×

Бог за кадром Андрея Звягицева

Почему Андрей Звягинцев снимает фильм о христианстве, но, кажется, не для христиан – узнавал Сергей Быструшкин
+

Звягинцев, в сущности, нерелигиозный человек. Но он умеет глазами христианина взглянуть на те ситуации, которые он экранизирует. По крайней мере, так считает искусствовед и киновед Елена Строганова:

Звягинцеву часто бросают упреки, что он не слушает критиков, погряз в своем библейском символизме и совершенно оторвался от реальности. Звягинцев прислушался – так появилась «Елена».

В рамках лекции-просмотра, которая прошла недавно в культурном центре «МосАрт», Строганова разобрала Звягинцева на кадры.

Чего все так носятся с этим Звягинцевым? Этот вопрос нередко можно услышать от критиков. Может быть, потому что даже бытовую драму о пожилом муже и молодой жене он может насытить глубоким смыслом и вывести рядовой конфликт на метафизический уровень. Настоящей трагедией для режиссера, по его собственным словам, стала рецензия на фильм «Возвращение», выдержанная в стиле «отец вернулся к детям».

– Режиссёр рассказывал, что когда ему показали рецензию на его фильм «Возвращение», долгое время он больше вообще ничего не хотел снимать. А все потому, что в рецензии говорилось, что это фильм – бытовая драма о конфликте отца с сыновьями, – поведала Строганова.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Кадр их фильма А. Звягинцева «Возвращение»

В самом начале этого фильма, когда неожиданно вернувшийся отец лежит на кровати, мы видим четкую параллель с картиной Андреа Мантеньи «Мертвый Христос». Даже если зритель не сразу улавливает эту параллель, режиссер совместно с оператором по неестественной позе героя, дают понять, что здесь нечто большее. Не сразу можно уловить высокий смысл, когда глава семьи преломляет курицу и раздает ее детям – параллель с разделяющим хлеб Христом, но опять же в кадре ощущается какой-то метафизический смысл.

А в своей работе «Изгнание» Звягинцев строит кадры так, что беседа главных героев проецируется на сюжет изгнания Адама и Евы из рая. Много внимания уделяется свету. Мужчина на черном фоне, в темных одеждах, героиня – в белом. Весь фильм режиссер настраивает симпатию зрителей к ней. Конфликт вроде бы предельно прост: от кого ребенок? Но в самом начале, где мальчишка на велосипеде вручает героине письмо на манер Ангела, благовествующего Богородице, бытовая проблема сразу поднимается на другой уровень. Дети-то Божии! И все обвинения, бросаемые ее мужем, воспринимается совершенно иначе. И дальше в каждом кадре ты продолжаешь искать аллюзии.

 Медиапроект s-t-o-l.com

Кадр их фильма А. Звягинцева «Елена»

В «Елене» режиссёр гораздо больше внимания уделил именно истории. Отчасти это было сделано потому, что ему часто намекали на его увлечение Библией. В фильме минимум музыки, звуковое сопровождение вторично по отношению к происходящему на экране.  По сути, главным назначением музыки в фильмах Звягинцева является подчеркивание физического и духовного движения героя в отдельных эпизодах. Это неоригинальные закадровые композиции Ф. Гласса, А. Пярто, И. Баха и оригинальная (А. Дергачев), несущая в себе духовно-религиозную направленность. И в итоге даже современная и лишенная вот это фирменного звягинского второго «хтонического» плана «Елена» содержит в себе массивный пласт христианских смыслов.

– Иногда атеист может увидеть мир христианства глубже, чем верующий человек хотя бы потому, что христианин уже нашел Бога и успокоился, а неверующий постоянно ходит рядом с Ним, но еще познакомился. На мой взгляд, каждый фильм Звягинцева – это попытка режиссера подойти поближе к Богу.