×

Мужчины. Что с ними не так?

Куда пропали настоящие мужчины и почему России здесь особенно не повезло, обсуждаем с экспертом «Стола»
+

Протоиерей Дмитрий Смирнов в одном из своих недавних выступлений обрушился с критикой на наших мужчин. «Армии боятся, драться не умеют, работать не хотят», – негодовал глава Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства ни на что не способное «бабьё» – таков был его вердикт. Корень проблемы о. Дмитрий видит в том, что мужчины почти не участвуют в воспитании детей – часто бросают свои семьи, в педагоги не идут. В результате мальчики вырастают маменькиными сынками, которые, по словам протоиерея, слышат с утра до вечера – «кушай».

Решение проблемы предлагается радикальное: создать в каждом областном центре кадетский корпус, собрать «всю безотцовщину», набрать «хороших молодых офицеров» и платить им хорошее жалованье, чтобы они заменили мальчикам их «беглых отцов». Ещё, по мнению о. Дмитрия, необходимо ввести в школах квоту – не менее 40% мужчин-педагогов.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

Что не так с нашими мужчинами и кто за это в ответе, мы поговорили с экспертом «Стола», учителем этики и катехизатором Андреем Ошариным.

– В выступлении протоиерея Дмитрия Смирнова, которое послужило поводом для этой беседы, священник очень жёстко критикует наших мужчин. Не обсуждая всерьёз тех мер, которые он предлагает, хотелось бы все же понять, действительно ли с мужчинами в России все так плохо или здесь некоторое преувеличение?

– Да нет, проблема существует. Мальчики у нас действительно похожи на то, что описывает о. Дмитрий. Для меня, например, как для отца трёх девочек, это совершенно очевидно. Я хорошо помню молодых людей старшей дочери, которой сейчас уже 40 лет. Это правда, что мальчики в усечённых семьях, о которых говорит о. Дмитрий, крайне инфантильны, ни за что не хотят отвечать. И количество таких семей удручает. Значит, что папы действительно куда-то сбежали, никакой ответственности не несут и никакой мужественности проявить не могут. Это и есть одно из проявлений антропологической катастрофы, о которой писал Мераб Константинович Мамардашвили. Причём я совсем не склонен винить здесь женщин, хотя проблемы тут тоже есть. Женщина порой начинает быть настолько самостоятельной, что не всякий мужик это выдержит. Ненормально, когда женщина принимает на себя роль мужчины в семье. Но всё равно это проблема мужчины. Так уж, наверно, мне повезло, что в моей семье мужчина был мужчиной, а женщина женщиной.

– Что вы называете «антропологической катастрофой»?

– Когда мужчина не берет ответственности за свои поступки. Даже когда женщина делает какие-то ошибки – это все равно проблема мужчины, а не женщины. Меня так воспитывал мой отец: никогда не смей говорить ничего дурного про женщину, даже если ты с ней развёлся. А у меня этот опыт, к сожалению, есть. И виноват я в этом, а не женщина. Моя первая жена – очень достойный человек. Но я очень много работал, не по 8 часов в день. Работал и субботу, и воскресенье. Кому нужен такой муж? Это моя неопытность. Я очень рано женился… Но не отвечать за ситуацию я не имел права. Чем дольше живу, тем больше понимаю, что виноват был я. Хотя, конечно, под микроскопом можно что-то и у жены увидеть, но это не мужское занятие.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

– А эта катастрофа коснулась мужчин только в нашей стране или это мировая тенденция?

– Я думаю, что отчасти это мировая тенденция. Но, на мой взгляд, наиболее ярко она проявилась у нас. Есть объективные обстоятельства, на неё повлиявшие. В первую очередь это Сталин и война, именно в таком порядке, а не наоборот. Сталин сделал все, чтобы лучшие мужчины России погибли. Это хорошо показано в романе «В круге первом» Солженицына. «Шарашка» делится на две группы людей – тех, кто прогнулся и согласился сотрудничать с преступным режимом (как Сологдин), и тех, кто не прогнулся и ушёл на каторгу в Экибастуз (Нержин, Герасимович, Спиридон, Руська). Они оттуда уже не вернутся – погибнут, у них не будет потомков. 10–20 лет люди редко выдерживали в этих лагерях. Шарашка – это только «первый круг ада». Королев, Туполев, Стечкин – они же все прошли через шарашки и тоже сделали свой выбор. Когда об этом размышляешь, за себя становится страшно: я же тоже, получается, сын тех, кто выжил, а значит не выдержал, прогнулся, предал?

Идеология – это то, что помогает нам в определённых ситуациях зло идентифицировать как добро.

– Откуда же тогда в вас и осознание этой катастрофы, и чувство ответственности?

– Это милость Божья, это не я сам. Христианство дало мне толчок, чтобы начать разбираться, видеть эти вещи в себе, каяться за них. Страшно, когда людьми руководит идеология, а моё поколение было этим заражено: мы были пионерами, комсомольцами, кто-то был партийцем, свято в это верили. Идеология – это то, что помогает нам в определённых ситуациях зло идентифицировать как добро. Например, «идти по головам» в карьере – потому что так принято, сейчас даже детей ориентируют на успех. А это значит кого-то предавать, кляузничать, идти на неправду. Мы живём среди этого. Почти никто из святых в церкви не умер своей смертью, их всех гнали (хотя нам и Евангелие ничего другого не обещало). Меня поражает, насколько люди не хотят страдать, они будут подстраиваться под стаю, под общее мнение, даже вопросов себе не будут задавать – может быть, это не так? может, это неправда?

– Вернусь к роли мужчины в семье. Разве нельзя говорить о том, что нынешняя цивилизация многое изменила? И мужчина, и женщина работают, по сложности часто выполняют одинаковую работу. Может быть, нужно пересмотреть и степень ответственности мужчины и женщины за семью? Может, происходящее не повод называть мужчин «бабьем», а это просто признак времени, смена цивилизационной парадигмы?

– Может быть. Но я думаю, что о. Дмитрий имеет в виду все-таки другое. (Хотя со многими другими его тезисами – не из этого выступления – я не согласен.) Мне всегда очень трудно разговаривать с так называемыми феминистками. Вживую я, правда, феминисток не встречал, а с гендерными обидами сталкивался. Никто никогда в здравом уме не будет утверждать, что мужчины и женщины не равны. Мужчины и женщины равны перед Богом (особенно христиане на этом настаивают), но они неодинаковы: что-то заложено в мужском характере, а что-то в женском.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

– Что, например?

– Например, ответственность и мужественность. Мужчине они гораздо больше должны быть свойственны, чем женщине. Когда на меня сердятся за то, что я «недооцениваю женщин», хочется сказать: тогда идите кладите асфальт или забивайте сваи, если совсем упрощённо. А то, что женщина в каких-то областях может превосходить мужчину, – слава Богу! Пусть превосходит, если у неё ума больше, чести, мужественности. Ей будет трудно мужчину найти соответствующего, но это другая проблема. Прерогатива мужчины – это не пить водку и ругаться матом, а держать себя так, чтобы дети знали, кто в доме отец, а кто мать. Это понятные вещи.

– Не совсем понятно, объясните.

– Ну, например, когда ребёнка обидели, он к маме побежит? Наверно, да, поплакаться в юбку. А когда (этот пример приводит Клайв Льюис) ребёнка покусает соседская собака, с папой или с мамой они пойдут к соседу разбираться? Льюису на этот вопрос почти все отвечали, что с папой. Так что какие-то различия есть: что-то дано женщине, а что-то – мужчине. И счастлива женщина тогда, когда рядом с ней мужчина, на которого можно опереться.

– А почему среди качеств, присущих мужчине, у вас вместе с мужественностью идёт ответственность? Почему именно мужчинам она должна быть больше свойственна?

– Так сотворён человеческий род, что мужчина всегда отвечал и за семью, и за племя. Если взять любую историю, это нетрудно проследить. Были, конечно, и царицы… И я даже часто слышу, что женщины гораздо более выдержанны, более милосердны – может, им и надо руководить? Может, и надо, не знаю. Если мужчины стали совсем к этому не способны.

– В чем, по-вашему, причина повальной безотцовщины, о которой говорил о. Дмитрий?

– Мужчин нормальных нет! Где вы их возьмёте? Он либо пьёт, либо весь в работе и живёт для себя. Нет мужчин!

– Эта проблема в принципе решаема? Я не прошу оценивать предложение о. Дмитрия Смирнова…

– Иногда опускаются руки и хочется услышать хоть какое-то предложение. Это фантастическое предложение, его никак не реализовать. Но я служил в армии, под Хабаровском в стройбате, после дневного обучения в Плехановском институте. У меня Оля должна была тогда вот-вот родить, но мне категорически отказали в отсрочке. Ничего. Отслужил, не умер. Нескольких зубов, правда, лишился. Стройбат – это же в том числе и те, кто сидел, и призывники из среднеазиатских республик. Там простых слов не понимали.

– Понятно, что армия иногда бывает хорошей школой (только зубов там лишаются)…

– Я этого, кстати, не утверждаю, просто говорю, что я служил. Количество безобразий, которых я там насмотрелся за эти полтора года – это слишком для среднестатистической психики. Сейчас, я знаю, есть альтернативная служба. Но все-таки не суметь защитить свою девушку в опасности и потом всю жизнь носить в себе этот груз… Я бы сгорел со стыда. Это я продолжаю мысль о том, чем мужчины от женщин отличаются. У Константина Симонова есть слова, которые меня в своё время поразили: есть мужчины, которые берут справки и едут в Ташкент (то есть не идут на войну), и есть женщины, которые любят их и оправдывают их желание жить за счёт жизней других. В этой фразе хорошо передано, в чем разница между мужчинами и женщинами.

Я, честно говоря, думаю, что нормальных парней можно «наскрести» только среди христиан

– Согласна, армия, с оговорками, может быть хорошей школой для воспитания мужественности, но как-то печально, когда за нормальными мужчинами отправляют только туда…

– Нет, я туда вовсе никого не отправляю… Я, честно говоря, думаю, что нормальных парней можно «наскрести» только среди христиан. И то, далеко не все христиане являют в себе мужественность, порядочность, честность. Более того, в христианстве есть много лазеек, позволяющих оправдать свою трусость, подлость. Это, как правило, слова о послушании, о кротости. Люди, когда им это выгодно, одно подменяют другим: например, трусость – кротостью. У протестантского богослова Дитриха Бонхёффера есть замечательная мысль: глупость – это не свойство ума, а выход из положения. Это правда. Можно сделать вид, что ты не понял ситуации, и предать своего друга. Христианство часто, к сожалению, используют или как дубину, или для оправдания своих не очень красивых поступков. Я хорошо помню, у нас в армии был казах Нукаев, маленький, кривоногий. Светлого или высокого я в нем ничего не замечал. Один раз кто-то молодой из призывников ремонтировал машину – поставил её на ручник и ковырялся в ней, а потом стал разбирать какую-то часть, связанную с ручником напрямую. Ручник, конечно, отключился, и машина покатилась. А возле соседней машины лежал другой человек… И Нук (мы его так называли) бросился под колеса. Машина остановилась. Ему переломало семь рёбер, погнуло серьёзно грудную клетку, еле сумели выходить его. Вот вам и казах.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay

– Матерей-одиночек действительно много, это данность, от которой не уйти. Возможно ли в одиночку воспитать не «бабьё», чтобы хотя бы в следующем поколении ситуация была иной? Что для этого делать?

– Я думаю, что можно, но женщине это очень трудно. На каком-то этапе пацан должен начать понимать свою ответственность за мать.

– С какого возраста?

– Я думаю, что с лет 6–7 – это нормально. Парень должен понимать, что у него есть мама, которая может быть иногда и неправа, потому что устала: после работы ей приходится стирать, готовить и прочее, – и быть благодарным ей. Эта благодарность выстраивает из мальчика мужчину.

– Должен понимать – это да. Но как этого добиться?

– Не знаю. Я вообще думаю, что это чудо, если так происходит, потому что слова здесь не работают. Воспитание – это навык, изначально он прививается в семье: ребёнок смотрит на жизнь родителей и делает соответствующие выводы. А когда семья «наполовинку», откуда ему взять этот навык, где увидеть, как надо? Как он будет общаться с женой, когда женится? Он не знает этого, он этого никогда не видел.

– Из этого можно сделать вывод, что от матери, если она одиночка, ничего здесь уже не зависит. Поможет только чудо.

– Я знаю женщин, которые воспитали во всяком случае не подонков. И к матери дети относились с уважением, хотя растила она их одна. Когда родился второй мальчик, муж от неё радостно ушёл к более молодой и неуставшей. Какие бы слова про любовь-морковь мне этот мужик ни говорил, я ему не поверю ни на грош, что он мужик. Бросить жену с двумя детьми… Может, он и помогает материально, но это, по-моему, вообще не аргумент. Ещё бы он не помогал! Хотя и такие есть. Поэтому я считаю, что проблема о. Дмитрием Смирновым поставлена относительно адекватно, пусть и не совсем корректно.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Фото: pixabay