богу, не будет. Почему я говорю „слава Богу“… Общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни, – это общество, оставленное Богом, это общество долго не живёт».

* * *

«Дорогие вещи – облачения, убранство резиденций, средства передвижения – пожертвованы теми людьми или организациями, которые располагают соответствующими средствами. Никто не приобретает эти вещи на старушкины копейки, как иногда пытаются представить».

* * *

«Церковь всегда – и много веков назад, и сегодня – нуждалась и нуждается в том, чтобы на достойном уровне представлять себя в государстве и обществе, в котором для защиты Церкви, для того, чтобы не принижать её при общении с инаковерующими, неверующими или просто циничными людьми, необходимо иметь определённые вещи…»

* * *

«Надо наконец развенчать химеру так называемого научного мировоззрения. На твёрдые факты могут опираться лишь естественные науки в некоторых своих аспектах, а также в известной степени история. В то же самое время наука не может со стопроцентной фактологической убедительностью объяснить происхождение мира. Она теряется в догадках относительно важнейших элементов устройства Вселенной».

* * *

«Я на самом деле считаю, что наши верующие в двадцатые годы, когда Ленин инициировал репрессии против них, должны были отвечать иначе, чем они отвечали. Они должны были отвечать всей силой оружия и силой народного сопротивления против большевиков… Нравственное дело, достойное христианина поведение – уничтожить как можно больше большевиков, чтобы отстоять вещи, которые для христианина являются святыми, и свергнуть большевистскую власть».

* * *

«Россия – это подножие престола Бога, это единственное сегодня государство, которое имеет, по крайней мере теоретически, шанс построить закон и общество на основе Божьего закона. Поэтому жить в России и заботиться о будущем России – это христианский долг, а предательство России – это дело антихристианское, и Господь, конечно, за это наказывает».

 * * *

«Борьба с терроризмом, за справедливый мир, за достоинство людей, которые испытывают вызов террора, – это очень нравственная, это, если хотите, священная борьба, и сегодня наша страна является, наверное, самой активной в мире силой, которая противостоит террору».

* * *

«Гуманизм – это антихристианское мировоззрение, это сатанинское мировоззрение. Гуманизм – ведь это не гуманность, да? Гуманность человеческая – это одно, это доброе отношение нас друг к другу… Гуманизм – это мировоззрение и политическая система, и идеология, которая ставит человека, неизменного грешного человека, в центр мироздания, в центр политического устройства, в центр права. А это неправильная изначально система. Мы знаем, откуда она возникла – из тайных обществ в Западной Европе, из оккультизма отчасти… Гуманизм, то есть идея человекобожия, привела в XX веке к самым чудовищным преступлениям».

* * *

«В случаях, когда к полицейским применяют силу, наказание должно быть не просто очень жёстким, а демонстративно жёстким. Чтобы ни у кого даже в мыслях не возникало намерения покуситься на тех, кто охраняет закон. Более того, я считаю, что массовые беспорядки должны очень жёстко пресекаться. Власти должны заботиться не только о тех, кто высказывает какую-то критику, но в первую очередь о большинстве народа. Если существует угроза, что вооружённый бунт лишит народ своего государства, его целостности, свободы и независимости, против него нужно бороться, применяя все силы…»

* * *

 «А что уж такого хорошего в длительности земной жизни? Что в ней хорошего? А почему хорошо жить долго? Мне кажется, что жить долго на Земле – это пошло».

* * *

P.s. Биография протоиерея

Всеволод Чаплина родился 31 марта 1968 года в семье профессора-радиофизика Анатолия Чаплина. Сам Чаплин вспоминал, что его семья была безрелигиозной, отец был агностиком, а к вере Всеволод пришёл сам ещё в школьном возрасте.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Анатолий Чаплин – советский учёный в области теории и техники антенн, отец священника Всеволода Чаплина. Фото: Wikimedia Commons

В юности будущий священник «тусовался» с хиппи, которые и познакомили школьника с известным в те годы священником Дмитрием Дудко, практиковавшим тайные огласительные встречи, на которых священник и него ученики обсуждали Евангелие и вопросы церковной жизни.

Светское образование он получать не стал, сразу же после школы пошёл работать в Издательский отдел Московского патриархата. «Ныне покойный владыка митрополит Питирим, не раздумывая, взял меня на работу буквально после первого же обращения, – вспоминал сам отец Всеволод. – В 1988 году я участвовал в церковных торжествах и занимался составлением информационных материалов для «Журнала Московской патриархии»

Окончив Московскую духовную семинарию, отец Всеволод перешёл на работу в Отдел внешних церковных связей, который в те годы возглавил будущий патриарх, а тогда митрополит Кирилл. Владыка обратил внимание на юношу, и на много лет отец Всеволод стал близким соратником митрополита, пройдя путь от рядового сотрудника отдела до замглавы. Затем отец Всеволод шесть лет возглавлял Синодальный отдел по взаимоотношениям Церкви и общества, став официальным «рупором»  Русской православной церкви. Причём то, что Чаплин говорил, часто вызывало скандалы в прессе, порой заставляя простых людей задуматься о вопросах веры.

Источники: «Православие и мир», «Эхо Москвы: радио „КП“», «НСН», ИТАР-ТАСС