×

Дом, в котором особенно светит солнце

Это история от Марии Сотсковой и нашего фотографа Станиславы Новгородцевой о том, как стереотипы и страхи сражаются с любовью и пониманием в битве за «солнечных» детей
+

В уютном дворе Марфо-Мариинской обители практически безлюдно, отдельные туристы изучают фасад храма Покрова Богородицы, сестры и послушницы расходятся по монастырским делам после службы. Общий покой внезапно нарушают детские голоса, в весёлом щебетании сложно понять, о чём именно болтают девочки. Их яркие цветные шапочки, с помпонами и без, в цветочках и птичках, рассекают серый ноябрьский воздух и мгновенно исчезают в дверях красивого двухэтажного дома.

Это Елизаветинский детский дом – совместный проект православной службы помощи «Милосердие» и Марфо-Мариинской обители. Основатели детского дома рассчитывали создать место, где у детей-сирот появится возможность обрести семью. Здесь есть центр семейного устройства, школа приёмных родителей и программа сопровождения семей. Главная задача – восстановить кровную семью, ведь у большинства детей есть родители, но они не могут заботиться о своих чадах и вынуждены отдавать их на попечение государства или такого вот частного детского дома.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Комната для занятий и игр

Из Елизаветинского детского дома редко кто выпускается совершеннолетним, большинство девочек находят новую семью или восстанавливают связь со своей родной. Поэтому ни постоянного состава, ни полной заполненности здесь почти никогда не бывает. Самое заметное изменение в жизни дома произошло в 2015 году, когда здесь появились девочки с синдромом Дауна (форма генной патологии, при которой у человека в хромосомном наборе представлено 47 хромосом вместо 46 – прим. ред.).

Меня зовут Настя

По возвращении с прогулки почти все девочки расходятся на занятия. Настеньке 8 лет, она готовится к поступлению в школу, сегодня у неё уроки с педагогом-дефектологом. Её история похожа на тысячи других в России. Когда она родилась, маленькая и особенная, её маме сразу сказали: «Девочка трудная, а вы молодая, ещё родите здоровых». Так Настя оказалась в доме малютки. Если бы её не забрали сюда, то в 4 года она отправилась бы в обычный коррекционный детский дом. По словам директора Елизаветинского дома Натальи Кулавиной, в России повсеместно, даже в крупных городах, после такого учреждения дети попадают в ПНИ (психоневрологический интернат).

 Медиапроект s-t-o-l.com

Урок в классной комнате

– Дети в коррекционных детских домах имеют разные диагнозы, не все они связаны с душевным здоровьем или интеллектом. Индивидуальный подход там обеспечить практически невозможно, к нам дети приходят с огромной медкартой, но не умеющие сами есть. Сейчас у нас большинство девочек – «солнышки», старшим уже по 20 лет, они с нами сравнительно недавно, но уже свободно говорят, научились готовить, сервировать стол, ухаживать за собой и поступили в колледж – правда, тоже коррекционный.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Индивидуальные занятия с дефектологом

У младших воспитанниц будущее представляется более благополучным, с ними с самого детства занимаются педагоги-дефектологи, логопеды, психолог и другие специалисты. А главное –  идёт работа либо по восстановлению семьи, где это возможно, либо по подбору и подготовке приёмной.

Настя внимательно смотрит на карточки с цифрами, она учится считать.

– Один, два, три, – девочка называет цифры по порядку. – Пять, четыре.

Счёт сбился.

Педагог даёт Насте досчитать до конца, потом они попробуют снова, уже вместе, чтобы ничего не перепуталось. Девочка замечает нас с Натальей в дверях, мы заходим.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Душевые кабинки в детском доме

– Привет, меня зовут Маша, я пришла узнать, как вы тут живёте, – протягиваю девочке ладонь для рукопожатия.

– Меня зовут, зовут, – отвлеченная от занятий девочка немного смутилась. – Меня зовут Настя.

Наука играть 

В игровой комнате шумно: младшие девочки играют в кубики под надёжным присмотром воспитателей. У Лиды, бойкой девчушки со звонким смехом, всё хорошо, она здесь ненадолго, для неё Елизаветинский детский дом похож на «пионерский лагерь», только без горна и линеек. Пока её мама решает временные жизненные трудности, она учит свою ровесницу, Катю, строить башенки из крупных цветных блоков. Кате повезло меньше: маленькая «солнечная» девочка в смешных очках на резинке никогда не видела родную маму.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Директор детского дома Наталья Юрьевна с воспитанницей

– Очень часто родители оставляют особенных деток сразу после появления на свет. Не потому, что не любят, они просто не знают, что с ними делать. Но это относится к любым детям, – делится опытом Наталья. – Ребятам нужен не только уход и абстрактная любовь, им нужно воспитание. На первых порах лучше всего воспитывают игры, а играть многие мамочки совершенно не умеют. Их дети умеют, а они нет. Приходится обучать.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Стенд с фотографиями обитателей детского дома

 Медиапроект s-t-o-l.com

Лестница в детском доме

В Центре семейного устройства, который также действует при Марфо- Мариинской обители, есть отдельное направление – работа с кровными родственниками. Родителям не только помогают юридически, но и оказывают разностороннюю психологическую помощь.

– Про игры я начала не случайно, – продолжает собеседница «Стола». – Обычно мы всему учимся, играя и подражая. Для «солнышек» этот процесс ещё более важен. Первое время, после попадания к нам, мы их учим играть, зачастую по принципу «делай как я». У большинства детей это получается автоматически, но такому ребёнку нужен особый подход. В дальнейшем подражательная способность им очень пригодится во взрослой жизни.

 Медиапроект s-t-o-l.com

На уроке

Конечно, в России особенные дети всегда будут под присмотром социальных служб, у нас пока не выстроена благоприятная социальная среда для людей с ограниченными возможностями. Однако любые полученные навыки дают больше шансов нормально жить в обществе.

Нужна семья

Елизаветинский детский дом – семейного типа. Он маленький, укомплектованный, здесь работают отличные педагоги и воспитатели, дети окружены заботой и любовью. Несмотря на всё это, главная задача – это семейное устройство детей.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В библиотеке

– У нас чудесный детский дом, – продолжает рассказ Наталья. – Но он по-прежнему остается именно им, поэтому главное – это устроить каждого нашего подопечного в семью, где есть настоящая мама, желательно папа, бабушки, дедушки и все остальные. Любому ребёнку нужна именно такая модель, чтобы он в будущем мог с меньшими трудностями жить в мире, знал, как устроено общество, что люди бывают разными.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Наталья Юрьевна, директор детского дома

Как рассказала Наталья, часто «солнышки» остаются без родителей из-за страха в обществе, который поддерживают и сотрудники родильных домов в том числе. Обычно вместе с синдромом Дауна идут разнообразные заболевания: дисплазия тазобедренного сустава, проблемы со зрением и слухом, вялость мышц, проблемы с желудочно-кишечным трактом и многое другое. Страх остаться наедине со всем этим пышным букетом иной раз толкает мам на отказ от своих детей. Однако со всем этим можно работать, и при должном уходе и любви в семье синдром не помешает человеку реализоваться. Сейчас в мире эта особенность не мешает строить даже актёрскую карьеру и дефилировать на мировых показах мод.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Воспитанницы детского дома с преподавателем

 Медиапроект s-t-o-l.com

В коридоре детского дома

Девичья комната

– Сопутствующие заболевания – один из самых сложных моментов в жизни солнышек, – продолжает Наталья, пока мы поднимаемся по высокой лестнице на второй этаж. – Ведь детки не всегда могут сами рассказать или объяснить, что что-то не так. Например, проблемы со зрением у большинства приходится выявлять опытным путём. Пришли мы с одной девочкой к психологу, у неё весь кабинет в разноцветных игрушках, всё красивое и яркое, а она ни на что не реагирует. Сначала подумали про аутизм, но на диспансеризации выявили близорукость. Очки быстро решили многие наши проблемы, – с улыбкой вспоминает наша собеседница.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Урок в классной комнате

На втором этаже расположились жилые комнаты. Почти везде есть двухъярусные кровати, но верхняя часть служит скорее жильём для плюшевых зверей. «Солнышкам» там будет небезопасно, а мебель закупалась в те времена, когда в доме жили только обычные девочки.

Одна из самых необычных комнат принадлежит старшим девочкам – тем самым, которые сейчас учатся в колледже. В идеальном порядке на полках стоят разные принадлежности для творчества, над столами красуются искусные панно из осенних листьев и фотографий обитательниц дома.

 Медиапроект s-t-o-l.com

На уроке

– Девушкам хорошо дается искусство. Они прекрасно справляются с самой кропотливой работой, даже если на это требуется очень много времени, с учётом проблем с мелкой моторикой, – не без гордости рассказывает директор дома. – Им вообще все дела интересны, всё то, чего они не могли делать в коррекционном детском доме: готовка, стирка, уборка, помощь с младшими. Но тут явно движение навстречу: навстречу нам, педагогам, и всему большому миру.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Молитва перед трапезой

В это время на первом этаже студентки колледжа уже накрывают на стол, скоро обед. На вид им не дать и 15 лет, с трепетной аккуратностью они расставляют тарелки и приборы, следят за симметрией и красотой всего вокруг. Скорее всего, их жизнь всегда будет связана с педагогами Елизаветинского дома, уж очень поздно они сюда попали. Но даже так любовь и деятельная забота дают им шанс прожить жизнь без штампа с диагнозом в доме, где всегда светит солнце.

 Медиапроект s-t-o-l.com

В комнате старших девочек

***

От редакции: имена жителей Елизаветинского дома по их просьбе изменены.