×

8 марта: устаревший праздник?

Большинство наших модных барышень, вечно юные 30-летние Лёли, Лизы, Маши, на самом деле очень старомодные. Они ратуют за бодипозитив, но сами себе такое не позволяют. Декларируют, что отмечать 8 марта уже смешно, но обижаются, если парень в этот день не поздравит.
+

«От этого их 8 марта веет чем-то затхлым, советским», – фыркала какая-то девушка в Clubhouse. В комнату набились сотни таких же возмущенных девушек, они рассуждали о том, что 8 марта устаревший праздник – по крайней мере для них, «молодого и яркого поколения», для фем-активисток, оппозиционерок, ведущих подкастов, веганок, инвесторов, коучей, нарративных психологов, иллюстраторов, лидеров мнений и создателей онлайн-курсов. «Что это вообще такое – женский день? – возмущалась еще одна спикерша. – Кто сказал, что мужчины вообще должны поздравлять женщин с тем, что у них есть вагина? А как же тогда трансперсоны?»

То, что восьмое марта — просто «женский праздник», считают не только молодые блогеры. Согласно опросу Левада-центра, 69 процентов россиян думают точно так же. Про День борьбы за права женщин, про традиционные мартовские марши с требованиями равенства, проходящие в других странах, у нас, похоже, не догадываются. Вот кто знает, что в прошлом году ООН объявила девизом 8 марта: «Я – поколение равенства: реализация прав женщин»? А про отечественных феминисток, выходящих 8 марта на одиночные пикеты с плакатами «Права, а не цветы» кто слышал? Поэтому для многих зумеров и даже миллениалов в 2021 году это действительно какой-то архаичный празник, весенний день «старперов», такой же тухлый, как Comedy Club, Фейсбук или Ольга Бузова.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Женская манифестация на улицах Петрограда 8 марта 1917 года. Фото: Wikimedia

Но – удивительное дело! – попробуй только не подари современной девушке в этот день цветы, да приличные, а не какие-то три унылых тюльпана, как во времена «Слава КПСС». Автор популярного телеграм-канала Небожена жалуется: «Мои друзья-экономисты предупреждают, что на 8 марта хороших букетов ждать не стоит. Все из-за того, что наши таможенники решили завинтить гайки и показать, что умеют бороться с контрафактом. Так что, дамы, по ходу нас ждут «рафаэлки», гиацинты в горшках из «Пятерочки» и абхазская мимоза, которую если мне кто-то подарит, ткну ею прямо в рожу».

Или вчера, в том же Clubhouse местные фем-активистки тему создали – «Какой подарок женщины ждут на 8 марта». «Знаменитая журналистка» Мадонна Мур, модератор комнаты, объявляет: «Я отношу себя к феминисткам, но я хочу подарков». Бывший пресс-секретарь Мединского Елизавета Анисимова, ставшая вдруг феминисткой Лизой Лазерсон, тоже ждет подарков в этот день. И экофеминистка – что бы это ни значило! – Лёля Нордик берет слово: «Я как феминистка хотела бы получать нужные подарки. Надо делать виш-листы того, что тебе нравится. И рассылать их партнерам и друзьям».

Мне после этих монологов сразу вспомнилась еще одна тусовка прогрессивных журналисток, рассуждающих о новой этике, дискриминации, сексизме и бодишейминге. Девушки говорили о важности обложек вроде последней у Cosmopolitan, где красовались дамы разной комплекции – но потом, выключив микрофоны, жаловались друг дружке: «Ой, я второй день пью кофе с сахаром, не могу остановиться, чувствую себя такой жирной».

Большинство наших модных барышень, вечно юные 30-летние Лёли, Лизы, Маши, на самом деле очень старомодные. Они ратуют за бодипозитив, но сами себе такое не позволяют. Декларируют, что отмечать 8 марта уже смешно, но обижаются, если парень в этот день не поздравит. Называют себя фем-активистками, но в главный фем-праздник публично говорят не о том, что Россия – лидер в Европе по насилию в отношении женщин, не о том, что мы занимаем 81-е место в индексе гендерного разрыва (Global Gender Gap Index), уступая даже Никарагуа и Руанде, не о том, что в стране существует разница между «мужскими» и «женскими» зарплатами, хотя уровень образования россиянок в среднем выше, не о том, что, по мнению экономистов из PricewaterhouseCoopers, нищета в России имеет женское лицо – 27 процентов одиноких матерей с детьми живут за чертой бедности. Нет. Модные российские фем-активистки рассуждают лишь о том, что было бы хорошо получить в подарок от мужчины.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Женщина с плакатом у Белого Дома. Фото: bakdc / Shutterstock

А может, всё дело в том, что 8 марта для нас никогда и не был днем про равноправие, а всегда немножко про любовь? В стране, где официально из 10 браков распадаются 7, женщины ждут от мужчин подтверждений искренних чувств. Каждый квартал словно проверяют: он ещё любит? Принес подарок на Новый год, на 14 февраля? А 8 марта поздравил не формально, как советский дурак, с праздником весны, красоты и просто Международным женским, а поздравил как единственную, любимую? Православные ещё ожидают теплых слов обязательно в неделю жен-мироносиц. А ведь есть и Всероссийский день семьи, любви и верности, день рождения и именины. Да и без повода знаки внимания нужны: «Дорогой, ты мне собрался дарить букеты только по праздникам, что ли?»

Не поэтому ли Россия – главный потребитель цветов в мире? Объём рынка срезанных цветов в нашей стране оценивается примерно в 2 млрд штук – где-то по 28 цветов на каждую россиянку, включая младенцев и старух ежегодно. Нашим женщинам так тревожно, так не хватает подтверждений любви, что они снова и снова требуют, ждут, говорят прямо, намекают – не про права. Про цветы. И это их желание всегда актуально.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Мужчина покупает цветы. Фото: BGStock72 / Shutterstock

Включить уведомления    Да Нет