×

Неуловимые мстители Дмитриева

«Проект.медиа» попытался объяснить, почему силовики преследуют историка Дмитриева, но объяснил многое о своей аудитории



+

Историку Юрию Дмитриеву отклонили кассационную жалобу, оставив в силе ужасающий приговор – 13 лет колонии. В очередной раз все обсуждают возможные причины этой несправедливости и жестокости, и одна из версий, которая привлекла неподдельное внимание, связана с расследованием «Проекта». Она небезынтересна с точки зрения того, что происходит в сознании наших людей: предполагается, что органах безопасности есть личный враг Дмитриева, который мстит историку вовсе не за то, что он делает в настоящем, а за то, что Дмитриев имеет отношение к публикации данных о палачах из НКВД и что среди этих палачей нашёлся родственник мстителя, нынешнего сотрудника ФСБ Серышева.

Сразу оговорюсь, что система доказательств, представленная «Проектом», не кажется мне убедительной. Вернее, она убедительна только для строго определённой аудитории ресурса и вряд ли убедительна для тех сред, где, как предполагается, обитает Серышев. Однажды я побывала в музее питерского следственного изолятора № 1 «Кресты» и прекрасно помню картинку: портреты руководителей этих «Крестов» висят рядом с теми узниками, кого в «Крестах» сгноили, буквально в одном ряду. Для устроителей музея и те, и другие – знаменитые люди, которые прославили это место. Проблема этической оценки, стыда за преступные деяния прошлого просто не возникает. Мы видим, что портреты массовых палачей (того же Сталина, Ягоды) продолжают украшать присутственные места, а идея вернуть Дзержинского на площадь перед Лубянкой не является маргинальной. Как после этого верить в то, что отдельно взятый винтик отлаженной системы силовых ведомств может стыдиться прошлого собственного отца из НКВД? Мстить за  обнародование рода его занятий?.. Я полагаю, что в нормальном (то есть в реалистичном) случае он, скорее всего, должен воспринимать своего деда как родоначальника династии, считать себя «голубой кровью» и т.д. Не говоря уже о том, что не Дмитриев занимался собственно публикацией имён палачей – это делал «Мемориал», и если обыватель ещё может спутать субъектов действия, то человек из системы – вряд ли.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Юрий Дмитриев. Фото: memo.ru

«Трудное прошлое» продолжает быть тесно связанным с настоящим, а вина дедов – буквально сказывается на преступном поведении потомков

Однако в расследовании характерен и значим сам ход рассуждений, согласно которому «трудное прошлое» продолжает быть тесно связанным с настоящим, а вина дедов – буквально сказывается на преступном поведении потомков. Форум «Имеющие надежду» не так давно проводил социологическое исследование, затрагивающее схожие сюжеты, вопросы того, стоит ли «ворошить» события ХХ века, называть имена палачей, приносить покаяние за действия предков. Единого мнения там высказано не было, хотя в целом концепция покаяния оказалась куда более близкой нашим респондентам, чем полагали изначально эксперты. Часто приходится слышать, что покаяние, сама идея о связности деяний предков и жизни потомков – опасная абстракция, чуть ли не «ересь», которая пугает социологов и учёное сообщество. Но, видимо, она пугает только при «лобовом» подходе, на глубине же оказывается по-своему  созвучной авторам и аудитории «Проекта» – как раз той экспертной среде, которая славится критическим подходом ко всем не-рационализируемым явлениям.

Выясняется, что «внук энкавэдэшника» из ФСБ воспринимается как лучший претендент на роль злодея, что трудное прошлое – не страшилка, оттягивающая от насущной политической борьбы, а резервуар для самовозобновляющегося «трудного настоящего», фантомных болей сегодняшнего дня.

А самое главное – непонятен выход из этой подсознательной обеспокоенности собственной историей: если мы боимся Серышева сейчас, как излечить этот страх в будущем? Сплошной люстрацией «внуков палачей»? Так неоднократно говорилось, что их слишком много, что жертвы и палачи – это часто перемешанные множества людей и т.д., и т.п. Будем надеяться на «перевоспитание» сотрудников ФСБ некоей чудесной властью России будущего? Или пусть хотя бы их «держат в узде» –  спрячут объект нашего страха куда подальше?..

 Медиапроект s-t-o-l.com

Помощник Президента Анатолий Серышев . Фото: Администрация Президента России

Всего этого удивительно недостаточно для этического перерождения страны. Работа над нашим прошлым требует не просто «суда» или «чистки» (не дай Бог), а нравственного самоотчёта общества, как называл покаяние философ Сергей Хоружий. Неправы те, кто думают, что время для покаяния ещё не настало – оно как раз сейчас. Только опыт нравственного личного и общественного самоотчёта открывает возможности для жизни вместе – всем потомкам ХХ века. Даже если обретать его сначала придётся не тем, кто более виновен, а тем, кто более готов.

Включить уведомления    Да Нет