×

Технология лжи: как управляют нашим сознанием

Теория заговора – не меньшая манипуляция сознанием, чем сам предполагаемый заговор, считают критики популярной сегодня теории Овертона
+

Последователи теории уверены, что внушить обществу можно самые безнравственные идеи, чем якобы и занимается в России западная пропаганда.

Понятие «окно Овертона» стало активно обсуждаться в отечественных СМИ с 2014 года. Тогда один из блогеров, авторизовавшийся под ником zuhel, разместил в своем ЖЖ пост под названием «Технология уничтожения». В нём описывалась теория ныне покойного американского социолога, бывшего старшего вице-президента Mackinac Center Джозефа Овертона, в которой утверждается, что даже самые грязные и безнравственные идеи могут быть отмыты, легализованы и законодательно закреплены.

Появление этой статьи в блоге zuhel кардинально изменило отношение российских журналистов к теории Овертона. Если ранее, согласно исследованиям «Медиалогии», «окно Овертона» упоминалось всего несколько раз в год, то в 2017 году эта тема с участием федеральных СМИ поднималась 1 735 раз. Теория стала применяться в практике социологических исследований как модель, которая якобы научно объясняет происходящие в стране и мире явления.

«Окно Овертона» – рождение русского мифа

Упав на российскую почву, теория приобрела конспирологический характер, мало связанный с именем её создателя, но в полной мере показывающий, как происходит зарождение мифологии заговора. Опубликовавший памятный пост москвич Евгений Горжалцан (ник zuhel) входит в ряды прокремлёвского движения с левым уклоном «Суть времени», основанного известным политологом и общественным деятелем Сергеем Кургиняном. Его «дочку», организацию «Родительское всероссийское сопротивление», во время открытия в 2013 году даже лично поддержал президент Путин.

В ходе переписки с Republic Горжалцан не стал скрывать своего авторства поста, добавив, что целью размещения публикации было желание привлечь внимание общественности к процессам растабуирования неотменяемых социальных барьеров, которые впоследствии приводят к гибели обществ.

Возникновение теории заговора

После трагической гибели Овертона в 2003 году оставшиеся научные наработки были хорошо «проанализированы», что привело к открытию, сравнимому по резонансу с появлением термоядерного оружия.

По мнению российского социолога Виктора Вахштайна, Овертон никогда не занимался социологией, а диссертацию защищал по теме юриспруденции. Плоды своих интеллектуальных разработок он размещал на сайте центра общественной политики Mackinac Center, в котором занимал должность вице-президента. В середине 90-х годов он выступил с докладом, главная мысль которого сводилась к идее эффективного воздействия на общественное мнение при условии попадания в окно возможностей.

Нужно вписать идею в контекст общественных представлений, применяя необходимые метафоры и переносы

Это произойдёт, если политический лидер сможет добиться позитивной оценки обществом своего послания. Для получения подобного эффекта нужно вписать идею в контекст общественных представлений, применяя необходимые метафоры и переносы. Невозможно просто заявить о внедрении системы «Платон» или участии в сирийском конфликте – следует представить решение необходимым и оправданным. Такой ход именуется процедурой рефрейминга и подразумевает перевод заявления политика из одного дискурсивного сегмента в другой.

Как утверждает Вахштайн, речь идёт о нарративном фреймировании, регламентирующем правильную подачу сообщения. Концепция Овертона лишена научного обоснования, она представляет собой фрагменты различных концептов, взятых из теории фреймов и обильно сдобренных идеологическим содержанием.

Спустя несколько лет после гибели Овертона его бывший коллега Джозеф Леман во время телеэфира знакомится с писателем Гленном Беком и рассказывает ему об «окне политических возможностей», ранее упоминаемом в выступлениях Овертона. Вероятно, в это время Леман задумал превратить эту метафору в «научную теорию» и с этой целью занялся её технологизацией, приводя в качестве примера ставший уже хрестоматийным случай с узакониванием каннибализма. Ну а дальше всё пошло по хорошо знакомому сценарию – раскрутка в интернете, реклама и совершенно гениальный ход: написание и издание романа Бека «Окно Овертона» и книги самого Лемана с очень похожим названием «Окно Овертона: сделано в Мичигане».

Американцы здесь ничем не удивили, так как ещё со времён памятного Дейла Карнеги умело раскручивают приносящий доход бизнес-концепт, который заключается в способности выдавать банальности за «суперидеи».

Удобное средство манипуляции

Но почему теорию Овертона трудно назвать истинной и что в ней уязвимого? Политолог из РАНХиГС Екатерина Шульман отмечает, что понятие «окно Овертона» в публичной дискуссии больше связано с конспирологическими теориями, являясь подвидом магического мышления. Концепция предполагает материализацию предмета после его публичного оглашения, что в политике в принципе невозможно. Нельзя вступить с обществом в диалог по несуществующей проблеме – вполне вероятно обмануть аудиторию фейковым событием, но даже оно, чтобы стать обсуждаемым, должно упасть на почву определённой общественной потребности.

Модный ныне термин «хайп» означает сгусток внимания и интереса аудитории к чему-либо

Как утверждает социолог Юлия Крижанская, общество — слишком сложная система, чтобы им можно было технологически манипулировать и целенаправленно воздействовать, пускай и с замедленной скоростью. Особенно это касается идеалов, ценностей, принципов, норм и целей.

Сторонники окна дискурса убеждены, что СМИ и социальные сети реально способны манипулировать мнением социума, навязывая ему некие ценности. Однако в современном обществе сделать это становится всё труднее из-за огромного количества информационных источников, которыми располагает среднестатистический человек. В результате все стремятся угадать, что общество считает актуальным. Модный ныне термин «хайп» означает сгусток внимания и интереса аудитории к чему-либо. Его источником выступает не человек, а некое событие или проблема.

Запустившему волну Горжалцану удалось поймать «хайп». Как считает ведущий эксперт Центра политтехнологий Алексей Макаркин, принятие многими людьми «окна Овертона» связано с постановкой вопроса, ответ на который они не могли найти самостоятельно: почему ценности или явления, ещё вчера считавшиеся неприемлемыми, сегодня одобряемы и обязательны для всех? Макаркин не сомневается, что если бы автором концепции выступил русский учёный, отношение к ней было бы более сдержанным. В случае с Овертоном сработало его западное происхождение, а также статус доктора наук и учёного.

Теория органично интегрировалась в идеологические представления российских охранителей, очень опасающихся «троянского коня» в виде иноземных ценностей. По схожему сценарию отвергали западную музыку и пропагандировали в начале 90-х известный «план Даллеса». В более давние времена подобным образом пробивало себе дорогу христианство в Древнем Риме. Примерно это утверждал и Махатма Ганди, говоря, что сначала тебя не видят, затем смеются над тобой и борются с тобой, после чего ты побеждаешь.

Кто может изменить общество?

Социум постоянно меняется, и поставить под контроль этот процесс желают многие. При этом реально повлиять на общественное мнение способны не политические, а культурные элитные группы, которые имеют высокий моральный авторитет и способны порождать значимые смыслы, идеи и ориентиры, отмечает руководитель Левада-центра Лев Гудков. Однако всё это происходит очень медленно и поступательно.

Публичные персоны раздвигают или сужают границы зоны дозволенного

На формирование общественных представлений значительно влияет личный опыт и позиция лидеров мнений, говорит Макаркин. Подобным образом в Соединенных Штатах утверждали равноправие гомосексуалистов, женщин и темнокожих. Но благодаря «окну Овертона» неудобные запросы общества переводятся в категорию мнимых и логически сконструированных.

Лидеры общественного мнения, говорит Шульман, отвечают на возникший общественный запрос. Публичные персоны раздвигают или сужают границы зоны дозволенного. Они могут на личном примере показать преимущества промискуитета, расовой нетерпимости или семейного насилия.

Многие люди начинают терять внутреннюю гармонию, вынужденные поддерживать навязанный фейк, порождённый чужими принципами

Чем опасен Овертон?

По мнению Вахштайна, проблема «окна» куда глубже, нежели простое расхождение с действительностью. Оно провоцирует параноидальную логику теории заговора, не имеющую отношения к научному знанию. Теорию Овертона можно рассматривать как самозванку, претендующую на статус серьёзного научного проекта.

К технике, описанной Овертоном, прибегают, чтобы придать обществу необходимый вектор развития, при этом интересы человека отходят глубоко на второй план. Между тем многие люди начинают терять внутреннюю гармонию, вынужденные поддерживать навязанный фейк, порождённый чужими принципами. Человек теряет нравственные ориентиры, забывает о своих корнях и родной культуре.