×

Ковид: чем лечат и чем калечат

Почему растёт смертность, защищают ли старые вакцины от новых штаммов и что принимать, чтобы не заболеть и скорее выздороветь, рассказала эксперт «Стола», старший преподаватель Свято-Филаретовского института, генетик Галина Муравник
+

Поглупел ли вирус

– Галина Леонидовна, говорят: волна-волна, четвёртая или… Какая она? И вообще насколько этот разговор о волнах имеет отношение к эпидемиологии, политике, социальной психологии, психиатрии?

– Многие авторитетные иммунологи считают, что никаких волн не существует, а есть эпидемический процесс распространения вирусов, в том числе и коронавируса. Этот процесс единый: внутри него нет волн, а есть всплески заболеваемости, учёные предпочитают использовать этот термин. Однако директор ВОЗ Тедрос Адан Гебрейесус неоднократно заявлял, что мир находится на такой-то волне пандемии. Скорее это вопрос терминологии, но мне кажется, что говорить о всплесках заболеваемости всё-таки более корректно.

– Наверное, этот подсчёт волн связан с каким-то всеобщим ожиданием конца пандемии: хочется скорее дождаться последней волны. А всплески привязаны к осени или ещё каким-то сезонным факторам?

– Судя по тому, что мы полтора года наблюдаем, – нет, ковид нельзя считать сезонной инфекцией, у неё свои механизмы распространения, не связанные с временем года. Хотя погода, конечно, несколько снижает иммунитет…

 Медиапроект s-t-o-l.com

Cтарший преподаватель Свято-Филаретовского института Галина Муравник. Фото: sfi.ru

– Из нашего разговора полтора года назад мне запомнилось, что вирус чисто биологически не заинтересован в том, чтобы убивать своего носителя, а хочет и дальше паразитировать на нём, и следовательно, его мутации не должны вести к повышению патогенности. Мы даже статью так и назвали – «Вирус не дурак». А теперь впечатление создаётся, что он как-то «поглупел»: статистика смертности растёт. С чем это связано?

– Это очень серьёзный вопрос. Понятно, что вирус мутирует. Надо сказать, что коронавирус сейчас самый исследованный из всех вирусов: за эти полтора года вышло более 200 000 серьёзных научных работ о нём. Чтение и сравнительный анализ геномов новых вариантов (а геномов SARS-CoV-2 прочитано более 200 000) показали, что коронавирус, к счастью, имеет низкую изменчивость по сравнению, например, с вирусом гриппа и другими РНК-содержащими вирусами. И всё же за эти полтора года исходный уханьский штамм мутировал не один раз, появились мутантные штаммы, которые вначале называли по местам их обнаружения, но потом, из соображений политкорректности, их стали обозначать буквами греческого алфавита. 

Сейчас наибольшее опасение вызывает штамм Дельта (ранее известный как индийский вариант), который уже распространился практически по всему миру. Его отличает от уханьского несколько особенностей. Первая – сокращённый инкубационный период: попав в организм, он быстрее себя проявляет. Как выяснилось, он размножается в эпителиальных клетках в 21 раз быстрее, чем уханьский, поэтому даёт повышенную вирусную нагрузку на организм и дольше выводится из него. То есть он эволюционирует в том направлении, о котором я говорила: чтобы подольше оставаться в организме, активнее размножаться и эффективнее существовать в нём. Заразность у этого штамма, по данным Роспотребнадзора, выше примерно в три раза. Но оценить его летальность сложно, для этого нужен сбор и анализ больших статистических данных. По имеющимся оценкам, у Дельты она выше по отношению к уханьскому вирусу примерно в полтора раза. И это несомненно одна из причин повышения статистики смертности. 

Смертность – вопрос договорённости

– Вообще что касается роста смертности, в частности в России, где сейчас каждый день фиксируют новые рекорды, одним из объяснений может быть изменение методики подсчёта летальных случаев. Раньше в их число попадали ПЦР-положительные люди, умершие от поражения лёгких. То есть вирус проник через носоглотку или ротоглотку, размножился в слизистых, опустился в лёгкие и, поразив порядка 80 %, убил человека. Но если у человека на фоне ковида произошёл тромбоз и он умер от закупорки артерии, то он в ковидную статистику не попадал. То есть он болел ковидом, но умер как бы не от ковида. 

В других странах смертность считали иначе, и создавалась странная картина. Я сама сидела с калькулятором на сайте Университета Джона Хопкинса, который собирает со всех стран и дважды в день обновляет статистику заболеваемости, смертности, а теперь ещё и прививания, – считала и сравнивала, где какой процент смертности. И у нас он почему-то был в несколько раз ниже. Этому должно быть какое-то объяснение. Мы такие стойкие? Или это с чем-то другим связано? Обращает на себя внимание Бельгия, где данные смертности были, наоборот, значительно выше, чем в других странах. Причина в том, что Бельгия в итоговую статистику летальности от ковида включала даже те смерти, где было хотя бы подозрение на заражение коронавирусом. 

У нас данные оперштаба по борьбе с коронавирусом расходятся с данными Росстата

Внимательные люди заметили, что у нас данные оперштаба по борьбе с коронавирусом расходятся с данными Росстата. Росстат, в отличие от оперштаба, выделял четыре группы смертности от ковида. Первая – коронавирус как основная причина смерти: человек получил поражение лёгких и умер от него. Вторая – коронавирус как предполагаемая основная причина смерти, но нужны ещё дополнительные исследования, чтобы это подтвердить. Третья – коронавирус как сопутствующее заболевание, повлиявшее на развитие новых болезней, которые стали причиной смерти. То есть человек чем-то болел – к примеру, диабет, онкология, что-то ещё, – а коронавирус просто ускорил его конец. И четвёртая группа – ковид как сопутствующее заболевание, но не повлиявшее, как считается, на наступление смерти. То есть он болел ковидом, но смерть наступила от чего-то другого – и такие люди не попадали в статистику смертности от ковида. Потом, у нас есть две формулировки. «Смерть от Covid-19» – люди, у которых в свидетельстве о смерти записан такой диагноз, пополняют статистику смертности от коронавируса. А есть другая формулировка: «Смерть с Covid-19». Между ними – существенная разница. У таких людей подтверждена коронавирусная инфекция, но смерть произошла от другой причины, и они не попадали в статистику ковидной смертности. 

– Правильно ли я понимаю, что подход оперштаба, в статистику которого по преимуществу попадали люди, умершие от поражения лёгких, формируется исходя из посылки, что главным проявлением ковида, собственно болезнью, является пневмония? Но это ведь только гипотеза – есть много других симптомов, которые развиваются в связи с ковидом и после него, связанных с нервной или сердечно-сосудистой системой, например. Возникает вопрос: насколько вообще верен такой взгляд на этот вирус как на тот, для которого пневмония является основным способом убить человека?

– Да, конечно, поскольку хозяином вируса становятся клетки слизистой, а слизистые у нас выстилают не только лёгкие, но и другие внутренние органы, например кишечник, то ничто не мешает ковиду размножаться и повреждать другие органы, также вызывая болезни, приводящие к смерти. Поэтому сводить подсчёт смертности к ковидной пневмонии – значит искажать статистику. Реальная статистика – сложная задача. Недостаточно посчитать тела умерших. Это ещё вопрос договорённости: кого мы будем считать умершими от ковида. 

Потом, ведётся ежегодная, даже по месяцам, общая статистика смертности за много лет: Росстат обнародует эти данные. И если сравнивать эту статистику с доковидным периодом, то получается превышение смертности, не соответствующее статистике смертей от ковида. Откуда берётся эта разница – а она значительная, по некоторым оценкам, в шесть раз? Оттуда, что мы не так считали умерших от ковида. Когда после критики методику подсчёта изменили, цифры смертности поползли вверх и стали соответствовать уровням, наблюдаемым и в других странах. То есть у нас не было какой-то особой национальной устойчивости к вирусу, всё как у всех. 

Хотя рост смертности, думаю, связан не только с тем, что методика подсчёта изменилась, но с тем, что штамм Дельта «помолодел», то есть стал поражать людей более молодой возрастной группы. Дело ещё и в том, что молодые люди, скажем до 30 или даже до 40, более легкомысленно относятся к своему здоровью. Начались какие-то симптомы – они думают: «Дома перекантуюсь пару дней, отлежусь, какими-нибудь домашними средствами полечусь». То есть они позже обращаются к врачам, думая, что как-то сами справятся, и иногда эта задержка оказывается фатальной.

Россия выбилась в лидеры по количеству умерших на душу населения, как показывает сайт Университета Джона Хопкинса. По данным оперативного штаба, в России 7 октября было выявлено 27 550 новых случаев – это максимум с начала года, и 924 смертельных исхода в сутки – тоже антирекорд с начала пандемии по числу умерших на душу населения. Ряд российских регионов, например Пермская область, Удмуртия и другие, из-за стремительного роста заражений и смертей планируют снова вводить QR-коды для входа в кинотеатры, кафе. 

– После выборов напрашивается вопрос: обусловлена ли статистика смертности только эпидемиологическими факторами или также и политическими, чтобы предотвратить возмущение результатами выборной кампании?

– Трудно сказать, насколько это связано с выборами. Понятно, что если бы такие высокие цифры заболеваемости и смертности мы показывали за месяц, за две недели до выборов в Государственную думу, то, по идее, это должно было бы поставить под вопрос само их проведение в условиях такой активизации вируса. Но мы помним, какая тяжёлая ситуация с заболеваемостью была, когда планировалось голосование по поправкам в Конституцию, но несмотря ни на что это, прямо скажем, сомнительное мероприятие было проведено, и никого это не остановило. Поэтому и сейчас рост смертности мало кого бы остановил, мне так кажется. Ну а теперь, когда выборы позади, можно показывать реальную статистику.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы/Максим Мишин

– То есть просто отпустили цифры на волю.

– Да, и теперь даже можно говорить о каких-то непопулярных мерах, о новых формах локдауна – уже обсуждается, не перевести ли опять 30 % работающих на удалёнку, студентов и учащихся – на дистанционку, пенсионеров – опять по домам посадить, заблокировав социальные карты на проезд, как прошлым летом. Конечно, меры эти крайне непопулярны у населения, накопилась психологическая усталость. К тому же объявление карантина наносит огромный ущерб ВВП, бюджету, не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе. Роспотребнадзор оценил потери экономики из-за ограничительных мер в 2,7 трлн рублей. И пишут, что эти оценки очень заниженные, на самом деле речь идёт, может быть, о 6 трлн рублей. Но, опять-таки, что считать потерями, связанными именно с локдауном? Но то, что ВВП в 2020 году упал на 3,1 %, говорит о том, что по экономике нанесён большой удар. Всё это сказывается на уровне жизни россиян, вызывает социальное напряжение. Опять-таки, выборы прошли, и можно уже не оглядываться на народ, на его недовольство и показывать эти цифры.

Мутанты смогут ускользать от иммунного ответа?

– Да, выстраивается какая-то картина: есть факторы эпидемиологические, есть сопутствующие. Можете ли что-то добавить о ситуации на «рынке штаммов»? Уханьский ушёл, пришла Дельта… Видна ли какая-то логика здесь? Сколько их ещё может появиться? Поспевают ли за вирусом производители вакцин?

– Вирус, хотя мутирует медленно, будет мутировать сколько угодно, пытаясь лучше адаптироваться к новому хозяину – человеку. Геном коронавируса многократно прочитан: у него около 30 000 нуклеотидов, то есть букв в генетическом тексте. Теоретически по каждому из них может происходить спонтанная мутация – и даже не по одному разу. Некоторые из значимых изменений могут привести к тому, что вирус станет более заразным, какие-то мутанты будут быстрее размножаться, активнее заражать и поражать клетки, что повлияет на тяжесть заболевания. Нельзя исключать, что какие-то штаммы смогут ускользать от иммунного ответа, что повлияет на эффективность вакцин. То есть репертуар для изменений огромный. Какая стратегия будет реализована, кто из них выиграет эту конкурентную гонку – здесь происходит отбор строго по Дарвину. 

На данный момент самым «удачливым» оказался штамм Дельта, который переиграл всех. Но также обсуждается появление штамма Мю, который появился в январе этого года в Колумбии. По данным исследователей из США, он движется в сторону способности уклоняться от антител. Это интересная стратегия для вируса и очень опасная для нас. Из Колумбии Мю начал распространяться в страны Южной Америки, отдельные случаи уже зафиксированы во Франции, Испании, США – теперь он уже проник в 40 стран мира. Но учёные следят за этой линией, и пока всё-таки стратегия Мю в целом проигрывает штамму Дельта. ВОЗ отслеживает мутации и всех мутантов делит на две группы: представляющие интерес (variants of nterest, VOIs) и вызывающие беспокойство (variants of concern, VOCs). Так вот Мю пока числится в первой группе. Его геном читают, отслеживают распространение, наблюдают клиническую картину. 

Непривитые люди являются, извините, тем субстратом, или биореактором, попав в который, вирус размножается, мутирует, давая новые варианты

Я бы не стала исключать возможность появления какого-то ещё более совершенного, чем Дельта, мутанта. Причина в том, что непривитые люди являются, извините, тем субстратом, или биореактором, попав в который, вирус размножается, мутирует, давая новые варианты, то есть вирус эволюционирует в людях, которые дают ему такую возможность. 

– Есть мнение, что некоторые заболевания в наше время стали выявлять чаще не потому, что они получили большее распространение, а по той причине, что стали доступнее методы диагностики (например, МРТ). То, что вы рассказываете про стратегии выживания ковида, – это именно сейчас, в 20-е годы XXI столетия, такая хитроумная эволюция вируса происходит или просто мы раньше не могли так подробно наблюдать эти процессы? Можно ли говорить о том, что мы вступаем в эпоху более приспособленных вирусов, которые будут вызывать масштабные катаклизмы?

– Конечно, вирусы мы начали изучать не вчера, вирусология родилась в 1892 году, когда наш соотечественник Дмитрий Ивановский открыл вирус табачной мозаики, поражающий растения табака. Уже больше ста лет вирусы пристально изучают. Но в конце ХХ – начале XXI века появилась методика секвенирования, то есть мы научились читать геномы, и это позволило лучше понимать, что с ними происходит, какие гены меняются, как быстро, каковы последствия этих изменений. Это касается не только коронавируса. Нам приходится каждый год заново прививаться от гриппа, потому что этот вирус очень «хитроумный», он мутирует целыми блоками генов, уходя из-под удара прежних вакцин. Так что, возможно, есть и этот фактор, что мы сейчас всё это умеем быстро делать, вся эта картинка у нас перед глазами, и всё меняется буквально на глазах.

– Получается, вакцина – тоже фактор совершенствования вируса.

– Безусловно. Вирус, повторюсь, тоже не дурак, и под давлением, которое оказывает вакцина, мешая ему размножаться, он отбирает варианты, которые этому противостоят. Удивительно, но последние исследования показали, что вакцины создают лучший иммунитет, чем у тех, кто перенёс натуральную инфекцию. Это связано с тем, что в геноме коронавируса обнаружены гены, подавляющие иммунитет хозяина. А в вакцинных препаратах этот эффект отсутствует, а значит, создается более стойкий иммунитет. Но ваш вопрос об эффективности вакцин и о том, насколько им удаётся поспевать за эволюцией вируса, актуален. Вакцина вакцине рознь. 

Пустышка за четыре миллиарда

– Но я бы вначале сказала о прививочной кампании в России. К сожалению, кампания эта, несмотря на все усилия, проходит вяло. Понятно, что трудно наладить массовое производство новой вакцины в такие короткие сроки, всё-таки у нас немалое население в стране. Но причина – не недостаток вакцин, с этим нет проблем. Другое дело, что нет и широкого выбора – россиянам предлагаются по сути только две работающие вакцины: это «Спутник V» (и его одноукольный вариант «Спутник Лайт») и «КовиВак» от Центра имени Чумакова. А вот широко разрекламированная «ЭпиВакКорона» от новосибирского «Вектора» оказалась просто грандиозной дорогостоящей пустышкой. Это вакцина, которая не даёт никаких антител и, следовательно, не защищает привитых от инфекции.

– То есть это уже результаты исследований? Я помню, в конце лета говорили только, что нет пока подтверждения её эффективности.

– А теперь уже крупнейшие вирусологи пришли к выводу, что эта вакцина в принципе не может работать, потому что при её создании в самом начале была допущена теоретическая ошибка, непреднамеренная, конечно, и получилось – что у них не получилось. Летом прошёл круглый стол с разработчиками вакцины, который я внимательно смотрела. Им нужно было бы это честно признать и сказать: «Извините, мы ошиблись, пока не вышло, будем всё переделывать». Но они этого не сделали, возможно, потому, что на производство этой пустышки выделено несколько миллиардов рублей. 

Если заглянуть в патентные документы – а вакцина запатентована как новый продукт, – то в числе патентообладателей третьим или четвёртым номером значится Анна Юрьевна Попова. Вначале политкорректно писали, что это полная тёзка главы Роспотребнадзора, а потом выяснилось, что это она и есть – глава Роспотребнадзора, которая не является по образованию ни генетиком, ни иммунологом, ни вирусологом, не прилетала в Новосибирск, не участвовала в мозговых штурмах по разработке этой платформы, не капала в пробирку, не колола морскую свинку, то есть ничего она в этом отношении не делала, но её включили в число патентообладателей. А патентообладатели – это люди, которые с каждой произведённой дозы получают определённый процент, то есть зарабатывают немалые деньги. И когда её внесли в этот список, включился зелёный свет. На открытие линии по производству «ЭпиВакКороны» в Новосибирск приезжал премьер-министр Михаил Мишустин, он и выделил своим указом 4,3 млрд рублей. И всё «пошло в народ», несмотря на большое количество статей с подробнейшим научным разбором этой вакцины, показывающим, почему она в принципе не может работать. Не знаю, связан ли нынешний подъём заболеваемости и смертности с тем, что граждан прививают пустышкой, а они считают себя защищёнными, начинают ходить в места скопления людей, потом заболевают, попадают на вентиляцию лёгких, а некоторые даже умирают. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: Пресс-служба Мэра и Правительства Москвы/Денис Гришкин

Ну а если возвращаться к причинам, почему у нас вакцинация проходит так вяло, мне кажется, это недоверие наших граждан к вакцинам как таковым. Я посмотрела опросы ВЦИОМа, последний – от 10 июня этого года: 42 % респондентов заявили, что они не стали бы делать прививку от ковида. Считайте, почти половина населения относится к вакцинации негативно. Доводы у отказников стандартные: вакцины сделаны наспех, в слишком короткие сроки, они плохо проверены, недостаточно исследованы, могут вызывать какие-то побочные эффекты, если не сейчас, так в будущем, и так далее. В целом позиция такова: «Мы не хотим быть подопытными кроликами». 

Конечно, сказывается деятельность так называемых антиваксеров – людей, которые в принципе против вакцинации как таковой. Самое прискорбное, что они умудряются получать эфирное время в прайм-тайм на федеральных каналах, появляются в разных ток-шоу и там несут такую околесицу! А люди доверчивые, не обладающие специальными знаниями в области иммунологии, вирусологии, эпидемиологии, эти их нелепые утверждения воспринимают совершенно некритично. Если же это заявляет известная артистка или популярный режиссёр, люди склонны верить им, а не каким-то высоколобым учёным, которых они не знают и вообще не понимают половину их слов. Поэтому у нас с вакцинацией дело обстоит очень и очень плохо. 

Новая вакцина уже в холодильнике

– Ну а если говорить вообще об эффективности вакцин в связи с новыми вирусами, то исследования показали, что ни один новый штамм коронавируса не обнуляет защиту, которую дают прежние вакцины. Да, мутации её снижают, но не так, чтобы говорить, что прививка совершенно не защищает. Было показано, что эффективность «Спутника» против Дельта-штамма составляет 83 %, а против уханьского – 94 %. Снижение есть, но оно не критично.

Сейчас планируется создание новых вакцинных вариантов, которые будут ориентированы на штамм Дельта. Технологически это сделать не очень сложно

К тому же производители вакцин понимают, что раз зашли новые штаммы, то надо с этим что-то делать. Сейчас планируется и у нас, и у разработчиков РНК-овых вакцин (Pfizer, Moderna) создание новых вакцинных вариантов, которые будут ориентированы на штамм Дельта. Технологически это сделать не очень сложно. Например, Гинцбург, директор центра Гамалеи, в конце августа сказал, что конструкции на основании мутантных штаммов уже созданы, буквально лежат в холодильнике, и в любой момент они готовы запустить производство модифицированной под штамм Дельта вакцины. Для создания этого нового варианта на той же аденовирусной платформе нужно буквально пару недель молекулярно-генетической работы.

– А дополнительные испытания уже не нужны?

– Не знаю, если это новый вакцинный препарат, нужны ли все стадии доклинических и клинических испытаний, новый сбор статистики, публикации в «Lancet» и всё остальное. Плюс вся эта юридическая кухня – получение лицензии, а потом запуск в производство, логистика, конечно, займут время, но Гинцбург говорит, что они к этому готовы. И хорошо, если ревакцинацию можно будет пройти уже новым вариантом. 

Вообще сейчас вопрос о ревакцинации – вернее, о так называемом бустере, третьей прививке – обсуждается во всём мире. На фоне предыдущей двухкомпонентной прививки, когда немножко упали антитела, этот бустер позволит опять активизировать иммунитет. В июле власти Израиля начали вводить третью дозу Pfizer. У них вообще охват вакцинированием очень высокий – на 8 октября, согласно данным Университета Джона Хопкинса, около 84 %. Некоторые европейские страны тоже собираются предлагать бустер, в первую очередь для пожилых людей и людей с ослабленной иммунной системой.

– То есть бустер – это одна доза двухкомпонентной прививки, да?

– Да, это одна доза, чтобы опять запустить синтез защитных антител. Власти Москвы тоже сказали, что ревакцинация у нас началась с 1 июля, но я не знаю, как она проходит и проходит ли вообще. 

Конечно, вакцины и вирусы – это такой бег  наперегонки. Мы делаем новые вакцины, а вирус старается находить пути от них уклоняться. Мы смотрим, что у него мутировало, какие это вызвало изменения в его поведении, и опять создаём новые вакцины, а он опять мутирует. И это не спринт, а бег на длинную дистанцию. 

 Медиапроект s-t-o-l.com

– Существует ряд противопоказаний к прививке. Например, если у человека в анамнезе отёк Квинке. Что в таком случае делать – и с точки зрения защиты, и с точки зрения юридической? Как оформляется отвод?

– Конечно, есть список противопоказаний против прививания, но он не очень большой (это приём иммунодепрессантов, химиотерапия у онкологических больных, некоторые аутоиммунные заболевания, болезни в стадии обострения), однако нередко люди просто сами перестраховываются. Насчёт отёка Квинке могу сказать, что у моего сына, например, с раннего детства сильная аллергия на кошку, и он, погладив котёнка, давал такой отёк Квинке, что чуть до больницы ни доходило. Но когда он пошёл прививаться, никто про это не спросил. Он привился, и никаких негативных последствий не было, обычная лёгкая поствакцинарная реакция – слабость, сонливость в первый день. 

Что касается отвода. Одна моя родственница – сильный аллергик. Но терапевт не взяла на себя ответственность за принятие решения о вакцинации, отправила её к аллергологу. Та написала заключение, но чтобы на его основании оформить медотвод для предъявления на работе, где от неё требуют прививку, необходима комиссия из трёх врачей. И самое непонятное – такую справку необходимо переоформлять каждый месяц.

Маленькие помощники

– Каков минимальный набор мер защиты от вируса, в том числе для привитых и для людей с противопоказаниями к прививке? 

– И привитым, и непривитым следует избегать попадания вируса в организм. Вирусы никуда не делись, они летают вокруг нас и через органы дыхания могут попасть в организм любого человека, привитого и непривитого. Тут единственный совет – продолжать носить респираторы. Иногда привитые люди думают: «Я уже привился, у меня есть защита, можно маску не носить». Это неверная позиция. Носить маски надо продолжать, причём «правильные» маски, а не декоративные, со стразами, как иногда можно видеть на некоторых барышнях. Лучше респираторы, например KN95, дающие хороший уровень защиты. Но и их надо правильно надевать – не на подбородок и не на рот, а прикрывая входные ворота для вируса – нос. 

В начале пандемии были также рекомендации по социальной дистанции. Но это совет трудновыполнимый, особенно в общественном транспорте, торговых центрах и так далее. Однако можно избегать мест скопления людей, таких как кинотеатры и театры, клубы, стадионы, концертные залы, рестораны, кафе, – это выбор каждого человека. Многие, приятно отдохнув на курортах Турции или ещё где-то, вернулись и привезли коронавирус, заболели сами и заразили окружающих. Мне кажется, можно было бы воздержаться от подобных вояжей в условиях пандемии.

Интересный и поучительный пример даёт Япония. Объявлено, что после 30 сентября там снимают все ограничительные меры в связи с заметным снижением заболеваемости в стране. Причина – уровень вакцинации более 50 %. И чёткое соблюдение гражданами всех ограничительных мер. 

Хорошо, если у человека в результате прививки появился высокий уровень IgG, защитных антител. К такому человеку вирус сел на губу, проник в слизистую, но антитела быстро с ним справились – и никакой болезни не развилось. А если уровень антител не очень высокий? Всё-таки иммунный ответ очень индивидуален. У нас в стране проверка на антитела не является обязательным дополнением к прививке. Человек привился, прошло три недели – и он считает, что защищён. Лишь некоторые люди по доброй воле идут и делают платный анализ на антитела. 

Для профилактики ковида есть так называемые «маленькие помощники»

Хотелось бы дать ещё несколько практических советов. Теперь мы знаем, что для профилактики ковида есть так называемые «маленькие помощники». Этот термин придумала вирусолог с мировым именем, наша соотечественница, выпускница кафедры вирусологии биофака МГУ Анча Баранова, много лет работающая в Университете Джорджа Мейсона (Вирджиния, США). Причём она не просто вирусолог, а системный биолог, что позволяет смотреть на организм комплексно. В течение полутора лет она каждую субботу проводит интереснейший двухчасовой стрим на Youtube. Я регулярно смотрю эти стримы, в ходе которых Анча подробно рассказывает обо всём, что произошло за неделю: какие новые штаммы появились, какие вакцины вышли на рынок, знакомит с мировой статистикой, новыми протоколами лечения, появившимися лекарствами. И потом отвечает на вопросы в чате. Она и придумала термин «маленькие помощники». Это те препараты, которые помогают организму укреплять иммунитет и бороться с вирусом. Вот они:

  1. Цинк + витаминная биодобавка Кверцетин. 
  2. Витамин D3 + витамин К2.
  3. Витамин С.

Все эти препартаты продаются в аптеках без рецепта, и по цене они вполне доступны. В некоторых странах, в Голландии, например, их стали выпускать в одной упаковке, что очень удобно. 

Кроме того, Анча рекомендует на ночь принимать мелатонин. Это снотворное   обладает мощной оксидантной активностью и тоже вносит вклад в укрепление организма при встрече с коронавирусом. Кстати, есть очень интересное наблюдение: у летучих мышей, которые являются природным резервуаром коронавируса, но сами не болеют и не умирают от него, оказался необычайно высокий уровень мелатонина в крови. 

В субботу, 2 октября, в своём стириме Анча Баранова рассказывала об очень важных последних метаисследованиях, которые были проведены на 500 000 человек. Оказалось, что люди, регулярно принимающие пробиотики, на 12 % реже заболевают ковидом. Она порекомендовала мультипробиотик нового поколения, который называется Бак-Сет производства Великобритании, который продаётся в наших аптеках. В его состав входит 12 видов симбиотических бактерий, которые живут в кишечнике и помогают бороться с патогенными микроорганизмами, в том числе с коронавирусом.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: mos.ru/Максим Денисов

Согласно этим же исследованиям, на столько же процентов ниже уровень заболеваемости у людей, принимающих Омега 3. Это незаменимая жирная кислота, которая у нас в организме не синтезируется, мы её можем получать только с пищей – в основном из морепродуктов. Она необходима для нормального функционирования многих систем органов и оказывает воздействие на иммунную систему. 

Таков оптимальный антиковидный набор, который следует принимать, чтобы помочь своему организму при встрече с непрошенным гостем.

Фарш прокрутить обратно невозможно

– Спасибо, это ценно. Как-то отодвигается прогнозируемое время победы над пандемией. Виден ли край? 

– К сожалению, ни один вирусолог, эпидемиолог не даёт никаких прогнозов. Их и невозможно дать, слишком много факторов неопределённости. Ясно одно: мы столкнулись с такой серьёзной инфекцией, с которой нам предстоит жить очень долго, потому что вирус поменял хозяина, «перепрыгнув» с летучей мыши на человека. Он уже от нас никуда не уйдёт. Фарш, который прокрутили через мясорубку, засунуть назад и превратить в кусок мяса невозможно. Поэтому я думаю, что прививка от коронавируса станет обязательной – как прививка от сезонного гриппа, и она войдёт в национальные календари прививок. Все эти разговоры о том, что это такая ерунда, как грипп, не подтверждаются цифрами. По данным ВОЗ, от сезонного гриппа в год в мире умирает примерно 500 000 человек, а от коронавируса за полтора года умерло, по данным на 8 октября, 4 837 361 человек. Разница в смертности колоссальная.

Более того, математическое моделирование хода эпидемии приводит к неутешительному выводу: коллективный иммунитет создать не удастся, а значит, коронавирус не исчезнет из нашей популяции. Повторю ещё раз: единственное, что поможет справиться с пандемией, – это всеобщая вакцинация. Когда будет привито примерно столько, сколько в Израиле, острота пандемии спадёт. 

– Появляются слухи не просто о новых штаммах ковида, а о новых болезнях, не уступающих ковиду по эпидемиологическому потенциалу. Это просто «пена» в СМИ или можно говорить, что мы вступаем в эпоху пандемий?

– Конечно, зоонозных вирусов, то есть «перепрыгнувших» с животного на человека, в природе немало. Самые известные примеры – ВИЧ, который мы получили от высших приматов, свиной грипп, птичий грипп. Поэтому нельзя исключать возможность, что какой-то вирус, который есть у животных (а их огромное количество), может поменять хозяина и перейти на наш вид. И вирусологи всего мира внимательно изучают вирусы с такими склонностями. Но сейчас говорить о какой-то новой конкретной страшной болезни преждевременно. Я таких научных статей не видела, не знаю таких данных.

– В прошлый раз, в начале пандемии, вы сказали, что пока все думают о помощи терапевтов, инфекционистов, но скоро ещё актуальнее станет запрос на помощь психиатров. Ваш прогноз оправдался?

– Я специально не отслеживала статистику обращений за психиатрической помощью в связи с ковидом. Вначале появилась ковидофобия, потому что это было что-то новое, страшное, неизученное. От кадров из Италии, Испании, Китая волосы вставали дыбом. Люди чувствовали свою незащищённость, это порождало страхи, и у некоторых особенно впечатлительных возникали проблемы с психикой. И поэтому я предположила, что потом, видимо, потребуется даже помощь психиатров.

И как раз сейчас на сайте «Нейроновости» появилась ссылка на статью «COVID-19 и психологическое здоровье: больше депрессии и тревоги в масштабах планеты», опубликованную не где-нибудь, а в «Lancet». По их данным, а это большая статистика, депрессия и тревожные состояния повысились на 27,8 %, причем у женщин даже больше, чем у мужчин (30 и 24 % соответственно). И психиатрическая помощь стала очень востребована. Грустно, что я оказалась права…

Прошло время, люди попривыкли, немножко успокоились, появились вакцины, какой-то опыт лечения, люди устали от этих страхов и стали смотреть на происходящее более философски, а кто-то и фаталистически. Однако психологи отмечают резкий рост такого расстройства, как профессиональное выгорание. Сказались и перегрузки на работе, например, у врачей, и переход на дистанционную работу, повлекший отсутствие привычного общения с коллегами. Поэтому психологическая помощь, видимо, всё-таки потребуется многим нашим соотечественникам. 

ВОЗ внесла постковидный синдром в список нозологий, то есть это отдельное новое заболевание

Но вообще больше необходима помощь врачей самых разных специальностей, которые помогали бы преодолевать новую напасть – постковидный синдром. ВОЗ внесла постковидный синдром в список нозологий, то есть это отдельное новое заболевание. Был ковид, человек вылечился, вируса в организме нет, он ПЦР-негативный, антител IgM нет, и всё вроде бы хорошо. А новое заболевание – постковидный синдром – тянется за ним, как хвост, по полгода и более. Поражаются самые разные органы, поэтому клиническая картина очень разнообразная. Многие жалуются на усталость, снижение памяти, туман в голове, когнитивные нарушения. Это всё и назвали одним словом – «постковидный синдром». Несколько дней назад ВОЗ утвердила подробное клиническое описание этого синдрома.

А что же церковь?

– Как церковный человек как бы вы оценили: верующие люди и церковь в целом, в том числе на организационном уровне, лучше или хуже справляются с вызовами этого времени?

– Мне кажется, голос церкви в связи с пандемией звучал и звучит недостаточно громко и авторитетно. Конечно, на сайте патриархии есть несколько инструкций, но я их нашла с огромным трудом, через поисковик на сайте. Это инструкции, разработанные в самом начале пандемии, о мерах профилактики при совершении богослужений, таинства крещения, миропомазания, при совершении треб на дому, в лечебных заведениях и так далее. Там всё очень подробно и грамотно прописано. Но исполняются ли эти рекомендации – вот вопрос! И если исполняются, то во всех ли храмах, в полном ли объёме? На «Столе» летом разместили карту ковид-безопасных храмов, но получился очень скромный список по стране. Я летом ездила в Орёл, заходила там в один из храмов, картина удручающая – ни одноразовых лжиц, ни одноразовых стаканчиков для запивки, священнослужители без масок, прихожане без масок, лобызают иконы, прикладываются к руке священника. Доходит до абсурда: некоторые излишне «благочестивые» прихожане считают, что если человек подошёл под благословение к батюшке, и он его благословил, но не дал приложиться к руке, то благословение будет недействительным. Не знаешь, смеяться или плакать. 

Во многих храмах даже бравируют тем, что у них такая «сильная» вера, что «Господь не попустит». Но по информации на 3 марта 2021 года, по России заболело 485 клириков, из них умерло 149, это очень высокий уровень смертей. И как к этому относиться? У них вера была недостаточная? В публикациях отдельных священников сталкиваешься с откровенным ковид-диссидентством. Очень много таких людей в церковной ограде – среди верующих, священнослужителей, монашествующих. Можно слышать такие заявления: «На всё воля Божия», «На всё Его промысел», «Зараза, если послана, то по грехам нашим»… На мой взгляд, такие заявления, которые встречаются даже в публичном пространстве, не должны оставаться без внимания. Иерархам, которые имеют медицинское или биологическое образование, надо оперативно на это реагировать и комментировать, чтобы подобные «благоглупости» не цвели пышным цветом и не вводили чад церкви в заблуждение. Но, к сожалению, церковь активно этого не делает. Это очень грустно.

– Спасибо! Будем надеяться, что наш разговор послужит и в этой области для кого-то помощью, в том числе и для священнослужителей.

Включить уведомления    Да Нет