×

Три вопроса наследному принцу и его маме. Post scriptum

Наш журналист Алина Гарбузняк задалась вопросом о правомерности притязаний представителей Российского Императорского Дома на российский престол. И теперь ей надо за это ответить. Ниже мы предлагаем ознакомиться с текстом её ответа
+

P. S. Читатели нашего медиапроекта весьма резонно задали мне вопрос: как может христианин судить о человеке на основании грехов его предков? Отвечаю: не может и не должен. А может ли христианин судить о человеке на основании его отношения к грехам своих предков? Думаю, да. Мне не все равно, как мой ближний относится к своему деду-чекисту или, точнее, к самому факту, что в его роду такое было. Я не нашла в прессе публичных высказываний Марии Владимировны и Георгия об образе действий их ближайших родственников во время войны. Но, судя по их уверенным притязаниям на «российский престол», этот образ действий не обнулил их «священных прав» престолонаследия (закроем глаза на то, что начиная с императора Павла по женской линии престол не наследуется). Как в 1917 году не обнулило их предательство Кирилла Владимировича. Блудный сын, промотав полученное от отца имение, вернулся с покаянием и попросился к нему в работники. Не комильфо возвращаться царем в страну, которую предали твои родители и деды. В нее нужно вернуться как-то по-другому. А там, глядишь, и перстень, и лучшие одежды, и пир горой, кто знает?