×

Как спародировать Христа

В минувшее воскресенье в Питере прошел Международный русский консервативный форум, который быстро окрестили неонацистским слетом
+

Я была на этом мероприятии. Что сказать? Сами-то себя эти люди называют христианами…

Видимо, организаторы питерского слета – местная ячейка партии «Родина» – долго думали, как назвать то, что они проводят. В результате на стендах при входе написали малопонятное: «Научное конгрессионное мероприятие “Международный русский консервативный форум”». Бывает конгресс, бывает форум, как бывает, например, сырок или творог. А бывает «конгрессионное мероприятие» – «творожный продукт». По виду похоже на что-то дельное; по содержанию – заменители, усилители и консерванты.

В президиуме собралась солидная компания при пиджаках. Члены Европарламента от праворадикальных партий: Удо Фойгт (экс-лидер Национал-демократической партии Германии, симпатизирующий Третьему Рейху), Георгиос Эпитидейос (член греческой партии «Золотая заря», чья эмблема – чуть измененная свастика), член парламента региона Рона-Альпы (Франция) Висса Оливье (призывал к расправе над участниками акции «Я – Шарли»), лидер итальянской партии «Новая сила» Роберто Фиоре (обвинялся в террористической деятельности)… И многие, многие другие, среди которых почетное место занимали хозяева – российские националисты разных мастей. Официальные – из партии «Родина», заседающей в Думе, и полуофициальные, вроде Алексея Живова, координатора общественной организации «Битва за Донбасс».

И о чем же все эти люди, желающие благополучия своему и только своему народу, говорили без малого восемь часов?

Во-первых, об общем враге – Америке. И это понятно.

А во-вторых, об «общем лидере» – Иисусе Христе. И вот об этом хочется подробнее.

– Я не политик, я христианин, – заявляет Джим Доусон, лидер британской праворадикальной партии «Лига жизни». – Без христианства мы все потеряны. Наш лидер – Иисус Христос. Мы должны сохранить традиционные ценности: и говорю я не о политической правде, а о религиозной правде. Ленин умер, Мохаммед умер, а Христос жив! Бог спасет Россию!

Зал взрывается аплодисментами. Чтобы этот специфический жанр политической проповеди, возникший на форуме, стал понятным, приходится каждый раз дешифровать, что оратор подразумевает под словами «жизнь», «спасение», «традиционные ценности». Спасибо мистеру Доусону, он проговорился вполне: «Нет детей – нет жизни. Нам нужны дети для выживания, поэтому мы должны бороться за традиционные ценности и против контрацепции». В общем, по Доусону, либо Христос не жив – без детей жизни нет, либо это какой-то другой Христос, не христианский, а доусоновский.

Другие риторы были еще круглее в формулировках, не зацепишься.

– Есть три Рима, – вещает итальянец Роберто Фиоре. – Третий Рим – это Москва, и именно она возродит христианскую Европу. Это не я так сказал, это Бог сказал!

И снова аплодисменты. Осталось непонятным: господин Фиоре причисляет себя к пророкам, слышащим слово Божье, или не успел прочесть, что идеологему «Москва – Третий Рим» придумал конкретный человек – старец Филофей – в послании к Василию III?.. В общем, да – Фиоре ни при чем. Но Бог, кажется, тоже ничего такого не говорил.

В Третий Рим верят многие. Ник Гриффин, председатель Британской национальной партии и экс-член Европарламента, тоже убежден: «Нас спасет Третий Рим!» Рискну предположить, что измышление старца Филофея так и осталось самой знаменитой российской политической теорией, доступной западным популистам. Филофей и Ленин – наши заслуженные бренды: то на одного популярность, то на другого. Потому логично: СССР созывал интернациональные команды леворадикалов всех мастей, сейчас Россия созывает праворадикалов-филофеевцев (заметим, о личности старца мы знаем мало, речь не о нем, а о комплексе взглядов, обозначенных соответственно).

Некоторые политические визионеры, как оказалось, немного в курсе загробной жизни. Бельгиец Крис Роман, глава исследовательского центра «Еврорусь», которого популяризировал в своих сюжетах канал Russia Today, конфиденциально сообщил участникам «мероприятия»: «Я знаю, где сейчас находятся Политковская, Березовский и Немцов. Они в аду!» Откуда такие сведения, оратор не уточнил.

Российские делегаты, что приятно, подготовились основательнее: помимо Филофея они вспоминали Александра Невского, Дмитрия Донского, Сергия Радонежского, «указавших Отечеству путь в мировой политике».

– Наша феодальная раздробленность рубежа XIV–XV веков была преодолена религией, – пояснил Николай Шеляпин, замдиректора Центра консервативной политики «Урал». – Идея спасения, данная Христом, которая и есть идея консерватизма, объединилась с идеей государства, служения ему. Путь этого синтеза указал нам Сергий Радонежский, сумевший показать, что служение государству – это религиозный долг человека…

После того как Христа, подателя Жизни, превратили в покровителя рода и родов, немудрено, что и Сергия Радонежского сделали государственником. Даром, что ведущие историки (например, Игорь Данилевский, доктор наук, завкафедрой НИУ ВШЭ) считают неправдоподобным, будто святитель Сергий благословлял Дмитрия Донского на битву, ведь незадолго до знаменитого сражения на поле Куликовом Донского вообще отлучили от церкви и его отношения с представителями духовенства и монашества были крайне напряженными. Даром, что из сохранившихся слов великого святого Руси нет ничего о государстве, зато есть знаменитое: «Взирая на лик Святой Троицы, будем преодолевать ненавистную рознь мира сего». Это все – даром. Вон, Алексей Живов, боец за Донбасс, открыто заявляет: «Мы хотим распространять христианские ценности и надеемся, что Россия не будет мешать ополченцам освобождать Украину». Продолжать войну, в общем: такое у патриотов «преодоление розни».

Не было на Руси толком крестовых походов, и, видимо, истосковалась мятежная разбойная душа. Хочется – свастику да с крестом, да с иконами поверх танков – и вперед, вперед, до Вашингтона. Пока надо всем этим мы еще можем смеяться, а власть побаивается открыто поддерживать такие сходки, время одуматься остается. Может, найдутся у Сергия Радонежского настоящие наследники, а у Христа – ученики? Ждем, ждем и – надеемся.