×

Революция как личный опыт?

В Москве прошел экспертный круглый стол «Церковь о революции»
+

26 июля в Москве прошел экспертный круглый стол «Церковь о революции» с участием священников, журналистов, социологов. Насколько востребована в России церковная оценка событий 1917 года? Какие дискуссии в связи со столетием революции ведутся сегодня в православном сообществе? На эти и другие вопросы отвечали участники встречи.

Отправной точкой для разговора стали результаты двух медиаисследований. Первое было посвящено изучению основных подходов церковных СМИ к теме революции в связи со столетием трагических событий. В рамках исследования был проведен дискурс-анализ высказываний церковных спикеров – священников, преподавателей духовных академий, членов православных объединений, людей, подчеркивающих свое православное вероисповедание.

«Главный вывод, который мы сделали, это то, что дискуссия оказалась поверхностной. И это печально», – подчеркнула соавтор исследования журналист, редактор отдела политики журнала «Огонек» Ольга Солодовникова. По ее словам, «две трети текстов ограничиваются констатацией, повторяют шаблонные фразы “это была трагедия”, “нужно усвоить уроки”, но нет никакой попытки размышления о том, какие именно уроки, почему именно произошла трагедия и так далее».

Круглый стол. Церковь о революции. Ольга Солодовникова Медиапроект s-t-o-l.com

Ольга Солодовникова

Прослеживается два варианта трактовки событий 1917 года. Произошедшее подается либо объективистски и безоценочно (просто пересказываются факты, не дается никакого осмысления произошедшего), либо идеологически (как правило, в рамках концепции «непрерывной» истории, для которой эпоха большевизма делается как бы преемственной по отношению к истории прежней России).

В интернет-пространстве и диалогах в социальных сетях складывается несколько иная ситуация. Виктория Мерзлякова, кандидат культурологии, доцент РГГУ и РАНХиГС, старший научный сотрудник НИУ ВШЭ представила свое исследование «Революция. Церковь. Соцсети». Изучив материалы официальных групп в сети «ВКонтакте», она проанализировала, как воспринимаются сегодня темы, связанные с революцией и событиями Октября 1917 года в тематических православных сетевых сообществах.

Виктория Мерзлякова отметила, что в соцсетях есть попытка поиска ответа на вопрос «Что делать?». Пользователи пытаются найти именно прагматический, продуктивный выход в конкретных делах (например, восстановлении храмов или сохранении памяти о людях или местах трагедий).

Вместе с тем, изучая интернет-пространство, Виктория пришла к выводу, что в разговоре о революции сегодня очень не хватает личных историй, рассказов о конкретных людях, семьях и их судьбах. «Этот потенциал социальные сети используют недостаточно. А именно рассказывание историй (story telling) могло бы стать наиболее важной, значимой составляющей в развитии дискуссии о революции, – сказала она. – Историю трагических событий можно передать не только сухими фактами, но и облечь в понятный, интересный читателям разговор».

О личном, человеческом измерении истории говорил и Дмитрий Рогозин, социолог, директор Центра методологии социальных исследований РАНХиГС: «События 1917 года – колоссальная человеческая трагедия. Погибли десятки тысяч людей. И смотреть на эту трагедию следует через личную историю, через переписку наших прадедов и дедов». Дмитрий Рогозин подчеркнул, что события 1917 года – не только прошлое столетней давности, но они имеют непосредственное отношение и к нам сегодняшним. «Если это событие коснулось моего деда или отца, это не далеко, это совсем рядом, это – настоящее. Мы все еще живем в этой истории», – сказал он.

Дмитрий Рогозин ( в центре) Медиапроект s-t-o-l.com

Дмитрий Рогозин ( в центре)

Рассказом об истории своей семьи поделился протоиерей Георгий Митрофанов, заведующий кафедрой церковной истории СПбДА, сравнив жизненный путь своих «двух дедушек». «Один – погибший – был офицером, второй, выживший и ставший моим реальным дедушкой, благополучно отсиделся всю Первую мировую и гражданскую войну, стал советским служащим, – рассказал отец Георгий. – Сравнивая своих двух предков – несостоявшегося деда (жениха моей бабушки) и состоявшегося, ставшего ее мужем в 20-е годы, я могу делать выводы: мой реальный дед был, конечно, хороший человек, но, наверное, хуже того, который погиб. Примечательно, что погибли они одинаково – им обоим снесло голову осколками. Только моему несостоявшемуся деду, капитану Андрею Муромцеву, – в 1919 году во время артиллерийской дуэли бронепоезда, которым он командовал, а моему реальному деду – во время боев в Сталинграде. И произошло это в один и тот же день – 21 сентября 1919 года и 1942 года».

Отец Георгий заметил, что задаваясь вопросом о том, чьими потомками мы являемся, важно помнить, что начиная с 1917 года «за короткое время было убито огромное количество хороших русских людей, а много плохих русских людей остались жить и пытались приспособиться к обстоятельствам. И мы с вами в большинстве своем являемся потомками последних».

Круглый стол. Церковь о революции. Георгий Кочетков Медиапроект s-t-o-l.com

Священник Георгий Кочетков

Участники круглого стола фактически подтвердили один из выводов исследования: внятной церковной оценки событий 1917 года нет. И конструктивных дискуссий на эту тему тоже не ведется ни в церкви, ни в обществе. «Есть отдельные христиане, но церковного общества как некоего единого организма нет, поэтому не удается достичь единства во взгляде на духовную природу революции», – отметил Дмитрий Гасак, первый проректор Свято-Филаретовского православного христианского института. «Когда мы говорим о церкви, мы плохо представляем, о каком субъекте идет речь», – пояснил он. По мнению Дмитрия Гасака, для выработки духовных, церковных оценок нужно сообщество людей, способных такие оценки производить, а не просто высказывания отдельных официальных представителей.

Ректор Свято-Филаретовского православно-христианского института священник Георгий Кочетков отметил, что самой страшной потерей в результате революции были люди. «Да, было разрушено огромное количество храмов и памятников культуры. Но самое страшное – мы потеряли людей, причем лучшую часть нашего народа и общества, – подчеркнул священник. – Количество погибших людей неисчислимо, это коснулось каждой семьи. Поэтому тема революции – тема духовная, экзистенциальная, личная. Она касается и прошлого, и настоящего, и будущего. Было бы хорошо, если бы современные люди это знали, восстанавливали истории своих родных».

В дискуссии также приняли участие Роман Лункин, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН; Сергей Филатов, социолог религии, руководитель проекта «Энциклопедия современной религиозной жизни России»; Андрей Мельников, ответственный редактор газеты «НГ-Религии»; Светлана Солодовник, обозреватель «Ежедневного журнала», публицист; Евгений Стрельчик, главный редактор «Журнала Московской Патриархии»; Алексей Малашенко, руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций»; Юрий Данилов, руководитель Информационно-аналитического управления Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ РПЦ.

Евгений Стрельчик. Круглый стол. Церковь о революции.  Медиапроект s-t-o-l.com

Евгений Стрельчик

Круглый стол прошел в преддверии ежегодного фестиваля «Преображенские встречи», который традиционно состоится в конце августа в КВЦ «Сокольники». Организатор экспертной встречи – медиапроект «Стол» и аналитический центр s-t-o-l.com.