×

«Начинается цепь хронических проблем»

С 2014 года, после перекрытия Северо-Крымского канала, Крым регулярно недополучал пресную воду. Артезианские скважины больше не спасают полуостров, появляются солончаки. Чиновники хотят решить проблему оригинально: добыв воду для Крыма на дне Азовского моря – «Стол» разбирался в экологической драме
+

В конце минувшего июля российские СМИ сообщили о хороших перспективах в решении проблемы обеспечения Крыма питьевой водой, а на этой неделе – об экоциде на полуострове, связанном с нехваткой пресной воды. Главная надежда чиновников – имеющиеся запасы пресной воды под Азовским морем. Работы по исследованию качества воды и оценке разведанных запасов планируется завершить в сентябре, однако уверенности в том, что с окончанием этих работ проблема с питьевым водоснабжением будет решена – до сих пор нет. О возможных путях решения проблемы читателям s-t-o-l.com рассказывает старший научный сотрудник Института водных проблем Российской Академии Наук, кандидат геолого-минералогических наук Юрий Медовар. Собеседник ученого – наш автор, российский журналист Андрей Захватов, получивший в 1975 году специальность инженера-гидротехника и более 20 лет проработавший в проектировании и строительстве водохозяйственных объектов в России, Украине, Таджикистане и Афганистане.

– Как известно, ситуация с орошаемым земледелием и питьевым водоснабжением в Крыму начала ухудшаться в мае 2014 года, когда подача воды из Днепра на Крымский полуостров была перекрыта. Расскажите, пожалуйста, о предыстории этой проблемы.

– Окружённый Черным и Азовским морем Крымский полуостров площадью 26 тысяч квадратных километров представляет собой подверженную засухе территорию Степного и Горного Крыма. Идея направить воду Днепра в Крым известна ещё с середины XIX века. Но только в советский период для целей развития сельского хозяйства, орошения пригодных для выращивания сельхозкультур земель и для питьевого водоснабжения засушливых территорий Херсонской и Крымской областей Украинской ССР с 1961 по 1971 год был построен Северо-Крымский канал с водозабором из специально построенного на Днепре Каховского водохранилища.

Постепенное увеличение объема подачи на полуостров воды Днепра к концу 80-х годов позволило довести площади орошения примерно до 380 тысяч гектаров, из которых порядка 30 тысяч приходилось на производство риса. Канал подавал пресную воду в города Крыма и в десятки мелких и средних населенных пунктов. Было построено несколько рыбоводческих хозяйств, сельское население полуострова возросло на 200 тысяч человек. Годовой объем днепровской воды, подаваемой в Крым в 2013 году, составил 1,5 кубических километра.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Старший научный сотрудник Института водных проблем Российской Академии Наук Юрий Медовар. Фото: Сергей Митрохин/youtube.com

– Что произошло за истекшие 7 лет после перекрытия Северо-Крымского канала?

– Достоверные цифры потерь в отраслях экономики полуострова найти и назвать сегодня сложно. Насколько известно, в Крыму сегодня орошается порядка 13 тысяч гектаров. А о проблемах с водоснабжением городов можно не рассказывать – они хорошо известны. Крым подошёл к черте, за которой начинается цепь хронических проблем – в экологии, в развитии туризма, в уровне и качестве жизни населения.

Посчитали – прослезились

– Какими способами можно в принципе напоить водой Крым?

– На первый взгляд, подать пресную воду в Крым можно по трубе (акведуку) из бассейна Дона и Кубани. Но этот вариант даже не рассматривается, поскольку в нижнем течении этих рек уже давно наблюдается дефицит пресной воды. Артезианские водозаборы в Крыму работают на пределе возможностей.

Теоретически несколько улучшить состояние орошаемого земледелия и питьевого водоснабжения возможно за счет снижения потерь воды при её транспортировке и накопления запасов воды в водохранилищах из атмосферных осадков. Но и это не решит проблемы.

– А современные технологии опреснения морской воды, как в Израиле?

– Когда специалисты называют чиновникам цену вопроса опреснения одного кубометра воды, стоимость опреснительных установок и величину затрат электроэнергии, то и у видавших виды чиновников пропадает всякое желание даже беседовать на эти темы.

– Интересно, кому пришла идея добывать пресную воду для Крыма под Азовским морем? Специалистам или чиновникам?

– О наличии запасов пресной воды под дном Азовского моря специалистам было известно давно. Все прекрасно знают, что под каждым морем и под крупными озерами есть пресные воды. Скорее всего, столкнувшись с дефицитом питьевой воды в Крыму, большие чиновники решили заработать либо денег, либо звезду, как в случае с Керченским мостом. Меня, кстати говоря, удивило недавнее заявление приближенных к чиновникам «специалистов», которые утверждали, что для установления солёности воды нужно время. Ничего этого не нужно – точный экспресс-анализ делается тут же, и установить, какая это вода – соленая, солоноватая или пресная, можно сразу после получения проб.

Наш Институт водных проблем в минувшем веке занимался проблемой разгрузки пресной воды под дном Черного моря. У нас было своё судно, и специалисты методом сейсмоакустики провели съёмку морского дна с датчиками минерализации на разных глубинах. Как только мы видели, что происходит резкое падение солёности воды, например, вверху 20 промилле, а на глубине 1 промилле, так следовал вывод – там есть пресная вода. И уже тогда возник вопрос – зачем искать и исследовать запасы под дном моря, если туда разгружаются подземные воды с берега и для их перехвата можно построить береговые водозаборы.

– Известно, что в советский период в море, у побережья Абхазии вблизи поселка Гантиади и Гаграх наблюдались проявления «кипящей воды» в Черном море – это подземные пресные воды, прорывая морское дно, вырывались на поверхность моря, но дебет воды был незначительный. Известны ли подобные проявления в зарубежных странах? И есть ли случаи успешной практики добычи пресных вод под морским дном?

– Подводные источники пресной воды известны в ряде районов Средиземного моря – в районе французского города Канны, недалеко от итальянского города Сан-Ремо, в Адриатическом море возле берегов Хорватии. В научной литературе описан подводный источник в районе греческого порта Неаполис, который используется для обеспечения местных поселков питьевой водой, но объем добычи пресной воды небольшой.

Вместе с тем, известно, что пресные воды разгружаются в моря двумя путями – непосредственно через поверхностный сток и за счёт потоков подземных вод. Поэтому возникает вопрос к российским чиновникам – ребята, зачем нужно бурить морское дно, если можно перехватить подземные воды на берегу?

 Медиапроект s-t-o-l.com

Северо-Крымский канал. Фото: Тарас Литвиненко/РИА Новости

Где взять воду для Крыма

– А на каком расстоянии от берега моря необходимо устраивать береговые водозаборы для успешного перехвата подземных вод?

– Вы задали серьёзный вопрос. Мне не так давно звонили из Ростова-на Дону и рассказали о проблеме – во время интенсивного водозабора подземных вод в водоносный горизонт вследствие разницы в давлении начала поступать солоноватая морская вода. Это явление называется интрузией морской воды, при которой в пресный водоносный горизонт будет подтянута морская вода и сделает питьевую воду непригодной. За рубежом такая опасность была установлена на приморских территориях Калифорнии, в Италии. Чтобы правильно разместить сеть береговых водозаборов, необходимо провести гидрогеологические изыскания с последующим гидродинамическим моделированием, которое позволит установить границы водоносного слоя пресной воды, оценить ее запасы и рассчитать максимальный объём откачиваемой пресной воды, чтобы не заместить её морской водой.

– Что произошло с подземными водоносными горизонтами Крыма после перекрытия Северо-Крымского канала?

– Семилетний интенсивный водозабор подземных вод привел к падению их уровня и объема, и пресная вода стала замещаться солоноватой морской водой. С другой стороны – чистые подземные воды стали получать загрязнённые с поверхности грунтовые воды. Очень пострадало сельское хозяйство – площади поливного земледелия десятикратно уменьшились, появляются солончаки и чтобы промыть засоленную почву и вернуть ей плодородие, нужны колоссальные объёмы пресной воды. Замечу, что о себестоимости добычи кубометра пресной воды в морской и прибрежной зоне чиновники и специалисты сегодня не говорят, потому что цифры составят величину, при которой вся чиновничья затея окажется не просто убыточной, а разорительной. Чиновники говорят сегодня только о миллиардах, выделяемых на бурение морского дна.

– Юрий Анатольевич, один из принципов нашего издания – никакой политики. Тем не менее, задам Вам вопрос, без которого Ваше интервью будет незаконченным. Каким Вы видите решение проблемы орошаемого земледелия и питьевого водоснабжения Крыма?

– В ходе разговора мы с Вами затронули все основные возможные варианты решения проблемы обеспечения Крыма пресной водой. Все эти варианты и сложности в их осуществлении были известны еще в 50-х годах минувшего века, когда советские инженеры приняли решение строить Северо-Крымский канал, в голове которого расход пресной воды составляет 300 кубометров в секунду. Чтобы было более понятно – это 5 железнодорожных цистерн чистой пресной воды, которая выливается в секунду. Прошло 60 лет и реальной альтернативы Северо-Крымскому каналу – нет. Поэтому вместо того, чтобы тратить огромные деньги на сомнительный проект добычи воды из-под Азовского моря, стоит задуматься вот о чем.

Несмотря на проблемы в межгосударственных отношениях России и Украины, объем взаимной торговли между двумя странами в минувшем году составил около 10 миллиардов долларов. Это в 1,5 раза больше взаимного товарооборота России с Италией и близко к объему взаимной торговли России и Франции. Пресная вода, которую можно подать в Крым по Северо-Крымскому каналу, – это такой же природный ресурс, как руда, лес, газ и нефть. Поэтому руководству двух стран, видимо, есть смысл вернуться к обычному межгосударственному торгу – «ты – мне, я – тебе».

Включить уведомления    Да Нет