×

Дегражданизация: как Россия становится империей

Полтора месяца осталось до очередных выборов президента Российской Федерации. Эксперты сходится во мнении: никакой интриги голосование не несет. Несменяемость власти – один из характерных признаков империи, отмечает политолог, профессор Высшей школы экономики Эмиль Паин
+

О том, как Россия вновь возвращается в состояние империи, исследователь рассказал в рамках цикла «Хроники пикирующей империи», организованного Комитетом гражданских инициатив совместно с музеем ГУЛАГа.

Империя VS нация

«Вертикально организованное сообщество национально-территориальных образований с жёсткой иерархией властных полномочий» – такое определение империи дает профессор Паин. Классической империей с монархом-самодержцем во главе Россия была вплоть до 1917 года. И какие бы демократические права и свободы там ни появлялись, республикой государство не становилось, потому что все либеральные изменения вводились царем единолично и им же отнимались.

Чтобы лучше понять специфику существования территории в составе империи, Паин предлагает обратиться к опыту Финляндии. «Мягкий пример имперской территории –Финляндия в составе царской России, барак повышенной комфортности. Это территория, которая со времён Александра I обладала особыми привилегиями, возможностью печатать собственные деньги, имела парламент, когда о нём можно было только мечтать, и не имела крепостных», – напоминает историк.

Однако надо всегда понимать, что подобная «райская жизнь» была дозволена Финляндии волей русского императора, и то, что дал финнам Александр I, успешно отнял Александр III и совершенно свёл на нет Николай II. В итоге возросшее напряжение в обществе вылилось в то, что именно на территории Финляндии появились первые красногвардейские революционные отряды.

после Великой французской революции появилось гражданское понимание нации: именно нация, а не монарх, обладает властью

«Так вот, ситуация, когда власть и все полномочия принадлежат тем, кто наверху, – это сугубо имперский порядок. Вообще есть два типа существования национально-территориальных сообществ: национальный и имперский», – поясняет Паин.

Понятие «национальность» появилось ещё в Древнем Риме, тогда так называли представителей чужих, не римских, племён. Потом, в Средние века, появилось понятие нации как этноса, именно в этом значении слово «нация» на бытовом уровне используется в России сегодня. А после Великой французской революции появилось гражданское понимание нации: именно нация, а не монарх, обладает властью. В этом смысле национальный тип сообществ можно противопоставлять имперскому. Поэтому, когда мы заполняем документы при пересечении границы, в графе «национальность» мы пишем наше гражданство, а не этническую принадлежность.

«Если говорить о многосоставных государствах, где существуют территории с разными этническими сообществами, то они могут быть национальными или национальными федеративными республиками и могут быть империями. И главное различие между этими образованиями – в типе правления», – продолжает мысль Паин.

Все дороги ведут в «Третий Рим»

У России до сих пор есть многие признаки империи, несмотря на многократную смену режимов и экономических моделей. Самый очевидный из них – несменяемость власти или переход её по наследству в рамках одной партии или династии. Нет особой разницы, как называется правитель – царь, император, генеральный секретарь или президент, – суть остается одна.

Для империй характерна сильная централизация не только власти, но и путей сообщения, образования и общественных благ. Даже прямые авиаперелеты между разными городами одного региона сейчас затруднены: зачастую приходится лететь через Москву, да и прямых автомобильных дорог между регионами нет. Все пути ведут в центры – районные, областные или в федеральный.

Икона "Москва - третий Рим" Медиапроект s-t-o-l.com

Икона «Москва — третий Рим»

Третий признак империи – подданическое сознание по отношению к вышестоящему чину и патерналистское к тем, кто ниже рангом, а также ко всем «иным»: к трудовым эмигрантам или представителям малых народов. Такая же иерархия сохраняется и в отношении между центром и «провинциями». У них нет возможности на равных правах взаимодействовать со столицей, туда назначаются руководители и оттуда выкачивают ресурсы.

Главное отличие современной России от всех предыдущих государственных формаций – это юридический статус федерации. «Когда прибалтийские республики выходили из состава СССР, они не хохотали над этим аспектом. Они использовали лозунг «Соблюдайте вашу конституцию» и указывали на то, что эта правовая основа даёт им в руки инструменты, – подчеркивает Паин. – И тот факт, что наша страна по конституции больше не империя, в принципе, дает легитимное основание противодействовать».

Нельзя забывать, что, в отличие от Российской империи и СССР, в современной России есть существенные экономические права и свободы. Возможно даже существование негосударственной, частной прессы. Однако фактически основные признаки империи сохраняются.

Гербы Российском империи при правлении Петра I, Александра I и Александра III Медиапроект s-t-o-l.com

Гербы Российском империи при правлении Петра I, Александра I и Александра III

Хрупкое тело империи

Кажется, что никаких изменений в России не происходит: не меняется стиль правления, нет динамики в отношениях между столицей и регионами, но всё же какие-то сдвиги наблюдаются, отмечает Паин. Меняется конституция, меняется экономическая жизнь страны, время от времени наступают политические оттепели: периоды усиления имперских настроений сменяются «либеральными» годами.

страна начала развиваться по сценарию, похожему на сюжет аллегорического романа Уильяма Голдинга «Повелитель мух»

Последний период либерализации общества приходится на 1990-е годы, тогда с нуля удалось выстроить многие экономические и политические институты. Но впоследствии страна начала развиваться по сценарию, похожему на сюжет аллегорического романа Уильяма Голдинга «Повелитель мух», в котором герои последовательно, не сопротивляясь, отдают власть тоталитарному правителю.

«Доля людей, считающих, что они источник власти и от них что-то зависит, снизилась втрое,  это показывают опросы “Левада-центра”, – рассказывает Паин. – Уровень концентрации власти возрастает, а самостоятельность субъектов – хоть федерации, хоть отдельных граждан – снижается».

По сути, происходит «дегражданизация» общества. Само слово «гражданин» подразумевает не только принадлежность к государству, но и активное участие в управлении его жизнью. Однако в то время как у одной части общества снижается гражданская активность, идёт и обратный процесс. Сегодняшние школьники, подчёркивает Паин, всё активнее заявляют о своём протесте. Пусть сегодня подрастающее поколение не принимают в расчёт, в будущем именно оно будет играть ведущую роль и определять вектор развития общества, уверен он.

Когда правитель единолично принимает решения, он рано или поздно совершает ошибки

Важную роль в смещении равновесия от империи к гражданскому обществу играет, как ни странно, усиление «ручных» методов управления государством. Когда правитель единолично принимает решения, он рано или поздно совершает ошибки. Таковой, например, Паин назвал отмену обязательного использования и изучения местных языков. Особенное беспокойство по этому поводу традиционно выражает Татарстан. И даже Коми, не проявлявшая до этого активности, после неудачного решения об отмене языка показала свое несогласие с ним. Рост числа таких ошибок часто приводит к распаду большого имперского тела.

«Национальные проблемы и проблемы республик никогда не приводят к революциям, и даже распад СССР не был вызван национальным недовольством, – говорит Паин. – Но в час икс эти проблемы в сочетании с политическими, экономическими, демографическими дисфункциями приводят к хрупкости общего имперского тела».