×

Как-то раз под Рождество

А Бог на земле всё-таки есть!!!
+

Как-то раз под Рождество в семью Петуховых, проживающих в большом столичном городе, приехала бабушка Прасковья Аполлинарьевна, проще баба Паня, папина мама, из маленькой-премаленькой деревушки, затерянной на широких просторах края. Внуку Петеньке семи лет от роду она показалась огромной, сразу заполнившей всё пространство небольшой двухкомнатной квартиры зычным трубным голосом, размашистыми движениями сильных мозолистых рук, шумной суетой вокруг неподъёмных баулов с подарками родственникам.
Бабушка Прасковья удостоила столицу своим присутствием не просто так, а по срочному вызову папы Алексея Петровича, работающего начальником в какой-то энергетической компании с трудновыговариваемым для сына Пети названием, так как у него на работе случился серьёзный аврал, который представлялся ребёнку, хоть тот и учился в первом классе, рассердившимся на бедного папочку безобразным монстром, заставляющим, обязательно под конец года работать без сна, просвета и покоя, отчего папуля становился каким-то неродным, раздражительным по пустякам, беспокойным! Аврал заявлялся, вообще-то, почти каждый год, но в этом году он был особенно страшным, даже напугал собой и мамочку Анфису Михеевну, учительствующую в школе: она стала приходить домой поздно, тоже ссылаясь на этот самый аврал!
Чтобы баба Паня круглосуточно могла ухаживать за внучиком, пока родители все в делах, ей освободили маленькую комнату, а мама с папой перебрались в зал. Поначалу отношения между старой да малым были натянуто-сдержанными, ведь внук её почти не помнил, хотя, со слов мамы, бабушка до года ухаживала за ним лучше, чем она сама, родительница. Однако через три дня и три ночи Петенька уже хвостиком ходил за своей подружкой по играм, откровенным беседам, сказительницей бесконечных сказок перед сном, а какие вкусные домашние обеды у неё получались – пальчики оближешь, но особенно благодарным семилетний мальчик был за открытие нового, неведомого ему доселе, мира, связанного с верой, библейскими заповедями, притчами, праздниками. Как часто повторяла дремучему внучку Прасковья Аполлинарьевна, «без веры, родной мой, и травинка малая не прорастёт…». Когда уставшие мама и папа засыпали в зале, бабулечка, помолившись на маленькие привезённые с собой иконки, затеплив свечу, доставала, как самое дорогое, старую-престарую Библию в сафьяновой обложке и шёпотом принималась за чтение страниц Святого Писания… Конечно, мальчик идеи многих откровений сразу постичь был не в силах, но детской душою ощущал родниковую чистоту читаемых строк, наполненных глубинным смыслом!
…Приближалось Рождество, которое бабушка Прасковья почитала гораздо больше, чем встречу какого-то там очередного нового года, поэтому готовилась тщательно, приобщив к этому и своего маленького друга. Примерный ученик первого класса уже знал благодаря бабуле-просветительнице о путеводной Вифлеемской звезде, дарах волхвов в честь рождения маленького Христа, как этот праздник особо дорог верующим людям, как его ждут, от души радуясь приходу такого великого события! Сходили даже в церковь на службу. Всё, впервые увиденное там, поразило и преобразило ребёнка, он впитывал каждое слово проповеди, произнесённой настоятелем с амвона, равно как потрясли его лики святых на иконах, запах ладана, просветлённые лица людей, трепетное сияние зажжённых свечей. Бабулечка разрешила и ему поставить две за мамочку и папочку с пожеланием про себя, чтобы их наконец-то покинул аврал-монстр и больше не возвращался, сделав снова добрыми и отзывчивыми на его просьбы и переживания. Правда, папа, когда узнал об этом походе в храм культа, был очень недоволен и не скрывал своего раздражения. Сын, ставший случайным свидетелем выяснения отношений, узнал о новой напасти, достающей несчастного папу наравне с пресловутым авралом, – о каком-то там авторитете, который в его – Петенькиных – глазах с приездом бабушки всё время уменьшается и роняется на ровном месте, а папуля этим самым авторитетом очень дорожит как родитель.
– Мам, сколько раз я тебя просил не забивать Петькину голову Библией, – так нет, ты его ещё и в церковь потащила!
– Лёша, сынок, а что плохого в том, если ребёнок с малых лет душой укрепится, приобщится к вечным истинам, – глядишь, настоящим человеком вырастет, чего ты из-за своей работы замечать не хочешь. Для тебя сыт, одет – и ладно, а о душе кто подумает…
– Ну, не знаю… Ты хотя бы ему на ночь старые добрые сказки читала, а не эту непонятную Библию, ведь есть же другие нормальные книги!
– А чем Библия не книга? Не зря её испокон веков Книгой книг величают! Алёшенька, угомонись! Твоя мамка знает, что делает: тебя вон поставила на ноги с Божьим словом… Лучше подумай о завтрашнем Рождестве, заодно сыну пример покажешь уважения и почитания традиций. Ты можешь сам не верить, но чувства верующих хаять грешно, нехорошо это… Да ты сам-то следишь за своей речью? Сколь раз слышала от тебя: «А Бог его знает», «Даст Бог, получится», «Не приведи, Господи», ещё продолжать? Вот так-то, сынок!
Алексей Петрович в детстве рос послушным мальчиком, поэтому не мог не согласиться в конце концов после раздумий с доводами мудрой матери, чему в душе супруга Анфиса Михеевна обрадовалась, хотя при семейном разборе ситуации солидарности ради больше поддакивала мужу!.. Так что великий праздник Рождества Христова Петуховы впервые в жизни благодаря Прасковье Аполлинарьевне встречали по всем канонам этого светлого дня.
А Бог на земле всё-таки есть!!! Через три дня в семью пришла благая весть: аврал закончился, растворился-сгинул вместе с непроглядными морозными туманами за окном, уступив место ясной чистоте новогодних далей, откуда птицей прилетел указ аж из самой Москвы о награждении любимого папочки самым настоящим орденом за его труды и долготерпение. Петя же подумал, что неспроста ставил свечки, шепча заветное, раз Господь услышал даже его!..
После таких разительных перемен к лучшему не без Божьей помощи папа уже по собственной инициативе оборудовал в красном углу квартиры небольшой иконостасик с лампадкой, а то действительно неудобно перед людьми: заходишь в дом, а лоб перекрестить негде! Но это ещё не всё, он пошёл дальше… На приближающееся Крещение попросил Прасковью Аполлинарьевну сводить всё семейство на праздничную службу в храм Божий, а потом, коль будет Богу угодно, принять обряд крещения, благо до купели, оборудованной на озере, рукой подать! Робкие возражения мамы Анфисы Михеевны против окунания в ледяную прорубь единственного чада Петеньки парированы бабушкиным глубоким по смыслу изречением: «Бог сумел и нам велел…». Папа поддакнул: «Не о простуде в такой день надо думать, Анфисушка! Даст Бог, обойдётся…».
На Крещенье, как и положено, ударили крещенские морозы, но это только укрепило Петуховых в решимости пройти обряд крещения в купели, над которой была раскинута большая армейская палатка, легко вмещающая потоком идущих людей. Настроение у всех приподнято-праздничное, ибо в сем Таинстве человеку даётся благодать, освобождающая от прежних грехов и освящающая его!
Священник с большой белой, как у Деда Мороза, окладистой бородой прокадил крещенскую прорубь, выпиленную во льду в виде креста, зажёг свечи на её восточной стороне и приступил к освящению воды и елея. Под тайносовершительные слова «Крещается раб Божий во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святаго Духа, аминь!» папа, мама, а потом уже и их Петенька после помазания елеем радования трижды погружались в студёные январские воды озера, аки в кипяток. На какое-то мгновение перехватило дух и дыхание. Затем ощутились небывалые прежде ясность ума и лёгкость во всей плоти от идущего изнутри тепла, когда ни снег, ни мороз уже не страшны!!! Прижимая нательный крестик к чистому телу, облачённому в белые одежды, Петуховы обновлёнными вернулись домой и ещё долго благодарили свою наставленницу на путь истинный Прасковью свет Аполлинарьевну, без которой не было бы этих чудес, уместившихся всего-навсего в несколько дней января…
Баба Паня вскоре, как её ни упрашивали всем семейством остаться, ну хотя бы до весны, укатила обратно в свою деревушку, но с твёрдым обещанием по осени перебраться к ним насовсем, благо места в четырёхкомнатной квартире в новом доме, сдаваемом под ключ летом, согласно вручённому на днях папе генеральным директором ордеру, с лихвою хватит всем, где у любимой бабули будет отдельная удобная комната, любовь, забота и внимание близких ей людей, особенно разъединственного внучика Петеньки, который с детской непосредственностью будет теперь торопить времена года до наступления желанных осенних денёчков встречи с самой лучшей в мире бабушкой – дай Бог, поскорее бы!..

Валентин ЕГОРОВ, Республики Саха (Якутия)

Вперёд
Чудо