×

Борода или новогодний недодетектив

В кронах старых дворовых каштанов и акаций запуталась огромная ледяная борода
+

На облезлой, как мокрая кошка, ёлке висели блестящие, местами облупленные, елочные игрушки, привезенные Дворничихой родительского дома из южного пыльного городка ее детства.

Сухие иголки время от времени осыпались и шелестели, ударяясь о золотисто-рыжие бока шаров. В голове Дворничихи, казалось, тоже мигали цветные картинки – одна чуднее другой, как лампочки в гирлянде.

Вчера засиделись с зашедшими на тепло и последний праздник гостями допоздна, и сегодня совсем не хотелось вставать на работу.

Внезапно за окном что-то тяжелое ухнуло вниз и разбилось. Она вздрогнула, повернулась на своем жестковатом диванчике и вдруг увидела, как по плешивой елочной ветке медленно сползает её любимый оранжевый шар, припорошенный фальшивым снегом. Не успела его подхватить, и он, как пустое куриное яйцо, разлетелся по деревянному полу мелкой стеклянной скорлупой. «Вот так разбивается год за годом и моя жизнь, а я ничего не умею в ней изменить», – подумала она, представляя себя героиней любимого телесериала.

Дворничиха с детства любила выдумывать о себе красивые истории и не любила своей нынешней профессии, потому что, работая, ей приходилось своими руками уничтожать сказки: красивые осенние листья и первый снег приходилось сгребать в бурые безобразные кучи, которые потом увозились на таких же бурых пугающих машинах, а веселые ледяные дорожки, накатанные детьми, засыпать песком и крупной солью, оставляющей потом на обуви омерзительные разводы. Несколько неудачных попыток устроиться в столице на работу по специальности определили её судьбу: она стала дворником и даже получила комнатку от ЖЭКа в этом же дворе. И думала, что в какой-то степени ей повезло – не нужно далеко на работу ездить.

Но сегодня в кронах старых дворовых каштанов и акаций запуталась огромная ледяная борода. Её клочья вместе с обломанными сучьями валялись и на земле. Ветки, как скамеечные старушки, осуждающе тыкали в Дворничиху деревянными пальцами. С буреломом, она справилась быстро (признаться, Дворничиха больше боялась настоящих старушек). Вот только как быть с бородой? Она нерешительно замерла, оперевшись на метлу, и запрокинула повязанную теплым платком голову, глядя вверх. В рыжей робе поверх дутой куртки она сама была похожа на большой ёлочный шар.

– Чья это может быть борода? Может Его Самого? Но что же здесь делает Его борода?

Дворничиха принялась строить предположения: может, её оставил кто-нибудь из тех бедолаг, которые часто бывали у нее, иногда какое-то время даже жили.

Дворничихе нравилось помогать людям или, как она выражалась, «спасать заблудившие души». Эти «души» после «спасения» часто забывали у неё свой нехитрый скарб и, как правило, не возвращались за ним. Но разве возможно забыть бороду? Наверное, да, если она не настоящая: однажды один поссорившийся с женой пожилой безработный актер, забыл у неё свою вставную челюсть.

Обман дедморозьих бород дворничиха раскрыла в детстве. Но теперь забавная мысль вдруг пришла ей на ум. А что если Дед Мороз все-таки существует, но без бороды? Он – не дед, а молодой мужчина и борода накладная, для солидности. Ну, конечно! Дворничиха улыбнулась, представив, что и он может вдруг прийти к ней, если окажется поблизости по своим дедморозовским делам. Ему ведь тоже, наверняка, бывает грустно и одиноко. Мужчины гуляют сами по себе, но любят тепло и уют, и чтобы сытно кормили. Он придет к ней в самую непогоду, усталый и продрогший, она нальет ему наваристого борща со сметаной, может быть, даже испечет пирог, будет отпаивать горячим чаем с лимоном и медом. А утром пока её гость спит, постирает его красный изрядно потрепанный мешок.

И вскоре дворничиха встретила своего молодого Деда Мороза. Он был сказочный: веселый, сильный и умный. Он починил в её доме покосившиеся дверцы и полки, поменял лампочки, починил кран и тот перестал капать. В феврале, как в сказке о двенадцати месяцах он раздобыл для неё подснежники, но весной в одно утро ушел, забрав свою ненастоящую бороду и оставив на память подарок, который и появился прямо в новогоднюю ночь через положенные девять месяцев.

***

– Моя мама – ёлочная игрушка, а отец Дед Мороз, – с гордостью заявляет всем Новенький. – Это потому, что я родился в Новый Год.

Новенький… странный какой-то! Дети с любопытством рассматривают его.

– Вот! – Демонстрирует Он всем ёлочный рыжий шар, покрытый фальшивым снегом. На шаре нарисована птичка.
– Это твоя мама? – прыскают девочки.
– Мама заколдована. Она внутри.
– Твоя мама джинн? – удивляются они, вспоминая мультфильм про Алладина и волшебную лампу. Недавно их интернату подарили большой телевизор.

Новенький не знает, что такое «джинн» (в их доме не было телевизора, и ему не читали восточных сказок). Злится. Ему кажется, что девочки обозвали его маму нехорошим словом.

– Мой папа Дед Мороз, он всех вас заморозит. – кричит им Новенький и бежит к своей кровати, но дети не отстают.
– Это почему твой папа Дед Мороз? – сердито спрашивает косоглазая девочка в круглых очках.

Новенький отмалчивается.

– А папа не может быть дедом. – вдруг говорит стоящий поодаль тихий мальчик.

Новенький и сам удивлялся этому, пока мама однажды не рассказала ему о тайне. Она сказала, что у Деда Мороза борода ненастоящая. Он одевает её только на Новый Год. Но сама борода волшебная. И она всегда переходит от дедмороза-отца к дедморозу-сыну.

Услышав правду о бороде, дети притихли, осмысливая сказанное. Потом снова загалдели.

– Если ты хочешь, чтобы мы поверили тебе, покажи бороду, – строго сказала косоглазая девочка. – Ты же можешь ненадолго одолжить её, все равно она потом станет твоей.
– Могу. – хмуро ответил он и забрался под одеяло, но дети не ушли.
– Когда?

Бороду он показать не мог. Он никогда не видел её, как, впрочем, и своего сказочного отца. Мама обещала, что он получит бороду в туманном: «когда-ты-станешь-большим». Но доказывать свою правоту надо было именно сейчас.

– Покажу на Новый Год, – пообещал он им. – Сейчас нельзя.

Дети неохотно разошлись по кроватям.

Приближался праздник. Каждый вечер он смотрел в глубину рыжего ёлочного шара и спрашивал маму о папиной бороде. Но мама не отвечала.

 

Перед Новым Годом их повели в кафе есть мороженое. Мороженого в тарелочках на высоких ножках оказалось до обидного мало. Быстро справившись с лакомством, Новенький отправился искать уборную. В вестибюле стояла искусственная ёлка с большим пластмассовым Дедом Морозом под ней. У Деда Мороза была пышная белая, как настоящая, борода. Он присел возле него, подергал бороду. Борода легко отделилась от пластмассы…

На Новый Год в приют вызывали только Снегурочек. Психологи считали, что маленькие дети могут испугаться Деда Мороза.

Снегурочки на этот раз оказались не очень молодыми, но веселыми. Они подарили всем сундучки с конфетами и одной маленькой мандаринкой. Но как только Снегурочки ушли, дети вспомнили про обещанную бороду.

– Давай, показывай бороду! Или ты все наврал насчет папы.
– Мой папа Дед Мороз, – уверенно сказал Новенький.
– Тогда гони бороду!

Он хотел уже направиться к своему шкафчику за бородой, но вдруг мальчик, который удивлялся: как папа может быть дедом, тоненько пискнул:

– Он бороду в кафе украл. Я видел.

Новенький замер и насупившись, уставился в пол.

– Я не крал.
– Она у него в шкафчике, – продолжал ябедничать мальчик, и дети всей гурьбой ринулись в раздевалку. Новенький за ними.

Недолгая борьба закончилась поражением. Дети вытащили его штаны и два резко пахнущие дезинфекцией свитера, шарф, шапку… Бороды не было. На верхней полке лежал какой-то пакет. Ухватившись за его край, они потянули. Пакет упал, что-то  внутри него хрустнуло, ударившись о каменный пол.

Ой…

– А-а-а! – Новенький, размазывая злые слезы, бросился к кульку, потрогал его, снова закричал и, швырнув в обидчиков попавшиеся под руку штаны, побежал в спальню.

Заглянув в кулек, дети увидели осколки рыжего ёлочного шара с птицей.

– Там же его мама была заколдована… – вспомнила косоглазая девочка.

Все притихли.

Новенький долго не мог успокоиться, думая о разбитой ёлочной игрушке. Потом внутри зашевелилась надежда: а вдруг мама теперь на свободе и придет за ним?  Но куда же делась краденная борода игрушечного Деда Мороза? Все должны были обнаружить её — он прятал её под свитерами.

***

Соня, сжавшись в комочек под одеялом, смотрела в окно. Её кровать располагалась вблизи от него, а второй ярус, на котором спала девочка, позволял лучше разглядеть крышу двухэтажного строения, примыкавшего к детскому дому. На черном шифере, виднелось нечто похожее то ли на белую кошку, то ли на шапку. Но для кошки оно казалось слишком безжизненным, а для шапки – волосатым. Соня прекрасно знала, что это такое, но боялась, как бы непонятный предмет не заметили другие. Она лежала и мысленно просила ветер, чтобы тот сорвал его с крыши и, пока еще все не проснулись, унес подальше. Ой, как же она виновата… надо было добраться до крыши, надо было сразу все рассказать Новенькому. «Я больше не буду, только помоги…», – шептала она ветру, как будто он мог услышать её.

Соня не помнила своих родителей. Она считала, что появилась на свет в детском доме, из шкафчика для одежды, где дети хранили вещи и все свое самое ценное. Поэтому когда ей было плохо и грустно, или кто-то из воспитателей слишком строго обходился с ней, девочка пряталась и отсиживалась в шкафу до тех пор, пока душевная боль не проходила. Новенький угрюмый мальчик, попавший к ним недавно, устроил беспорядок в её привычном мирке. Он сказал, что его мама ёлочная игрушка, а отец Самый – Настоящий Дед Мороз. «Значит моя мама – детский шкафчик для одежды? – ошеломленно сделала вывод Соня, – Как же я раньше не догадалась! Но кто тогда мой отец?» И тут же Соня рассердилась на новенького. «Докажи, что твой папа Дед Мороз», – зло бросила она ему. Причиной такой внезапной сердитости было как раз то, что девочка сама не раз мечтала о том, чтобы её отцом оказался Он Самый.

А дело было вот в чем. Соня ни разу не видела Дед Мороза – только на картинках и по телевизору. Прошлой зимой она болела, и даже солнечным днем, когда всех выводили гулять во двор, её оставили в игровой. Она пичкала одну из кукол пилюльками из скрученных бумажек, когда услышала смех в прихожей. Испугавшись и в то же время, сгорая от любопытства, она заглянула в замочную скважину и увидела живого Деда Мороза, весело болтающего с их усатой и толстой поварихой.

– У нас уже есть… Моя жена и я хотим…

Ничего не слышно. Соня упирается в дверь.

Вот он благодарит за что-то повариху, вот отодвигает шапку на затылок, чешет лоб и… Что это? Со вздохом облегчения одним движением снимает бороду и видит перед собой разочарованные, расположенные близко к переносице глаза Сони. Как? Дед Мороз не настоящий?

– Соня-засоня, ты почему не на прогулке? – улыбаясь, говорит он ей, намекая на сонный вид её близоруких косящих глаз. Но она понимает это по-другому. «Нет, он настоящий, настоящий, раз он знает, как меня зовут!» – радуется она. У деда мороза молодое гладкое лицо, голубые глаза и добрая улыбка.
– Ты к кому пришел? – Спрашивает его Соня. – У нас вчера уже была Снегурочка.
– Дядя ищет своего ребенка, – ответила повариха. — Иди в комнату, тут сквозняк.
– Так ты Дядя Мороз? – спрашивает Соня, не слушая повариху.
– Ага, – подтвердил тот, и порывшись в кармане протянул Соне большую настоящую шишку. – Это тебе.

Соня берет шишку и вдруг с надеждой спрашивает:

– А кто твой ребенок? Это мальчик или девочка?

Но повариха выталкивает её из прихожей и плотно закрывает двери.

С тех пор никого не забрали, поэтому Соня продолжала надеяться, что именно она дочка Его Самого, он же узнал её, назвал по имени, только противная повариха все испортила. Но её Дядя Мороз не приходит. Может быть, занят дедморозьими делами и только ждет подходящего момента, чтобы забрать Соню. Она даже приклеила собственноручно нарисованный портрет деда Мороза на свой шкафчик. А тут новенький приходит и болтает всем, что он его сын, потому что родился в Новый Год, потому что у него есть неоспоримое доказательство – дедморозья борода.

А если он не врет? Она закроется в своем шкафчике и будет долго плакать. Соня начинала всхлипывать от этих мыслей и тут же успокаивала саму себя: да врет он всё!

И вот настает этот день. Традиционный предновогодний подарок детям от спонсоров – мороженое и пирожные в кафе «Желток». Новенький торопливо и некрасиво ест, перемазал все лицо, а потом сполз со стула толстым животом вперёд и пошел по залу дешевого кафетерия. Соня тоже выходит из-за стола, едва осилив мороженое. Она не любит сладкого. Новенького она замечает сидящим у искусственной наряженной ёлки, в вестибюле. Он вертит в руках игрушечного Деда Мороза, воровато озирается и вдруг, сорвав с него бороду, торопливо, пока никто не видит, запихивает её под свитер. Соня негодует и торжествует. Ей известно, зачем он крадет эту бороду, а это значит, что Он Самый — никакой ему не отец, и у неё снова есть надежда.

Новенький, не замечая её, пробегает мимо. Пожаловаться воспитателям? Она не ябеда… Сказать ему, что видела его преступление? Да пусть делает что хочет. Соня, стараясь никому не смотреть в глаза, возвращается за свой столик.

Их пересчитывают, сажают в автобус, везут обратно.

На следующее утро Соня просыпается рано, слезает с кровати, идет в туалет. В прихожей, где стоят шкафчики, кто-то шебуршится. Выглянув из-за двери, она видит мальчика по кличке Тихоня, роющегося в шкафчике Новенького. В руках у него краденая борода. «Йес!» – радуется он и, положив её обратно, закрывает шкафчик, оборачивается. Соня не любит этого мальчика он большой ябеда и плакса. Тихоня не любит Соню.

–Ты видела? – спрашивает он её. – Ты же и в кафе видела!
– Что? – непонимающе отзывается Соня.

С ним лучше не связываться. Тихоня наверняка какую-то гадость задумал, он всегда за всеми подсматривает. Мелькает мысль, что надо бы предупредить Новенького, но Соне вдруг думается: пусть все узнают, что Новенький не сын Деда Мороза. А то мало ли что…

Полдник. Соню посадили рядом с Новеньким. Он ест хорошо, а она не любит гороховый суп. Воспитатель ходит по рядам, смотрит, чтобы все съедали порцию полностью. Тому, кто не ест, вливают зелено-желтую жижу супа насильно в рот. Дети послушно едят. Соня усердно гребет ложкой, но уровень жижи в тарелке не уменьшается. Вот-вот и до неё доберутся. Тогда её определенно стошнит, но за это, точно, накажут. Новенький уже почти расправился со своей порцией, поднимает на неё глаза и вдруг говорит: «давай тарелку!». Пока воспитатель отвернулся – перед Соней почти пустая тарелка. Она благодарит новенького глазами и вдруг встречается взглядом с Тихоней. Внутри все сжимается – он видел, как они поменялись тарелками, но Тихоня мерзко ухмыляется и подмигивает. Мол, я не расскажу, но ты ведь тоже ничего не расскажешь?

Соня отворачивается, делает вид, что доедает суп…

Вечер. Праздник. Они выступают перед воспитательницами и нянечками, а еще — толстой поварихой и какими-то вытирающими слезы незнакомыми женщинами. После выступления все ждут Деда Мороза, особенно Соня, но приходят Снегурочки. Сразу три. У них лица, как вялая редиска, и поют они фальшиво. Соня думает о том, почему опять не пришел Дед Мороз, о краденной бороде, о Новеньком, о Тихоне.

Снегурочки водят с детьми хороводы. Дети спрашивают, когда придет Дед Мороз. Снегурочки, пошептавшись друг с другом, отвечают, что дедушка Мороз не придет, у него много хлопот, но он прислал всем подарки. Соня получает бумажный сундучок. Внутри конфеты и мандаринка. Она терпеть не может конфеты. Незаметно от всех она бежит из актового зала вниз на их этаж. В прихожей темно. Она находит свой шкафчик, кладет туда сундучок. Напротив шкафчик Новенького.  Она подходит к нему, открывает. Внизу лежат его вещи: штаны, майки свитера. От вещей пахнет, как от помытых полов. Она засовывает руку под свитера и ей кажется, что она ухватила бок пушистой кошки. Тянет. Горка одежды съезжает на бок. Из-под неё показывается белый клок искусственных волос. Соня заталкивает одежду обратно, захлопывает шкафчик, испуганно бежит к своему, прячется в нем. Рассматривает бороду.

А вдруг ей все показалось, и это и есть самая настоящая борода, — испуганно думает она, но потом вспоминает кафе и то, что Тихоня тоже видел, как Новенький отдирал бороду от пластмассового лица куклы. Высыпав конфеты из коробки, она сует туда бороду, сверху сыпет конфеты… Найдут. Тихоня видел, что она видела. Соня осторожно выбирается из шкафчика. Нужно утопить её в туалете, – думает Соня. Но вдруг она всплывет? Один раз мальчик кинул туда носок и случился дурно пахнущий потоп.  Остается – сжечь или выбросить.

Темная лестница ведет на чердак. Дрожа от страха и холода, Соня поднимается наверх. Из окна лестничной клетки дует. На крыше устрашающе погромыхивает шифер. И вдруг девочка замечает, что одна из половинок окна закрыта неплотно. Решено: она выбросит бороду в это окно и всё. Вон, какой ветер. Унесет на край земли. На крыше гулко бухает. Соня, тихонько взвизгивает, тянет на себя раму, пропихивает белый комок в щель и разжимает руки.  Борода исчезает, растворяется в темноте.

Светает, на черном шифере все явственнее проступает борода. Улетай, – шепчет ей Соня, – Ну, улетай же! И снова засыпает.

— Вот это борода!!! О, дааа!

Соня просыпается. Под её кроватью толпятся дети и смотрят в окно. В кончики пальцев вонзаются маленькие иголочки. И вдруг она слышит торжествующий голос Новенького:

– Вот она!

Соня открывает глаза, моргает и прилипает к окну. С другой стороны к стеклу прижимаются снежно-ледяные волосы, опутавшие и пригнувшие ветку дерева. Больше ничего не видно.

– Я же говорил: мой папа – Дед Мороз! – Сурово говорит Новенький. Теперь поняли?

Ледяные волоски переливаются при свете дня. Соне хочется плакать. Он Самый — не её отец, напрасно она спасала Новенького.

Всех непроснувшихся будят, уже вставших гонят умываться и завтракать. Соня закрывается в своем шкафчике и плачет. А, может, краденая борода превратилась в эту сияющую настоящую дедморозью бороду? Тогда она сама виновата.

Внезапно шкафчик распахивается, и воспитательница выуживает её оттуда. «Сонечка, за тобой отец пришел. Давай собираться!»

Отец? Но ей не нужен никакой отец кроме дяди Мороза, но он не её, он отец Новенького.

Дверь в прихожей распахивается и на пороге, сквозь слезы, Соня видит дядю Мороза. Она узнает его, хотя на нем ни бороды, ни красного колпака, ни шубы.

– Я же просила вас подождать внизу! – шумит воспитательница, но он не уходит.
– Где твоя борода? – спрашивает его Соня.
– Дома оставил.
– А шапка красная?
– Дома.
– Почему? Ты ведь дед Мороз.
– Конечно! – он снова улыбается ей. – Но ведь праздники прошли, к чему парадный костюм?

Соня удивлённо смотрит на него. Она не знает, что такое парадный, но чувствует, что это как раз что-то красное и меховое.

– Вот моя мама – указывает она на свой шкафчик. Возьмем её?

Воспитательница суетиться, одевая и собирая её.

– Не болтай глупости!

Возьмем или нет? – Соня смотрит только на него.

Он кивает.

Они выходят на крыльцо и сталкиваются с дедом Морозом и Снегурочкой. Завидев их, провожающая Соню воспитательница, возмущенно кричит:

– Вы к кому?
– Мы за сыном. – смутившись, говорит Дед Мороз.
– Зачем вырядились так?
– Сюрприз хотели…
– Переполошите мне всех детей!

Соня крепко сжимает руку своего Деда Мороза и выходит на присыпанный сухим снегом двор. Ледяная борода повсюду: на деревьях, кустах, даже на проводах.

У калитки они сталкиваются еще с двумя дедами морозами.

Её Дед Мороз улыбается.

– Как их много оказывается! – Думает Соня. – И все они настоящие. Интересно, а чья тогда борода, распустившаяся повсюду. Может её так много, чтобы всем детям пап хватило?

Татьяна ОРЛОВА-ВОЛОШИНА

 

Вперёд
Скворушка