×

Морозная история

Тетушка Марго, улыбнувшись с небес, заботливо охраняла племянницу до последнего дня ее долгой жизни
+

– До чего холодно, тетушка Марго! – малышка Тибби сложила лодочкой маленькие ладошки, дышала на них, растирала изо всех тщедушных детских силенок.

– Потерпи, довяжу тебе свитер, даст Бог, еще на рукавички хватит, – с нежностью в голосе, добродушием в светлом облике, ответила родственница, привыкшая к морозу, уставшая от тяжелой работы, разгулявшейся не в меру студеной зимы, беспросветной нищеты. Три страшных года назад миссис Марго Винд схоронила мужа и годовалых близнецов. Когда прошлой зимой старшая сестра утонула в проруби, забрала к себе единственную племянницу. Тибби – смышленая худышка с кожей цвета тумана, милым личиком в обрамлении горчичных волос, с карими глазками, глубокими, словно бездонные колодцы, ладным носиком, пересохшими губами, впавшими от недоедания щечками, покрытыми веснушками.

Как приободрить дитя в убогой хижине без еды и почти без тепла? Придумать историю!

– В рождественский канун, – начала сказ тетушка, – в атласном чернильном платье раньше обычного явилась фея ночи с оловянным подносом в руках, над которым она, прошептав заклинание, чиркнула огнивом. Из снопа высекаемых искр по небу разлетелись звездочки. Фея ухватила пригоршню самых ярких звезд, скрутила в огненный клубок, разрезала серпом на два полумесяца: один прикрепила высоко-высоко в небе, другой – спрятала в фартук.

В это время у герцогини Мунлайт велись последние приготовления к праздничному балу. Повсюду горели свечи. Звучала музыка. Пахло яствами.

– Ммм, – простонала Тибби, – хоть бы корочку хлеба.

Тетушка достала из мешочка свою порцию на завтра и отдала племяннице.

– Спасибо! – радостно воскликнула девочка, положила в рот заветный кусочек лепешки, представляя лакомства во дворе герцогини. Тетушка продолжила:

– Кареты подъезжали к парадному крыльцу. Выходили дамы в сопровождении господ. Все вокруг было прекрасно: усеянный звездами небосвод, необычайно яркий месяц, тихо падающий снег, чудесное настроение у гостей и хозяев дома. Одна пара вальсировала особенно грациозно. Фигуру очаровательной миссис Донован обрамляло изумрудное платье, отчего женщина сверкала, как самая великая драгоценность в жизни мистера Донована, а его глаза, полные восхищения женой, были тому доказательством. Лишь одно омрачало их счастье, – с грустью произнесла тетя Марго, – они не могли иметь детей, но всем сердцем хотели.

После танцев, угощений, забав, гости спешили разъехаться. По дороге домой, миссис Донован увидела падающую звезду и загадала желание.

– Какое? – поинтересовалась Тибби.

– Нельзя говорить вслух, иначе не сбудется. Мое бесценное любопытное сокровище, пора спать. Утро вечера мудренее, – с упоительной нежностью тетушка покрепче обняла приемную дочь, ставшую для нее смыслом существования. Они крепко уснули, согревая друг друга.

Тибби проснулась от стука в дверь. Попыталась разбудить тетушку, но она почему-то не просыпалась. Стучали все настойчивее. Тиб пришлось открыть самой.

На пороге стояла красивая женщина в зеленом платье, меховой накидке и шляпе.

– Юная леди, позвольте войти погреться, – обратилась дама, – у кареты сломалось колесо. Нам нужна помощь.

Тибби оробела, но, после пристального изучения гостьи, врожденная любознательность взяла верх. Девочка подбросила поленья в почти угасший за ночь камин, рассказала о себе, тетушке – единственной родной душе, которая никак не просыпалась.

Миссис Донован посмотрела на бескровное истомленное лицо, коснулась ледяной руки. Разве возможно объяснить утрату сиротке?  Вот беда!

– Девочка, пойдем с нами. В карете есть корзина с едой, – мистер Донован зашел вслед за супругой и наблюдал у двери.

В день похорон гробовщик передал Тибби кулон – оловянный месяц на черной веревке, найденный в фартуке миссис Винд.

Наступила ночь. Перед поздней трапезой мистер и миссис Донован возносили хвалу Господу за дочку. В собственной роскошной комнате Тибби задумчиво стояла у окна:

– Фея ночи, спасибо за новую семью!  – помахала ладошкой месяцу девчушка, поглаживая амулет на шее.

Тетушка Марго, улыбнувшись с небес, заботливо охраняла племянницу до последнего дня ее долгой благополучной жизни.

Евгения ЛАПИНА